Душевная грамота Ивана Калиты (вторая)
1339
1

Душевные грамоты — завещания — являются важным источником по русской средневековой истории. Душевные грамоты князей особенно ценны: они показывают, чем владели князья, иногда — как они приобрели то или иное имущество, позволяют проследить процесс собирания или дробления земель соответствующих княжеств. Княжеские духовные грамоты хранились достаточно бережно как ценные актуальные документы, и потому сохранились относительно хорошо. Старейшие сохранившиеся завещания московских князей — две душевные грамоты Ивана Даниловича Калиты (правил Москвой с 1325 по 1340 гг.), изданные в 1336 и 1339 гг. перед поездками в Орду. Это были трудные и опасные предприятия, поэтому князь обоснованно опасался за свою жизнь и желал сделать распоряжения на случай гибели.


Начало возвышения Московского княжества традиционно связывают с именем князя Ивана Даниловича по прозвищу Калита, внука Александра Невского. Впервые он появляется в источниках в связи с событиями 1296 г. Тогда его отец, московский князь Даниил Александрович, призванный новгородцами на княжение, отправил туда сына как наместника. Вероятно, будущему князю в то время было примерно 14-15 лет.

В 1303 г., после смерти отца, Московский княжеский стол наследовал старший брат Ивана Даниловича, Юрий. Отношения между ними были дружественные. В том же году братья совместно совершили поход на Можайск и окончательно присоединили этот город к Московскому княжеству. Спустя два год, когда Юрий уехал в Орду, рассчитывая получить ярлык на титул великого князя Владимирского, Иван получил в удел небольшой город Переяславль-Залесский, находившийся под властью московских князей. В то время начиналось острое соперничество между московскими и тверскими князьями за первенство в Северо-Восточной Руси. В этой борьбе Иван неизменно оставался союзником брата Юрия, не раз воевавшего с Михаилом Ярославичем Тверским и его сыновьями.

По-видимому, именно Ивана Юрий оставлял управлять Москвой во время своих нередких отлучек в военные походы. Выполнял Иван и дипломатические поручения: в 1317 г. ездил договариваться с новгородцами о совместных действиях против Твери. С 1320 по 1322 гг. жил в Орде как заложник. 

В ноябре 1325 г. Юрий Данилович был убит в Орде своим соперником, тверским князем Дмитрием Михайловичем по прозвищу Грозные Очи. Иван, последний оставшийся к тому времени в живых сын князя Даниила Александровича, наследовал московский престол. Но титул великого князя Владимирского стался за Тверью. Хотя хан Узбек казнил Дмитрия Грозные Очи за совершенный им самосуд, ярлык на великое княжение получил его младший брату Александр Михайлович. 

Иван Данилович дождался своего часа два года спустя. В августе 1327 г. в Твери вспыхнуло восстание против ордынского отряда во главе с послом Чолханом (в русских источниках его называют Щелканом). Князь Александр поддержал выступление против татаро-монголов. Узнав об этом, Иван немедленно отправился в Орду, а затем принял активное участие в карательном походе монголов на Тверское княжество зимой 1327/28 г. За проявленную верность хан Узбек дал Ивану Даниловичу ярлык на половину великого княжения. Соправителем московского князя стал суздальский князь Александр Васильевич, которому достались Владимир и нижегородское Поволжье. Иван Данилович получил Великий Новгород и Кострому. 

В 1328 г. Калита вновь посетил Орду. Хан Узбек приказал ему вновь начать войну против Твери и привезти в Орду Александра Михайловича, который нашел убежище в Пскове, на крайнем западе русских земель. Московский князь вместе с новгородцами отправил к Александру послов с требованием приехать к хану. Тверской князь ответил отказом. В 1329 г. Иван Данилович прибыл в Новгород, где был возведен на новгородский стол. Оттуда он со многими другими русскими князьями и новгородской ратью пошел на Псков. Александр Михайлович бежал в Литву, Калита заключил с псковичами мир. 

В 1331 г. скончался соправитель Калиты Александр Васильевич Суздальский. Иван Данилович отправился в Орду и благодаря щедрой раздаче подарков и обещанию бóльших выплат наконец получил ярлык на все великое княжение. Чтобы выполнить данные в Орде обязательства, Калите пришлось просить крупную сумму у новгородцев. Это привело к конфликту Москвы с Новгородом. В ходе этого противостояния Калита занял Торжок и Бежецкий Верх. Зимой 1332-1333 г. Иван Данилович был вызван в Орду, где, по-видимому, сумел заплатить обещанную сумму.

В 1337 г. возобновилось противостояние Ивана Даниловича с Александром Тверским. Тот смог получить от хана Узбека прощение, вернулся на тверской стол и попытался восстановить прежнее влияние. Опасаясь ослабления своих позиций, в 1339 г. Калита ездил в Орду с двумя сыновьями, затем отправил туда всех сыновей. Одновременно у хана побывали Александр Михайлович и другие русские князья. Политическая ситуация при ханском дворе вновь сложилась в пользу московского князя. 28 октября 1339 г. Александр Тверской и его сын Федор по повелению хана были казнены в Орде. Последовавшей затем зимой Калита помог организовать совместный поход ордынско-русского войска на Смоленск, который признал власть Литовского великого князя Гедимина. Впрочем, сам Калита не принял участия в боевых действиях. 

Важным успехом политики московского князя стало укрепление дружественных отношений с церковью, начавшееся еще при Юрии Даниловиче. На церковном соборе в Переяславле (состоялся около 1310 г.) московские князья защитили митрополита всея Руси Петра от обвинений, выдвинутых Тверским епископом Андреем. После этого Петр неизменно поддерживал московских правителей в их борьбе с тверскими князьями. Он часто приезжал в Москву к Ивану Даниловичу и подолгу жил там. В Москве же Петр и скончался, и был похоронен в основанном им вместе с великим князем Успенском соборе Московского Кремля. В 1339 г. Калита добился у Константинопольского патриарха разрешения почитать митрополита Петра как святого. Ивану Даниловичу удалось поддерживать хорошие отношения и с преемником Петра — греком Феогностом, который прибыл на Русь в 1328 г. В 1329 г. Феогност поддержал действия Ивана Даниловича против Александра Тверского: митрополит отлучил от церкви тверского князя и псковичей и тем самым вынудил Александра покинуть Псков. 

По инициативе Калиты в Москве широко развернулось строительство каменных храмов. В 1326 г. был заложен Успенский собор — вместо прежнего деревянного. Два года спустя к нему был пристроен придел, посвященный празднику поклонения веригам апостола Петра. В 1329 г. в Кремле возвели церковь во имя Иоанна Лествичника (на месте нынешней колокольни «Иван Великий»). Четыре года спустя в Кремле был возведен еще один новый собор во имя архангела Михаила. Он стал родовой усыпальницей московских князей. Строительная деятельность князя не ограничилась храмами. В последние месяцы его жизни были построены новые деревянные стены Московского Кремля.

В начале 1340 г., предчувствуя скорую кончину, московский князь постригся в монахи с именем Ананий, затем принял схиму (высшую ступень монашества) и через несколько недель скончался.

Иван Данилович смог значительно расширить владения великого князя владимирского. Ему удалось приобрести по ханскому ярлыку половину Ростовского княжества (в 1328 или в 1332 г.). Вероятно, при нем в состав великого княжения вошло (также по ханскому ярлыку) Дмитровское княжество. Кроме того, Калита осуществил «купли» Галицкого, Угличского и Белозерского княжеств. О характере этих приобретений среди исследователей нет единого мнения. Вероятнее всего, Иван Данилович приобрел у местных князей их верховные суверенные права, тем самым они перешли в статус служебных князей великого князя владимирского. Таким образом, большинство территориальных приращений Калита осуществлял в пользу не своего родового Московского княжества, а великого княжества владимирского, право распоряжения которым принадлежало хану. В отношениях с Ордой Иван Данилович, в отличие от старшего брата Юрия или своих соперников, тверских князей, соблюдал полную лояльность. Распространено представление, будто, ведя такую политику, Калита предполагал копить силы для последующего свержения монгольского ига. Однако в источниках нет подтверждений такой гипотезы. Более вероятно, что московский князь использовал Орду как орудие для борьбы с политическими противниками, в первую очередь с тверскими князьями. 

От двух браков у Калиты родилось 4 сына и 4 дочери. Трое из сыновей — Симеон (родился в 1317 г.), Иван (родился в 1326 г.) и Андрей (родился в 1327 г.) — пережили отца. Таким образом, распоряжение наследством было важной проблемой. Обе сохранившиеся душевные грамоты Калиты были составлены перед его поездками в Орду. Вторая из них (1329 г.) вступила в силу после смерти князя. По ее условиям, наибольший удел был выделен старшему сыну, Симеону (известен под прозвищем Гордый). Москва оставалась в совместном владении братьев. Кроме того, был выделен удел их мачехе Ульяне, второй супруге Ивана Калиты. Часть имущества вел. князь завещал Церкви: 3 села — «святому Олександру» (скорее всего Александрову монастырю в Переяславле), «блюдо великое» — Успенскому собору во Владимире, серебряные пояса и «порты» – епископским кафедрам; 100 рублей Иван Данилович повелел раздать храмам. Благодаря политике Калиты после его смерти хан сохранил великое княжение за московской княжеской семьей — ярлык на владимирский стол был отдан Симеону Ивановичу. Это был первый за более чем 100 лет случай, когда по смерти великого князя титул получил его сын. 

В современных Ивану Даниловичу и в позднейших текстах он также прославлялся за установление «тишины» на Руси, на 40 лет (1328-1368 гг.) избавленной от нападения врагов. Автор «Жития митрополита Петра», написанного в Москве в 1327 г., характеризует Ивана Даниловича как князя, милостивого к церкви и нищим, любителя духовных книг и благочестивых рассуждений.  Возможно, прозвище Калита, встречающееся в источниках с конца XIV в., также связано с приверженностью князя благотворительности. Оно означает «сумка, мешок с деньгами». По одной версии, в этом прозвище отразилась щедрость в раздаче милостыни (для чего, как предполагают, он всегда носил при себе «калиту»). Согласно другой точке зрения, прозвище связано с рачительностью и скупостью Ивана Даниловича.

Во имя Отця и Сына и Святаго Духа, се яз, грешныи худыи раб Божии Иван, пишу душевную грамоту, ида във Орду, никимь не нужен, целымь своимь оумомь, в своемь здоровьи. Аже бог что розгадаеть о моемь животе, даю ряд сыном своим и княгини своеи.

1. Приказываю сыном своим очину свою Москву. А се есмь им роздел оучинил. 

2. Се дал есмь сыну своему бо[лше]му Семену: Можаеск со всими волостьми, Коломну со всими Колом[ен]скими волостьми, Городенку, Мезыню, Песочну, и Середокоротну, Похряне, Оусть-Мерьску, Брошевую, Гвоздну, Ивани, Деревни, Маковець, Левичин, Скулнев, Канев, Гжелю, Горетову, Горки, село Лысцевьское, село на Северьсце в Похряньском оуезде, село Костянтиновское, село Орининьское, село Островьское, село Копотеньское, селце Микульское, село Малаховьское, село Напрудьское оу города. 

3. А при своемь животе дал есмь сыну своему Семену: 4 чепи золоты, 3 поясы золоты, 2 чаши золоты с женчюги, блюдце золото с женчюгомь с каменьем, 2 чума золота болшая. А ис судов ис серебрьных дал есмь ему 3 блюда серьбрьна.

4. А се даю сыну своему Ивану: Звенигород, Кремичну, Рузу, Фоминьское, Суходол, Великую свободу, Замошьскую свoбоду, Оугожь, Ростовци, Окатьеву свободку, Скирминовьское, Тростну, Негучю. А села: село Рюховьское, село Каменичское, село Рузьское, село Белжиньское, село Максимовское, село Андреевское, село Вяземьское, с[ело До]монтовское, село в Замошьскои свободе, село Семциньское.

5. А из золота дал есмь сыну своему Ивану: 4 чепи золоты, пояс золот болшии с женчюгомь с каменьемь, погас золот с капторгами, пояс сердоничен, золотомь окован, 2 овкача золота, 2 чаш[к]и круглыи золоты, блюдо серебрьно Ездниньское, 2 блюдци меншии.

6. А се дал есмь сыну своему Андрею: Лопастну, Северьску, Наруниж[ское, Серпо]хов, Нивну, Темну, Голичичи, Щитов, Перемышль, Растовець, Тухачев. А се села: село Талежьское, село Серпоховьское, село Колбасиньское, село Нарьское, село Перемышльское, село Битяговьское, село Труфоновьское, село Ясиновьское, село Коломнинское, село Ногатиньское.

7. А из золота дал есмь сыну своему Андрею: 4 чепи золоты, пояс золот фрязьскии с женчюгомь с каменьемь, пояс золот с крюкомь на чьрвьчать шелку, пояс золот цесаревьскии, 2 чары золоты, 2 чумка золота меншая; а из блюд, – блюдо серебрьно, а два малая.

8. А се даю княгини своеи с меншими детми: Сурожик, Мушкову гору, Радонежьское, Бели, Воря, Черноголовль, на Вори свободка Софроновьская, Вохна, Деиково раменье, Данилищова свободка, Машев, Селна, Гуслиця, Раменье, что было за княгинею. А села: село Михаиловьское, село Луциньское, село оу озера, село Радонежьское, село Деигуниньское, село Тыловское, Рогожь, село Протасьевское, село Аристовское, село Лопастеньское, село Михаиловское на Яоузе, 2 селе Коломеньскии. 

9. А из городских волостии даю княгини своеи осмничее.  

10. А тамгою и иными волостми городскими поделяться сынове мои. 

11. Тако же и мыты, которыи в которого оуезде, то тому.

12. А оброкомь медовымь городскимь Василцева веданья поделяться сынове мои. 

13. А что моих бортников и оброчников купленых, которыи в которого росписи, то того.

14. А по моим грехом, ци имуть искати татарове которых волостии, а отыимуться, вам, сыном моим, и княгини моеи поделити вы ся опять тыми волостми на то место.

15. А числьныи люди ведають сынове мои собча, а блюдуть вси с одиного. 

16. А что мои люди куплении в великом свертце, а тыми ся поделять сынове мои 

17. А что золото княгини моее Оленино, а то есмь дал дчери своеи Фетиньи, 14 обручи и ожерелье матери ее. Монисто новое, что есмь сковал, а чело и гривну, то есмь дал при сoбе. 

18. А что есмь придобыл золота, что ми дал бог, и коробочку золотую, а то есмь дал княгини своеи с меншими детми. 

19. А ис порт из моих сыну моему Семену: кожух черленыи женчужныи, шапка золотая. 

20. А Ивану, сыну моему: кожух желтая обирь с жьнчугомь, коць великии с бармами. 

21. Андрею, сыну моему: бугаи соболии с наплечки с великимь женчюгомь с каменьем, скорлатное портище с бармами. 

22. А что есмь нынеча нарядил 2 кожуха с аламы с женчюгомь, а то есмь дал меншим детем своим, Марьи же Федосьи, ожерельем. 

23. А что моих поясов серебрьных, а то роздадять по пискупьям.

24. А что мое 100 руб. у Ески, а то роздадять по церквам. 

25. А что ся остало из моих судов из серебрьных, а тым поделяться сынове мои и княгини моя. 

26. А что ся останеть моих порт, а то роздадять по всим пискупьям и на Москве. 

27. А блюдо великое о 4 колця, а то даю святеи Богородици Володимерскои. 

28. А что есмь дал сыну своему Семену стадце, а другое Ивану, а иными стады моими поделятся сынове мои и княгини моя. 

29. А прочь Московьских сел, даю сыну своему Семену села своя купленая: село Аваковское в Новегороде на Оулале, другое в Володимери Борисовское. 

30. А что есмь купил село Петровское, и Олексиньское, Вседобричь, и Павловьское на Масе, половину есмь купил, а половину есмь сменил с митрополитом [лакуна в 10-11 букв] а селця на Масе, что есмь купил у Афинея, то даю сыну своему Ивану. 

31. А что есмь купил село Варварьское и Поеловьское оу Юрьева, что есмь сменил на Матфеищовьское село, то даю сыну своему Андрею. 

32. А что село Павловское, бабы нашее купля, и Новое селце, что есмь купил, и Олександр святыи, что есмь купил на Костроме, то даю княгини своеи. 

33. А что есмь купил село в Ростове Богородичское, а дал есмь Бориску Воръкову, аже иметь сыну моему которому служити, село будет за нимь, не иметь ли служити детем моим, село отоимут. 

34. А что есмь прикупил селце на Кержачи оу Прокопья у игумна, другое Леонтиевское, третье Шараповское, а то даю святому Олександру собе в поминанье. 

35. А приказываю тобе, сыну своему Семену, братью твою молодшую и княгиню свою с меншими детми, по бозе ты им будешь печалник. 

А кто [сю] грамоту порушит, судить ему Бог. 

А на се послуси: отець мои душевныи Еф[ре]м, отець мои душевныи Федосии, o[тець мои] душевныи, поп Давыд. 

На обороте листа помета: «Духовные, и списки с духовных, и прошная грамота».

На лицевой стороне грамоты след от прикрепления печати. 

Опубликовано по изданию: Кучкин В.А. Издание завещаний московских князей XIV в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2008. № 2(32). С. 129-132.


© ФКУ «Российский государственный архив древних актов» (РГАДА)
Ф.135. Отд.I. Рубр.III. №2. Л.1

X-XVI век