Утвержденная грамота об избрании на Московское государство Михаила Федоровича Романова
1613
1

После освобождения Москвы правительство Трубецкого и Пожарского созвало выборных из всех городов и из всякого чина людей «для земского совета и для государственного избрания». В истории сословного представительства Земский собор 1613 г. – самый представительный и многочисленный из всех, какие только собирались в XVI-XVII вв. На нем оказались выборные от дворянства, посада, белого духовенства, черносошного крестьянства. Большую роль в деятельности собора играли казаки. Число собравшихся в Москве «советных людей» превышало 800 человек, представлявших не менее 58 городов.
Главным вопросом был вопрос об избрании государя. Михаил Федорович Романов стал реальным претендентом на престол не потому, что был лучше, а потому, что устроил в конечном счете всех. В отличие от других претендентов, Романов был относительно «нейтрален»: не успев ничем проявить себя, он позволял связывать с собой все мечты и чаяния о преодолении Смуты. Своей родственной связью с прежней династией Михаил Федорович более всего воплощал идею возврата к старине.

Избирательный земский собор 1613 г. проходил в трудных условиях. Польских интервентов только что изгнали из Москвы, но их отряды бродили по всей стране. Еще не затихли отголоски крестьянских выступлений в разных регионах. Для окончательного освобождения страны от иноземных захватчиков и для восстановления государственной целостности России правительство нуждалось в поддержке широких слоев населения. Отсюда и решение о созыве на собор представителей не только от посадов, но и от черных и дворцовых волостей и предложение свободно и никого не боясь выступать на соборных совещаниях. Призыв к «вольным» и «бесстрашным» выступлениям на соборе вряд ли был простой демагогией. Можно предполагать, что лидеры земского правительства, представители политической элиты желали знать настроение различных общественных групп, чтобы привлечь их на свою сторону, обеспечить более прочную базу своей власти. 
Официальным документом, изображающим деятельность земского собора, является Утвержденная грамота об избрании на царство Михаила Федоровича Романова, датированная маем 1613 г., т. е. временем уже после соборных совещаний. Она была оформлена в двух экземплярах, текст которых близок; совпадают, за небольшими исключениями, и подписи на обороте. Один экземпляр (известен как Архивский) хранился в Государственном Древлехранилище бывшего Главного архива Министерства иностранных дел (сейчас находится в РГБ), другой – в Оружейной палате. Имеется несколько списков Утвержденной грамоты (XVII-XVIII вв.).
В тексте обоих экземпляров подробно рассказано, как они были составлены. 14 апреля на заседании избирательного собора по инициативе духовенства было решено «грамоту утверженную написавше, утвердитися»: высшим церковным иерархам к ней «руки свои приложити и печати свои привесити», а прочим участникам собора – духовным и светским – ограничиться рукоприкладством. Грамота была написана, рассмотрена и принята на соборе, оба экземпляра заверены подписями и печатями (на каждом экземпляре было по 10 печатей, сейчас некоторые из них исчезли, другие повреждены). Стали думать, где хранить этот важный государственный документ, и решили положить оба экземпляра «в хранила царские к докончалным и утверженным грамотам». Имеется в виду Царский архив, составивший основу архива Посольского приказа. Там грамоту зафиксировали архивные описи 1614 и 1626 гг.
Изготовление Утвержденной грамоты в двух экземплярах, надо думать, было вызвано тем, что один предназначался для царя, другой – для патриаршего двора (патриарха тогда в России не было, во главе церкви стоял Ростовский митрополит Кирилл). Утвержденная грамота представляет собой не документ в обычном смысле слова, а скорее историко-политический трактат, прославляющий самодержавие как строй, освященный православной церковью. В грамоте доказывается исконность самодержавия в России, сформулирована официальная концепция Смутного времени как кризиса самодержавной царской власти. Открывает грамоту историко-генеалогический очерк династии Рюрика, далее рассказывается о ее прекращении, бедствиях «безгосударного времени». Особенно подробно подробно, в возвышенном тоне рассказано о ходе избирательной кампании, закончившейся реставрацией монархии. Различая монархию наследственную и избирательную (как, например, в Речи Посполитой), грамота отдает предпочтение первой.
 Как показали исследования, составители грамоты привлекли большое количество источников: Утвержденную грамоту об избрании на царство Бориса Годунова (1598), другие официальные документы. Сохранился также и первоначальный проект грамоты, существенно отличающийся от окончательного варианта, особенно в рассказе о Смутном времени. 
Весьма важен вопрос о составе земского собора 1613 г. Как уже говорилось, на оборотной стороне грамоты имеется ряд рукоприкладств, по они не дают полного представления об участниках соборных совещаний. Источниковедческие исследования показывает, что подписи на документе собирались длительное время, вплоть до 1617 г., подписывали грамоту не только члены собора, при этом нередко один человек подписывался за ряд лиц. Поэтому имеющиеся под одним экземпляром грамоты 235, под другим 238 рукоприкладств (с упоминанием в одном случае 272, в другом 256, а всего 283 имен) далеко не отражают численности собора. Количество его членов, вероятно, намного превышало это число. Считается, что всего участгиков было более 800 человек.
Характерной чертой представительства на земском соборе 1613 г. было большое число выборных от городов. В рукоприкладствах упомянуты имена 84 светских лиц. Вероятно, на самом деле их было значительно больше. Отдельные города превысили норму представительства. Городов, приславших в Москву выборных, по рукоприкладствам можно насчитать 47, но эту цифру следует увеличить. По своей социальной природе выборные – это представители белого и черного духовенства, дворяне и дети боярские, стрельцы, пушкари, служилые татары, казаки, посадские, жилецкие и уездные люди (под последними, очевидно, имеются в виду и черносошные крестьяне; надо думать, их было немного).
Судя по Утвержденной грамоте, участники собора совещались «по многие дни», «не обинуяся говорили» («говорили... с великим шумом и плачем»), и «единомышленной нерозвратной совет» «всех городов всяких людей» был таков: избрать на российский престол Михаила Федоровича Романова. На соборе, очевидно, обсуждались кандидатуры и других лиц (помимо Романова) на российский престол. Среди кандидатов были польский королевич Владислав (которого еще в 1610 г. признала царем Семибоярщина), шведский королевич Карл-Филипп, Иван «воренок» (сын Лжедмитрия II и Марины Мнишек), а также князья Дмитрий Мамстрюкович Черкасский, Д. Т. Трубецкой, Д. М. Пожарский, И. В. Голицын и др. Одни кандидаты были отвергнуты собором по национальным и религиозным мотивам, другие вследствие разногласий между партиями. 
Кандидатура нового царя обсуждалась не только на официальных совещаний, но и среди широких слоев населения, прежде всего столичного. В Москве в это время сложилась обстановка, благоприятствовавшая казачеству, которое получило значительное влияние. Значительная часть дворян и детей боярских после победы над поляками разъехалась по своим поместьям, их оставалось, вероятно, ок. 2 тысяч. Тогда как казаков, по разным сведениям, было от 4,5 до 6 тыс. Казаки несомненно оказывали влияние на ход избирательного собора 1613 г. 
Об острой борьбе, происходившей на соборе (а также вне его), сохранились записи участников соборных совещаний. Так, келарь Троице-Сергиева монастыря Авраамий Палицын пишет, что по освобождении Москвы от поляков «бысть во всей Росии мятежь велик и нестроение...». Он указывает на раздоры среди бояр, на присутствие многочисленных казачьих отрядов. 
В избрании Михаила сыграла роль совокупность обстоятельств, среди которых следует отметить и благоприятствующее ему настроение казаков и «черни». Он пользовался известной популярностью, поскольку считался родственником Ивана Грозного и Федора Ивановича (первая жена царя Анастасия, мать Федора, была двоюродной бабкой Михаила), его отец Филарет пострадал при Борисе Годунове, а позднее входил в окружение Лжедмитрия II. Но, конечно, одной активности казачества для выдвижения Михаила на царство было недостаточно. Он стал царем потому, что его поддержали бывшие на соборе дворяне и посадские люди из пяти десятков городов и уездов, видевшие в нем фигуру наиболее нейтральную, не втянутую в боярские распри.
Кандидатура Михаила Романова была принята 7 февраля, а его окончательное избрание отложили на две недели, до 21 февраля. По словам Утвержденной грамоты, это было сделано «для болшого укрепления» (очевидно, «единомыслие» было мнимым). «Укрепление» заключалось в том, что вызвали в Москву на выборы боярина кн. Ф. И. Мстиславского с товарищами, находившихся в своих имениях (значит, у них были сторонники), и послали тайно специальных лиц во все города («опричь далних городов») «во всяких людех мысли их про государское обиранье проведывати». 21 февраля 1613 г. в Успенском соборе состоялось избрание. 
Сам 16-летний Михаил в то время находился с матерью в вотчинном селе Романовых Домнино Костромского у. (ныне Сусанинский район Костромской обл.) или, возможно, в самой Костроме. В это время его как одного из ближайших претендентов на рус. престол разыскивал польско-литовский отряд или, возможно, отряд запорожских казаков, посланный польским королём Сигизмундом III, который все еще рассчитывал посадить на русский престол своего сына Владислава. По преданию, Михаил был спасён крестьянином Иваном Сусаниным, не выдавшим его местопребывание. 14 марта 1613 г. в Ипатьевском монастыре Костромы Михаил дал согласие занять русский престол прибывшему из Москвы посольству Земского собора во главе с архиепископом Рязанским Феодоритом и боярином Ф.И. Шереметевым. 11 июля того же года в Успенском соборе Кремля состоялось венчание на царство первого представителя династии Романовых.

XVII век