Русская Правда. Пространная редакция
XIV век
1

Русская Правда – древнейший памятник славянского права. Во всех своих редакциях и списках это документ большого исторического значения. На протяжении нескольких веков Русская Правда служила важнейшим руководством при судебных разбирательствах. Ее различные редакции были включены в состав или послужили источникам многих более поздних юридических памятников: Псковской судной грамоты 1467 г., Двинской уставной грамоты, Судебника Казимира 1468 г., Судебников 1497 и 1550 гг., вплоть до Соборного Уложения 1649 г. Долгое применение Русской Правды в судебных делах объясняет появление таких изводов пространной редакции Русской Правды, которые подвергались переделкам и дополнениям еще в XIV-XVI вв.

Становление древнерусского права представляло собой продолжительный исторический процесс. В условиях догосударственных обществ поведение людей регулировали обычаи. С возникновением государства господствующие слои начали приспосабливать обычаи своим интересам санкционировали и применяли их принудительно силой государственных органов. Так возникло обычное право, которое долгое время имело силу правового источника. Система норм обычного права существовала в устной форме, поэтому значительная часть обычаев не сохранилась, поскольку не была зафиксирована ни в сборниках права, ни в летописях. О существовании в Древней Руси достаточно развитого обычного права («закона русского») известно уже по договорам с Византией 1-й половины Х в. Однако кодификация его уголовной части – наказаний за убийство, за оскорбление действием, за преступления против собственности – впервые произошла, по-видимому, при Ярославе Мудром. Тогда же произошла фиксация ряда норм княжеского судопроизводства («Покон вирный», регулировавший содержание крестьянской общиной-вервью княжеского судебного чиновника – «вирника»). Еще Владимир Святославич пытался внести в древнерусское обычное право некоторые византийские нормы, например, смертную казнь, но они не прижились. С формированием на Руси церковной иерархии произошло разделение суда по византийскому образцу на светский (княжеский) и церковный. К церковной юрисдикции относились преступления, совершавшиеся особыми категориями населения (духовенством и так называемыми церковными людьми), а также дела, связанные с браком, семьей, наследством, «волхвованием» (колдовством). Нормы древнерусского церковного права нашли отражение в церковных уставах Владимира Святославича, Ярослава Мудрого и др. позднейших князей, Кормчих книгах и др.
Наиболее ранний сохранившийся памятник светского законодательства Древней Руси стал известен как «Русская Правда». Он сохранился в трех версиях, известных как Краткая Правда, Пространная Правда и Сокращенная Правда. Время их возникновения и соотношение друг с другом остаются предметом научной дискуссии, современные исследователи все чаще призывают рассматривать версии «Русской Правды» как два или три самостоятельных памятника, а не как редакции одного и того же законодательного кодекса.
Сам термин «правда», часто встречающийся в древнерусских источниках, означает правовые нормы, на основании которых вершился суд: отсюда выражения «судить право» или «судить в правду», то есть объективно, справедливо. Источниками «Русской правды» стали, помимо норм обычного права, княжеская судебная практика, а также заимствования из авторитетных источников – прежде всего Священного Писания, а также памятников византийского церковного и светского права.
«Русская Правда» сохранилась в очень большом количестве рукописных списков (свыше 110). Но все они относятся к сравнительно позднему времени, не ранее конца XIII в. Все тексты «Правды» находятся в составе различных сборников или летописей.
Краткая Правда известна всего в двух списках, тесно связанных друг с другом. Она помещена под 1016 г. в так называемых Академическом и Комиссионном (названия даны по месту хранения) списках Новгородской первой летописи младшего извода. Обе рукописи созданы в XV в., то есть спустя более 400 лет после предполагаемого времени создания Краткой редакции (при Ярославе Мудром и его сыновьях). Именно текст Краткой редакции обнаружил и впервые подготовил к печати в 1738 г. русский историк В.Н. Татищев. В списках Краткой Правды текст написан сплошь без разделения на статьи.
Краткую Правду традиционно делят на Правду Ярослава Мудрого (первые 17 статей, по разбивке исследователей) и Правду Ярославичей (статьи 19-41). Иногда в Правде Ярослава выделяют еще более ранний пласт – первые 10 записанных норм, «якоже Ярослав судил» – их называют Древнейшей Правдой. Эти нормы регулировали отношения в пределах княжеского (или боярского) хозяйства; среди них – постановления о платах за убийство, нанесение оскорблений, увечий и побоев, кражу и порчу чужого имущества. 
«Правда Ярославичей», согласно традиционной точке зрения, была составлена в 70-е XI в. и до конца столетия постоянно пополнялась новыми статьями. К ним относят статьи 27–41, разделяемые на «Покон вирный» (то есть «Устав о штрафах» в пользу князя за убийство свободных людей и нормах прокорма сборщиков этих платежей) и «Урок мостникам» (то есть правила для тех, кто мостит проезжую часть в городах).
Пространная Правда представлена наибольшим количеством списков (свыше 100). Текст «Русской Правды» в них разбит киноварными (красными) заголовками и заглавными буквами. Рукописи Пространной редакции по содержанию представляют собой различные юридические сборники («Кормчие книги», «Мерило Праведное» и др.). Самые ранние из них можно датировать концом XIII в. 
Текст Пространной Правды был создан не ранее XII в. Ряд исследователей связывают его возникновение с новгородскими восстаниями 1207–1208 гг. Общим для всех видов (или изводов) Пространной Правды является объединение текста, близкого, но не идентичного Краткой Правде, с нормами княжеского законодательства Святополка Изяславича, правившего Киевом с 1093 по 1113 гг., а также Уставом Владимира Мономаха 1113 г. (он определял размеры процентов, взимавшихся по займам). По объему Пространная Правда почти в пять раз больше Краткой (121 статья с дополнениями). Статьи 1–52 озаглавлены как Суд Ярослава, статьи 53–121 – как Устав Владимира Мономаха. Нормы Пространной Правды, по-видимому, действовали до татаро-монгольского ига на Руси и в первый его период.
Некоторые исследователи полагали, что Пространная Правда была прежде всего памятником новгородского гражданского законодательства, а позже его нормы стали общерусскими. Степень «официальности» Пространной Правды неизвестна, как и точные границы региона, на который распространялось действие ее норм.
К третьей редакции Русской Правды относятся два списка так называемой Сокращенной Правды. Оба они помещены в Кормчей особого состава, сохранившейся в списках XVII в. Списки Сокращенной Правды близки по тексту к Пространной, но многие статьи в ней пропущены, а сохранившиеся статьи большей частью короче и иногда напоминают как бы выдержки из Пространной. Почти все исследователи на этом основании считают Сокращенную Правду простой выдержкой из какого-то списка Пространной. Однако такое заключение преждевременно, так как текст Сокращенной Правды не может быть целиком выведен из какого-либо списка Пространной. 
«Русская Правда» рассматривает лишь сравнительно небольшой круг правоотношений. По-видимому, даже после складывания первичных светских законодательных сводов бóльшая часть светских социальных взаимосвязей продолжала регулироваться устным правом. Источники (как правовые, так и нарративные) не содержат свидетельств существования в Древней Руси письменной правовой системы, подобной византийской, в которой монархическая власть издает обширные собрания законов, регламентирующие различные аспекты жизни общества. Запись законов и правовых актов в Древней Руси существовала, но применялась редко.

РУССКАЯ ПРАВДА. ПРОСТРАННАЯ РЕДАКЦИЯ
СУД ЯРОСЛАВА ВЛАДИМИРОВИЧА.
РУССКАЯ ПРАВДА.
1. Если убьет муж мужа, то мстить брату за брата, или отцу, или сыну, или двоюродному брату, или сыну брата; если никто [из них] не будет за него мстить, то назначить 80 гривен за убитого, если он княжий муж или княжеский тиун; если он будет русин, или гридин, или купец, или боярский тиун, или мечник, или изгой, или Словении, то назначить за него 40 гривен.
2. По смерти Ярослава, снова собравшись, сыновья его, Изяслав, Святослав, Всеволод, и мужи их, Коснячко, Перенег, Никифор, отменили месть за убитого, заменив ее выкупом деньгами; а все остальное — как Ярослав судил, так и сыновья его установили.
3. Об убийстве. Если кто убьет княжего мужа в разбое, а убийцу не ищут, то виру в 80 гривен платить верви, где лежит убитый, если же простой свободный человек, то 40 гривен.
4. Если которая-либо вервь будет платить дикую виру, пусть выплачивает ту виру столько времени, сколько будет платить, потому что они платят без преступника.
5. Если преступник является членом их верви, то в этом случае помогать [общинникам] преступнику, поскольку ранее он им помогал [выплачивать виру]; если же [выплачивать] дикую виру, то платить им всем вместе 40 гривен, а за преступление платить самому преступнику, а из совместной платы 40 гривен ему заплатить свою часть.
6. Но если [кто] убил открыто, во время ссоры или на пиру, то теперь ему так платить вместе с вервью, поскольку и он вкладывается в виру.
7. Если [кто] свершит убийство без причины. [Если кто] свершил убийство без всякой ссоры, то люди за убийцу не платят, но пусть выдадут его самого с женою и детьми на изгнание и на разграбление.
8. Если кто не вкладывается в дикую виру, тому люди не помогают, но он платит сам.
9. А это вирные постановления, которые были при Ярославе: вирнику взять 7 ведер солода на неделю, а также барана или полтуши говядины, или 2 ногаты; а в среду куна или сыр, в пятницу столько же, две куры ему на день, а хлебов 7 на неделю, а пшена 7 уборков, а гороха 7 уборков, а соли 7 голважень; все это — вирнику с отроком, а коней содержат четырех, на каждого коня давать овес: вирнику — 8 гривен, а 10 кун — перекладная [подать], а метельнику — 12 векш, и еще ссадная гривна.
10. О вирах. Если вира 80 гривен, то вирнику 16 гривен и 10 кун и 12 векш, а ранее — ссадная гривна, а за убитого — 3 гривны.
11. О княжеском отроке. Если за княжеского отрока, или за конюха, или за повара, то [вира] 40 гривен.
12. А за тиуна огнищного и за конюшего — 80 гривен.
13. А за тиуна княжеского сельского или руководящего пахотными работами — 12 гривен.
14. А за рядовича — 5 гривен. Столько же и за боярского [рядовича].
15. О ремесленнике и ремесленнице. А за ремесленника и за ремесленницу — 12 гривен.
16. А за смерда и холопа 5 гривен, а за робу — 6 гривен.
17. А за кормильца 12 гривен, столько же и за кормилицу, хотя это будет холоп или роба.
18. О недоказанном обвинении в убийстве. Если на кого будет недоказанное обвинение в убийстве, то выставить 7 свидетелей, чтобы они отвели обвинение; если же [обвиняемый] варяг или какой иной [иноземец], то выставить двух свидетелей.
19. А за останки и за мертвеца, если не ведомо его имя и он неизвестен, то вервь не платит.
20. Если отведет обвинение в убийстве. А если кто отведет обвинение в убийстве, то дает отроку гривну кун за оправдание; а кто его недоказанно обвинил, то тому дать другую гривну, а за помощь в отведении обвинения в убийстве 9 кун.
21. Если ищут свидетеля и не найдут, а истец обвиняет в убийстве, то рассудить их испытанием железом.
22. Так же и во всех судебных делах, о воровстве и о клевете, если не будет поличного, а иск не менее полугривны золота, то тогда принудительно привести ответчика к испытанию железом; если же менее значительный иск, то к испытанию водой; если до двух гривен или менее, то идти ему на судебную клятву в отношение своих кун.
23. Если кто ударит мечом. Если кто ударит мечом, не обнажив его, или рукоятью, то 12 гривен штрафа в пользу князя за обиду.
24. Если же, вынув меч, не ударит, то гривна кун.
25. Если кто кого ударит батогом, или чашей, или рогом, или тыльной стороной оружия, то 12 гривен.
26. Если кто, не утерпев, ударит мечом того, кто нанес удар, то вины ему в этом нет.
27. Если посечет руку, и отпадет рука или усохнет, или нога, или глаз или нос повредит, то полувиры 20 гривен, а пострадавшему за увечье 10 гривен.
28. Если повредит какой-либо палец — 3 гривны штрафа князю, а пострадавшему гривна кун.
29. Если придет окровавленный человек. Если придет на [княжеский] двор человек окровавленный или избитый до синяков, то не искать ему свидетелей, а платить ему [виновному] штраф князю 3 гривны; если следов побоев нет, то привести ему свидетеля в соответствии со словами его показания; а кто начал драку, тому платить 60 кун, если даже и придет окровавленный [человек], но он сам начал, и придут свидетели, то за это ему платить, хотя его же и били.
30. Если [кто] ударит мечом, но не зарубит насмерть, то 3 гривны, а самому [пострадавшему] гривна за рану на лечение, если зарубит насмерть, то платить виру.
31. Если человек толкнет человека к себе или от себя, или по лицу ударит, или жердью ударит, и представят двух свидетелей, то 3 гривны штрафа князю; если будет варяг или колбяг, то вывести на суд свидетелей сполна [тоже двух] и пусть они идут на судебную клятву.
32. О челяди. Если челядин скроется, и объявят о нем на торгу, а в течение 3 дней его не вернут, то, если опознают его на третий день, [господину] забрать своего челядина, а тому [укрывателю] заплатить 3 гривны штрафа князю.
33. Если кто сядет на чужого коня. Если кто сядет на чужого коня без спросу, то 3 гривны.
34. Если у кого пропадет конь, оружие или одежда и он объявит о том на торгу, а после опознает пропажу в своем городе, то взять ему свое наличием, а за ущерб платить ему 3 гривны.
35. Если кто познает свое, что у него пропало или было украдено, или конь, или одежда, или скотина, то не говори тому [у кого пропажа обнаружена]: «Это мое», но пойди на свод, где он взял, пусть сойдутся [участники сделки и выяснят], кто виноват, на того и падет обвинение в краже; тогда истец возьмет свое, а что пропало вместе с этим, то ему виновный выплатит; если будет конокрад, то выдать его князю на изгнание; если вор, обокравший клеть, то ему платить 3 гривны.
36. О своде. Если будет [свод] в одном городе, то идти истцу до конца этого свода; если будет свод по [разным] землям, то идти ему до третьего свода; а в отношении наличной [краденой] вещи, то третьему [ответчику] деньгами платить за наличную вещь, а с наличной вещью идти до конца свода, а истец пусть ждет остального [из пропавшего], а где обнаружат последнего [по своду], то тому платить за все и штраф князю.
37. О воровстве. Если [кто] купил что-либо ворованное на торгу, или коня, или одежду, или скотину, то пусть он выведет свидетелями двух свободных человек или сборщика торговых пошлин; если же он не знает, у кого купил, то пусть те свидетели идут на судебную клятву в его пользу, а истцу взять свое украденное; а что вместе с этим пропало, то о том ему лишь сожалеть, а ответчику сожалеть о своих деньгах, поскольку не знает, у кого купил краденое; если позднее ответчик опознает, у кого это купил, то пусть возьмет у него свои деньги, а тому платить [за все], что у него [ответчика] пропало, а князю штраф.
38. Если кто опознает [свою] челядь. Если кто опознает своего украденного челядина и вернет его, то он должен вести его по денежным сделкам до третьего свода и взять у третьего ответчика челядина вместо своего, а тому дать опознанного: пусть идет до последнего свода, потому что он не скот, нельзя ему говорить: «Не знаю, у кого я куплен», но идти по показаниям челядина до конца; а когда будет выявлен истинный вор, то опять вернуть господину украденного челядина, а третьему ответчику взять своего, и за ущерб [истцу] тому же вору платить, а князю 12 гривен штрафа за кражу челядина.
39. О своде же. А из своего города в чужую землю свода нет, но также представить [ответчику] свидетелей или сборщика пошлин, перед которым была совершена покупка, а истцу взять наличное, а об остальном, что с ним пропало, только сожалеть, а тому, кто купил краденое, сожалеть о своих деньгах.
40. О воровстве. Если убьют кого-либо у клети или во время какого иного воровства, то его можно убить как собаку; если продержат его до рассвета, то вести на княжеский двор; если же убьют его, а люди видели его уже связанным, то платить за него 12 гривен.
41. Если кто крадет скот в хлеве или клеть, то если один [крал], то платить ему 3 гривны и 30 кун; если же их много [крало], то всем платить по 3 гривны и по 30 кун.
42. О воровстве же. Если крадет скот в поле, или овец, или коз, или свиней, то 60 кун; если воров будет много, то всем по 60 кун.
43. Если крадет на гумне или зерно в яме, то сколько их крало, всем по 3 гривны и по 30 кун.
44. А у кого [что] пропало, но будет [обнаружено] в наличии, пусть наличное возьмет, а за [каждый] год пусть возьмет по полугривне.
45. Если же наличного не будет, а это был княжеский конь, то платить за него 3 гривны, а за других по 2 гривны.
А это постановление о скоте. За кобылу — 60 кун, а за вола — гривна, а за корову — 40 кун, а за трехлетку — 30 кун, за годовалого — полгривны, за теленка — 5 кун, за свинью — 5 кун, а за поросенка — ногата, за овцу — 5 кун, за барана — ногата, а за жеребца, если он необъезжен — гривна кун, за жеребенка — 6 ногат, за коровье молоко — 6 ногат; это постановление для смердов, если платят князю штраф.
46. Если окажутся воры холопами, то суд княжеский. Если окажутся воры холопами, или княжескими, или боярскими, или принадлежащими монахам, то их князь штрафом не наказывает, потому что они несвободны, но пусть вдвойне платит [их господин ] истцу за ущерб.
47. Если кто денег взыщет [на ком-либо]. Если кто взыщет на другом денег, а тот станет отказываться, то если [истец] выставит против него свидетелей, а те пойдут на судебную клятву, то пусть он возьмет свои деньги; а поскольку [ответчик] не отдавал ему деньги в течение многих лет, то заплатить ему за ущерб 3 гривны.
48. Если какой-либо купец даст другому купцу денег для местных торговых сделок или для дальней торговли, то купцу не нужно предъявлять деньги перед свидетелями, свидетели ему [на суде] не нужны, но идти ему самому на судебную клятву, если [ответчик] станет запираться.
49. О товаре, данном на хранение. Если кто кладет товар на хранение у кого-либо, то здесь свидетель не нужен, но если [положивший товар на хранение] станет необоснованно требовать большего, то идти на судебную клятву тому, у кого товар лежал, [и пусть скажет]: «Ты у меня положил именно столько, [но не более]», ведь он его благодетель и хранил товар его.
50. О проценте. Если кто дает деньги под проценты, или мед с возвратом в увеличенном количестве, или зерно с возвратом с надбавкой, то следует ему представить свидетелей: как договаривались, так ему и получить.
51. О месячном проценте. А месячный процент брать ему [кредитору], если [договорились] о малом [сроке]; если же деньги не будут выплачены в срок, то дают ему деньги в треть, а от месячного процента отказаться.
52. Если свидетелей не будет, а [долг] составит 3 гривны кун, то идти ему на судебную клятву [с иском] на свои деньги; если же [долг составил ] большую сумму, то сказать ему так: «Сам виноват, что давал в долг без свидетелей».
53. Устав Владимира Всеволодовича. А это постановил Владимир Всеволодович после смерти Святополка, созвав свою дружину в Берестове: Ратибора, киевского тысяцкого, Прокопия, белгородского тысяцкого, Станислава, переяславского тысяцкого, Нажира, Мирослава, Иванко Чудиновича, мужа Олега, и постановили, что [долг] взимают из процента на два третий, если [должник] берет деньги в треть; если кто возьмет проценты дважды, то тогда ему взять сам долг; если он возьмет проценты трижды, то [самого] долга ему не брать.
Если кто взимает по 10 кун на гривну за год, то этого не запрещать.
54. Если какой-нибудь купец потерпит кораблекрушение. Если какой-нибудь купец, отправившись куда-либо с чужими деньгами, потерпит кораблекрушение, или нападут на него, или от огня пострадает, то не творить над ним насилия, не продавать его; но если он станет погодно выплачивать долг, то пусть так и платит, ибо эта погуба от Бога, а он не виноват; если же он пропьется или пробьется об заклад [проспорит], или по неразумению повредит чужой товар, то пусть будет так, как захотят те, чей это товар: будут ли ждать, пока он выплатит, это их право, продадут ли его, это их право.
55. О долге. Если кто-нибудь будет многим должен, а приехавший из другого города купец или чужеземец, не зная того, доверит ему свой товар, а [тот] станет не возвращать гостю денег, и первые заимодавцы станут ему препятствовать, не давая ему денег, то вести его на торг, продать [его] вместе с имуществом, и в первую очередь отдать деньги чужому купцу, а своим — те деньги, что останутся, пусть они разделят; если будут княжеские деньги, то княжеские деньги отдать в первую очередь, а остальное в раздел; если кто взимал [уже] много процентов, то тому [свою часть долга] не брать.
56. Если закуп бежит. Если закуп бежит от господина, то становится полным [холопом ]; уйдет ли в поисках денег, но уходит открыто, или бежит к князю или к судьям из-за оскорблений своего господина, то за это его не превращают в холопы, но дать ему [княжеское] правосудие.
57. О закупе же. Если у господина пашенный закуп, а он погубит своего коня, то [господину] не надо платить ему, но если господин дал ему плуг и борону и от него же взимает купу, то, погубив их, он платит; если же господин отошлет его по своему делу, а что-либо господское погибнет в его отсутствие, то за это ему платить не надо.
58. О закупе же. Если из запертого хлева [скот] выведут, то закупу за это не платить; но если [он] погубит [скот] на поле, не загонит [его] во двор или не затворит, где ему велит господин, или во время работы на себя, и погубит его, то за это ему платить.
59. Если господин нанесет ущерб закупу, причинит вред его купе или личной собственности, то это все ему возместить, а за ущерб ему платить 60 кун.
60. Если [ господин ] возьмет на нем больше денег, то вернуть ему деньги, которые взял [сверх меры], а за ущерб ему платить 3 гривны штрафа князю.
61. Если господин продаст закупа в полные холопы, то должнику под проценты свобода во всех [взятых в долг] деньгах, а господину за обиду платить 12 гривен штрафа князю.
62. Если господин бьет закупа за дело, то он не виновен; если он бьет не соображая, пьяным и без вины, то следует платить [штраф князю] как и за свободного, так и за закупа.
63. О холопе. Если полный холоп украдет чьего-либо коня, то платить за него 2 гривны.
64. О закупе. Если закуп украдет что-либо, то господин [волен] в нем; но если где-нибудь его найдут, то господин должен прежде всего заплатить за его коня или иное, что он взял, а его [закупа] делает полным холопом; а если господин не захочет платить за него и продаст его, то прежде всего пусть отдаст за коня, или за вола, или за товар, что взял чужого, а остальное взять ему самому себе.
65. А это, если холоп ударит. Если холоп ударит свободного человека и убежит в дом, а господин его не выдаст, то платить за него господину 12 гривен; а затем, если где найдет тот ударенный своего ответчика, который его ударил, то Ярослав постановил его убить, но сыновья после смерти отца постановили выкуп деньгами, либо бить его, развязав, либо взять гривну кун за оскорбление.
66. О свидетельстве. А свидетельства на холопа не возлагают; но если не будет свободного, то по необходимости возложить на боярского тиуна, а на других холопов не возлагать.
А в малом иске по необходимости возложить свидетельство на закупа.
67. О бороде. А кто повредит бороду и останутся следы этого и будут свидетели, то 12 гривен штрафа князю; если же свидетелей нет и обвинение не доказано, то штрафа князю нет.
68. О зубе. Если выбьют зуб и кровь видят у него [пострадавшего] во рту, и будут свидетели, то 12 гривен штрафа князю, а за зуб гривна.
69. Если кто украдет бобра, то 12 гривен.
70. Если будет разрыта земля или [обнаружен] признак [снасти], которой производился отлов, или сеть, то по верви искать у себя вора или платить [верви] княжеский штраф.
71. Если кто уничтожит знак собственности на борти. Если кто уничтожит знак собственности на борти, то 12 гривен.
72. Если межу порубит бортную или пашенную распашет или забором перегородит дворовую межу, то 12 гривен штрафа князю.
73. Если подрубит дуб со знаком собственности или межевой, то 12 гривен штрафа князю.
74. А это дополнительные пошлины. А это дополнительные пошлины к штрафу в 12 гривен: отроку — 2 гривны и 20 кун, а самому [судебному исполнителю] ехать с отроком на двух конях, и давать им на каждого овса, а мяса дать — барана или полтуши говядины, а остального корма — сколько эти двое съедят, а писцу — 10 кун, перекладного — 5 кун, за мех две ногаты.
75. А это о борти. Если борть подрубит, то 3 гривны штрафа князю, а за дерево — полгривны.
76. Если украдет рой пчел, то 3 гривны штрафа князю; а за мед, если пчелы не приготовлены на зимовку, то 10 кун, если подготовлены, то 5 кун.
77. Если вор не будет обнаружен, то пусть ищут по следу; если след будет к селу или к торговому стану, а люди не отведут от себя следа, не поедут вести расследование или силой откажутся, то им платить украденное и штраф князю; а вести расследование с другими людьми и со свидетелями; если след потеряется на большой торговой дороге, а рядом не будет села или будет незаселенная местность, где нет ни села, ни людей, то не оплачивать ни штрафа князю, ни украденного.
78. О смерде. Если смерд мучает смерда без княжеского повеления, то 3 гривны штрафа князю, а за муку [пострадавшему] гривна кун; если кто будет мучить огнищанина, то 12 гривен штрафа князю, а за муку [пострадавшему] гривна.
79. Если кто украдет ладью, то 60 кун штрафа князю, а саму эту ладью вернуть; а за морскую ладью — 3 гривны, а за набойную ладью — 2 гривны, за челн — 20 кун, а за струг — гривна.
80. О сетях для ловли птиц. Если кто подрежет веревку в сети для ловли птиц, то 3 гривны штрафа князю, а владельцу за веревку гривна кун.
81. Если [кто] украдет в чьей-нибудь сети для ловли птиц ястреба или сокола, то штрафа князю — 3 гривны, а господину — гривна, а за голубя — 9 кун, а за куропатку (?) — 9 кун, а за утку — 30 кун, а за гуся — 30 кун, а за лебедя — 30 кун, а за журавля — 30 кун.
82. А за сено и за дрова — 9 кун, а сколько возов украдено, то владельцу получить за каждый воз по 2 ногаты.
83. О гумне. Если кто подожжет гумно, то на изгнание и разграбление весь его дом, но сначала он должен выплатить за погубленное, а остальное его хозяйство князь конфискует. Такое же наказание, если кто подожжет двор.
84. Если кто злонамеренно зарежет коня или скотину, то князю штраф 12 гривен, а за ущерб господину платить назначенное возмещение.
85. Эти все тяжбы судят при свободных свидетелях; если будет свидетель холопом, то холопу на суд не являться; но если хочет истец использовать его свидетелем, то пусть скажет так: «Я привлекаю тебя по показаниям этого [холопа], но привлекаю тебя я, а не холоп», и может взять его [ответчика] на испытание железом; если тот будет осужден, то он возьмет свое по суду, если же тот не будет осужден, то [истцу] заплатить ему гривну за муку, ибо брали его по показаниям холопа.
86. А при испытании железом платить [в суд] 40 кун, а мечнику 5 кун, а детскому полгривны; это плата за испытание железом, кто за что получает.
87. А если привлекают на испытание железом по показаниям свободных людей, или подозрение на нем будет, либо ночью проходил [у места преступления], то если [обвиняемый] каким-либо образом не обожжется, то за муки ему не платят, но только судебную пошлину за испытание железом платит тот, кто вызывал на суд.
88. О женщине. Если кто убьет женщину, то судить, таким же судом, что и за убийство мужчины; если же [убитый]будет виноват, то платить полвиры 20 гривен.
89. А за убийство холопа или робы виру не платят; но если кто-нибудь из них будет убит без вины, то за холопа или за робу платят назначенные судом деньги, а князю 12 гривен штрафа.
90. Если умрет смерд. Если смерд умрет, то наследство князю; если будут у него дома дочери, то выделить им часть [наследства]; если они будут замужем, то части им не давать.
91. О наследстве боярина и дружинника. Если умрет боярин или дружинник, то наследство князю не отходит; а если не будет сыновей, то возьмут дочери.
92. Если кто, умирая, разделит хозяйство свое между детьми, то так тому и быть; если же умрет без завещания, то разделить на всех детей, а на самого [покойного] отдать часть на помин души.
93. Если после смерти мужа жена останется вдовой, то детям на нее выделить часть, а что ей завещал муж, тому она госпожа, а наследство мужа ей не следует.
94. Если будут дети от первой жены, то дети возьмут наследство своей матери; если же муж завещал это второй жене, все равно они получат наследство своей матери.
95. Если в доме будет сестра, то ей [отцовского] наследства не брать, но братьям следует отдать ее замуж, как они смогут.
96. А это [пошлины] при закладке городских укреплений. А это пошлины строителю городских укреплений: при закладке городни взять куну, а при окончании — ногату; а на корм, и питье, и мясо, и рыбу — 7 кун на неделю, 7 хлебов, 7 уборков пшена, 7 лукон овса на 4 коней; брать же ему столько, пока не будут построены городские укрепления; солода пусть дают 10 лукон один раз [на все время работы].
97. О строителях мостов. А это пошлины строителю мостов: когда он построит мост, пусть возьмет по ногате за 10 локтей [моста]; если будет чинить старый мост, то сколько починит пролетов, взять ему от пролета по куне; а ехать строителю мостов самому с отроком на двух конях, [брать] 4 лукна овса на неделю, а есть — сколько хочет.
98. А это о наследстве. Если были у человека дети от робы, то наследства им не иметь, но предоставить свободу им с матерью.
99. Если будут в доме дети малые, и не смогут они сами о себе позаботиться, а мать их пойдет замуж, то тому, кто им будет близкий родственник, дать их на руки с приобретениями и с основным хозяйством, пока не смогут сами заботиться о себе; а товар передать перед людьми, а что этим товаром он наживет передачей его под проценты или торговлей, то это ему [опекуну], а первоначальный товар воротить им [детям], а доход ему себе, поскольку кормил и заботился о них; если же будет от челяди приплод или от скота, то все это [детям] получить наличием; если что растратит, то за все это тем детям заплатить; если же и отчим [при женитьбе] возьмет детей с наследством, то такое же условие.
100. А отчий двор без раздела всегда младшему сыну.
101. О жене, если она собралась остаться вдовой. Если жена собралась остаться вдовой, но растратит имущество и выйдет замуж, то она должна оплатить все [утраты] детям.
102. Если дети не захотят ее проживания на дворе, а она поступит по своей воле и останется, то любым образом исполнить [ее] волю, а детям воли не давать; а что ей дал муж, с тем ей и остаться [на дворе невыделенно] или, взяв свою часть, остаться [на дворе выделение].
103. А на [выделенную] часть материнского имущества дети прав не имеют, но кому мать отдаст, тому взять; если отдаст всем, то пусть все разделят; если умрет без завещания, то у кого на дворе она находилась и кто ее кормил, то тому взять [ее имущество].
104. Если у одной матери будут дети от двух мужей, то одним идет наследство своего отца, а другим — своего.
105. Если отчим растратит что из имущества отца пасынков и умрет, то вернуть [утраченное] брату [сводному], на это и люди [свидетелями] станут, что отец его растратил, будучи отчимом; а что касается [имущества] его отца, то пусть он им владеет.
106: А мать пусть даст свое [имущество] тому сыну, который был [к ней] добр, от первого ли мужа или от второго; если же все сыновья будут к ней плохи, то она может отдать [имущество] дочери, которая ее кормит.
107. А это пошлины судебные. А это пошлины судебные: от виры — 9 кун, а метельнику — 9 векш, а от [тяжбы] о бортном участке — 30 кун, а от всех иных тяжб, кому помогут [судебные исполнители] — по 4 куны, а метельнику — 6 векш.
108. О наследстве. Если братья будут судиться перед князем о наследстве, то детскому, который идет их делить, взять гривну кун.
109. Пошлины за исполнение судебной клятвы. А это пошлины за исполнение судебной присяги: от тяжбы по убийству — 30 кун, а от тяжбы о бортном участке — 30 кун без трех кун; столько же и в тяжбе о пахотной земле. А от тяжбы о свободе — 9 кун.
110. О холопстве. Полное холопство трех видов: если кто купит хотя бы до полугривны, представит свидетелей и ногату даст перед самим холопом; второй вид холопства: женитьба на робе без договора, если с договором, то как договорились, так на том и стоять; а это третий вид холопства: служба тиуном без договора или если [кто] привяжет себе ключ без договора, если же с договором, то как договорятся, на том и стоять.
111. А за дачу не холоп, ни за хлеб не превращают в холопы, ни за то, что дается сверх того [дачи или хлеба]; но если [кто] не отработает установленный срок, то вернуть ему, что получено; если отработает, то ничем более не обязан.
112. Если холоп бежит, а господин объявит об этом, если кто, услышав об этом или зная о том, что он холоп, даст ему хлеба или укажет ему путь, то платить ему за холопа 5 гривен, а за робу 6 гривен.
113. Если кто поймает чужого холопа и даст знать его господину, то получить ему за поимку гривну; если не устережет его, то платить ему 4 гривны, а пятая за поимку засчитывается ему, а если будет роба, то [платить] 5 гривен, а шестая за поимку засчитывается ему.
114. Если кто сам разыщет своего холопа в каком-либо городе, а посадник о том [холопе] не знал, то, когда [господин] расскажет ему, тому [господину] следует взять у посадника отрока, пойти и связать этого холопа и дать отроку вязебную пошлину в 10 кун, а вознаграждения за поимку холопа нет; если же упустит [господин], преследуя холопа, то ему самому утрата, а за это никто не платит, и вознаграждения за поимку тоже нет.
115. Если кто, не ведая, что [некто] является чужим холопом, спрячет его, или сообщает ему вести, или содержит его у себя, а тот от него уходит, то идти ему на судебную клятву, [утверждая], что не знал [того], что он холоп, а платежа в этом нет.
116. Если холоп где-либо получил обманом деньги, а тот [человек] дал деньги, не ведая того, то господину либо выкупать, либо лишиться этого холопа; если же [тот человек] дал [деньги], зная, [что тот являлся холопом], то денег ему лишиться.
117. Если кто пустит своего холопа в торговые дела, а тот одолжает, то господину следует выкупить его и не лишаться его.
118. Если кто купит чужого холопа, не ведая [того], то первому господину взять холопа, а тому, [кто купил], взять деньги [обратно], поклясться, что купил по неведению, если же он купил, зная это, то деньги его пропадут.
119. Если холоп, убежав [от господина], приобретет товар, то господину [платить] долг, господину же [принадлежит] и товар, но холопа не лишаться.
120. Если кто бежал [от господина], а украдет у соседей что-либо или товар, то господину следует платить за него то, что полагается за то, что взял.
121. Если холоп обкрадет кого-либо, то господину его выкупать или выдать с тем, с кем он крал, а жене и детям [отвечать] не надо; но если они с ним крали и прятали, то всех [их] выдать или снова их выкупает господин; если же с ним свободные крали и прятали, то они платят князю судебный штраф.
(перевод М.Б. Свердлова)

X-XVI век