Письмо («ярлык») хана Ахмата Ивану III
1480
1

Документы, направленные русским князьям правителями Орды – очень плохо сохранившийся вид источников. Из ярлыков, выдаваемых в Орде на княжение, не дошел ни один (в отличие от ярлыков ордынских и крымских ханов правителям Польско-Литовского государства и ярлыков русским митрополитам). Из посланий сохранились (в русских переводах) только три – Едигея к Василию I, Ахмата и Муртозы к Ивану III.

После нескольких победоносных походов монголов во главе с Батыем на Русь, в 40-е гг. XIII в. на нижней Волге возникло их государство – улус Джучидов, более известный под названием Золотая Орда. В 1242 г. на Русь впервые приехали послы Батыя и потребовали, чтобы русские князья явились к его двору с изъявлением покорности.

Вплоть до XIV в. в русские города Руси посылались ханские наместники – баскаки – во главе вооруженных отрядов. Они собирали дань и следили, чтобы население сохраняло покорность ордынским ханам. Правители Золотой Орды управляли и передачей по наследству княжеств. Русские князья должны были получать в Орде ярлыки – специальные грамоты на власть в своих владениях. Поездки в ордынскую столицу Сарай нередко сопровождались унижениями для русских князей, а порой и смертью. Такие же грамоты-ярлыки должны были получать и митрополиты – главы Русской церкви.  Ордынские послы присутствовали на церемониях посажения на великокняжеский стол во Владимире обладателя ярлыка. Ханы Золотой Орды стремились регулировать политич. отношения между подвластными им русскими княжествами, чтобы не допустить чрезмерного усиления того или иного князя. Порой прямо разжигали соперничество и распри между князьями и извлекали из этого прямые выгоды. 

Например, в кон. 1240-х гг. наиболее авторитетный из рус. князей Александр Невский получил от монголов права на опустошённый Киев, которым он до тех пор не владел, а полагавшийся ему по наследству куда более богатый и населенный г. Владимир достался его младшему брату Андрею. После антиордынского восстания в Твери в 1327 г., которое поддержал князь тверской и одновременно великий князь владимирский Александр Михайлович, хан Узбек даже разделил Владимирское великое княжество на две части. Опасаясь усиления московского князя Ивана Калиты, Узбек передал Нижний Новгород суздальским князьям. В 1360 г. ярлык на великое княжение Владимирское был отобран у московских князей и передан князьям нижегородского дома; одновременно была восстановлена самостоятельность Галицкого и Ростовского княжеств, ранее попавших в зависимость от Москвы. Особенно ярко такую политику проводил темник Мамай (он не был потомком Чингис-хана и не имел права на ханский титул). В 1371 г. он выдал ярлык на Владимирское великое княжество, которым владел московский князь Дмитрий Иванович Донской, Михаилу Тверскому, в том же году выдал его вновь Дмитрию, не отобрав при этом у Михаила, а в 1375 г. вторично выдал ярлык Михаилу. 

Тяжёлым бременем для всех слоёв рус. населения были ежегодные платежи Орде – так называемый ордынский выход. В результате проведённых монголами в 50-70-е гг. XIII в. в Северо-Восточной Руси и Новгородской республике переписей (они назывались «число») взимание ордынского выхода стало повсеместным и регулярным явлением. Кроме того, иногда на Руси дополнительно собирали внеочередные экстраординарные платежи – ханские «запросы». Согласно Рогожскому летописцу, в 1384 г. каждая русская деревня в ходе экстраординарного сбора выплатила Орде по «полтине» (в то время: примерная стоимость ок. 600 кг зерна или 10 баранов). В дополнение к этому необходимо было принимать, кормить и содержать многочисленных ордынских послов с их свитами, приезжавших на Русь с разными целями, а также послов, следивших за сбором и отправлением дани в Орду. Всего исследователи выделяют около 15 видов поборов и повинностей, лежавших на русских землях. 

Ещё одной тяжёлой повинностью населения русских княжеств была обязанность поставлять воинов в монгольские войска, участвовать в их военных походах. Во 2-й половине XIII в. русские полки действовали в военных операциях монголов в Венгрии, Польше, на Северном Кавказе, у границ Византии. Впрочем, подобная практика существовала недолго. С конца XIII в. больше нет свидетельств участия русских в отдалённых походах ордынских ханов. 

Монголо-татарское иго имело тяжелые последствия для развития русских земель. Разорение в результате войн, тяжёлое податное бремя привели к упадку хозяйства. Резко уменьшилась численность городского населения, исчезли многие виды ремёсел (возможно, из-за увода в плен искусных мастеров). До конца XIII в. на Руси не было построено ни одного города; резко сократились масштабы каменного строительства. Население было вынуждено массово покидать плодородные степные и лесостепные земли Южной Руси и уйти в более холодные лесные зоны Владимирской земли или на запад, в галицкие горы. Вместе с тем на бывших далеких окраинах Русской земли сформировались новые княжества – Белозерское, Костромское, Галицко-Дмитровское, Городецкое, Нижегородское, Тверское, Московское, которые впоследствии сыграли важную политическую и экономическую роль. 

Попытки вернуть независимость от Орды, отказ уплачивать дань приводили к многочисленным карательным набегам. Подсчитано, что ордынцы в среднем один раз в 6–7 лет нападали на русские земли, держа их население в постоянном напряжении. 

Несмотря на установление монголо-татарского ига, свою роль сохранила Русская церковь. Монгольские законы предписывали покровительствовать религиозным институтам на завоёванных территориях как «молебникам» за монгольских ханов. Эта политика, в целом, не изменилась и после признания в 1-й пол. XIV в. официальной религией Золотой Орды ислама. Церковные деятели сыграли важную роль в поддержании культурного  единства русских земель и княжеств, участвовали в экономическом и культурном подъеме, начавшемся в кон. XIV в. 

В 1370–80-е гг. русские войска (их основу составляли московские полки) одержали первые победы над ордынцами (в 1378 г. на реке Воже и спустя 2 года – на Куликовом поле). Однако разорение Москвы Тохтамышем в 1382 г. вновь поставило Русь в зависимость от Орды. Лишь почти век спустя, в 1472 г. правнук Дмитрия Донского Иван III прекратил выплачивать дань Большой Орде – крупнейшему из государств, возникших на обломках распавшейся Золотой Орды. Ордынский хан долго копил силы для ответного карательного похода. В 1480 г. он попытался восстановить прежнюю зависимость и выступил с большим войском в поход на Русь. В октябре армия Ахмата была остановлена русскими полками на реке Угре. Ни одна из сторон так и не решилась на генеральное сражение. Татарам не дали перейти реку, и, простояв месяц, хан ушел в степи. В следующем году он погиб, в Орде в очередной раз началась борьба за власть. События 1480 г., так называемое Стояние на Угре, принято считать концом татаро-монгольского ига.
Сохранилось очень немного документов по истории монголо-татарского ига. Сведения о нем содержатся главным образом в русских летописях и памятниках церковной литературы (житиях святых, проповедях и др.). Не сохранилось ни одного подлинного ханского ярлыка. Имеется русский перевод (в составе позднейших сборников) шести ярлыков ордынских правителей русским митрополитам (к ним был добавлен ярлык хана Узбека митрополиту Петру, который является сделанной на Руси позднейшей подделкой). Тексты княжеских ярлыков не сохранились вовсе. Имеются лишь три послания (также на русском языке) ордынских правителей русским князьям: Мамая – Дмитрию Донскому, Едигея – Василию I и Ахмата – Ивану III. Статус этих документов (иногда их также, не вполне точно, называют ярлыками) давно вызывал и вызывает споры исследователей. Существует точка зрения, что это – сделанные на Руси подделки. Более вероятно, однако, что основе этих посланий все же лежали подлинные ордынские акты, хотя подвергшиеся не прямому переводу, а более творческой переработке. В частности, послание Ахмата (сохранилось в единственной рукописи 1-й пол. XVII в.), по мнению А.А. Горского, объединяет содержание сразу трех его ярлыков (конца 1472 г., 1476 г. и 1480 г., после ухода с Угры). Так, слова «Меж дорог яз один город наехал, тако ж так не стало» могут относиться к разорению Алексина татарами (в 1480 г. ни один московский город не пострадал). После похода 1480 г. вспоминать об этом эпизоде было явно не к месту. С другой стороны, фраза «А нынечя есми от берега пошол, потому что у меня люди без одож, а кони без попон» явно указывает на отступление Ахмата с Угры осенью 1480 г. Есть в послании и точные указания на временное покорение Ахматом Крымского ханства в 1476 г. Указанный в послании размер требуемой дани явно идет речь сначала об общем объеме платежа (60 000 алтын – примерно 1800 руб.) скорее соответствует долгу за один год, что лучше отвечает ситуации 1472 г.

От высоких гор, от темных лесов, от сладких вод, от чистых пол. Ахматово слово ко Ивану. От четырех конец земли, от двоюнадесять Поморий, от седмадесять орд, от Болшия Орды. 
Ведомо да есть: кто нам был недруг, что стал на моем царстве копытом, а аз на его царстве стал всеми четырми копыты; и того Бог убил своим копием, дети ж его по Ордам розбежалися; четыре карачи в Крыму се от меня отсидели. А вам с есмя государи учинили от Саина царя сабелным концем. И ты б мою подать в 40 день собрал: 60 000 алтын, 20 000 вешнею, да 60 000 алтын осеннею, а на себе бы еси носил Ботыево знамение, у колпока верх вогнув ходил, зане ж вы блужныя просяники. Толко моея подати в 40 день не зберешь, а на себе не учнешь Батыево знамения носити, почен тобою в головах и всех твоих бояр з густыми волосы и с великими борадами у меня будут; или паки мои дворяне с хозовыми сагадаками и с софьяными сапоги у тебя будут. А крепкия по лесом пути твои есмя видели и водския броды есьмя по рекам сметили. Меж дорог яз один город наехал, тако ж так не стало. А Даньяры бы еси царевичя оттоле свел, а толко не сведешь, и аз, его ищущи, и тебе наиду. А нынеча есми от берега пошол, потому что у меня люди без одож, а кони без попон. А минет сердце зимы девяности днеи, и аз опять на тебя буду, а пить ти у меня вода мутная.
Русский перевод с предполагаемого татарского оригинала. Воспроизведено по изданию: Горский А.А. Москва и Орда. М., 2005. С. 199.

X-XVI век