Акт о престолонаследии
07.04.1797
1

5 апреля 1797 г., в день своего коронования, император Павел I обнародовал Акт о престолонаследии, отменявший петровский указ о престолонаследии (1722 г.). Этот Акт с небольшими изменениями просуществовал до упразднения монархии в России (1917 г.).  Павел установил строгую очередность в порядке наследования престола, чтобы в будущем было невозможно отстранить от власти законных наследников. Совершеннолетие для государей и наследников устанавливалось по достижении 16-ти лет, а для прочих членов императорской фамилии — 20-ти лет. На случай восшествия на престол несовершеннолетнего государя было предусмотрено назначение правителя и опекуна. В Акте о престолонаследии содержалось также важное положение о невозможности восшествия на российский престол лица, не принадлежащего к Православной Церкви. В 1820 г. император Александр I дополнил нормы Акта о престолонаследии требованием равнородности браков как необходимого условия наследования престола детьми членов императорской фамилии. 


В древнерусском государстве действовал порядок наследования власти по старшинству в роде, так называемый лествичный принцип престолонаследия (официально закреплен в завещании Ярослава Мудрого, 1054 г.). В соответствии с ним верховный, Киевский престол занимал старший из сыновей умершего великого князя. Далее престол передавался по старшинству от брата к брату, а после кончины самого младшего доставался старшему из следующего поколения князей. Князья-родичи не являлись постоянными владельцами областей, достававшихся им по разделу: с каждой переменой в наличном составе княжеской семьи шла передвижка, младшие родичи, следовавшие за умершим, передвигались из волости в волость, с младшего стола на старший, т.е. как бы поднимались по лестнице (др.-рус. «лествица»). Принцип очерёдности в отношениях между князьями по мере разрастания княжеского рода приводил к постепенному дроблению и измельчанию княжеских владений, а отношения между родственниками становились всё более запутанными. Возникавшие между князьями споры о старшинстве и порядке владения разрешались или договорами на съездах, или, если соглашение не удавалось, оружием.

Для предотвращения усобиц по инициативе Владимира Мономаха в октябре 1097 г. состоялся Любечский съезд 6 князей: великого князя киевского Святополка Изяславича, черниговских князей Давыда и Олега Святославичей, переяславского князя Владимира Мономаха, волынского князя Давыда Игоревича и теребовльского князя Василько Ростиславича. Князья заключили между собой мир и постановили не допускать междоусобных распрей, объединившись для защиты от половцев. По постановлению съезда каждому князю были отданы те земли, которые принадлежали его отцу. Таким образом, Русская земля перестала считаться единым владением всего княжеского дома, и стала совокупностью отдельных «отчин», наследственных владений ветвей княжеского дома.

Тем самым отменялась «лествичная» система занятия престолов, основанная на представлении, что все члены великокняжеской семьи являются совместными владельцами Русской землей. На смену ей пришло династическое правление. Русские земли были распределены между отдельными ветвями потомков Ярославичей. В отличие от установлений Ярослава Мудрого, теперь гарантом соблюдения новых норм отношений выступал не «старший», киевский, а все князья.

Такой же династический принцип престолонаследия существовал и в Московском княжестве, которое окончательно сформировалось в 1263 г. как удел Даниила Александровича, сына Александра Невского. Впервые серьезный конфликт по поводу наследования московского престола возник в 1425 г., когда после смерти великого князя Василия I Дмитриевича права его Василия II оспорил его младший брат Юрий Дмитриевич. Лишь в 1453 г. Василий II после продолжительной борьбы с дядей и двоюродными братьями окончательно закрепил за собой престол.

После пресечения прямой линии династии Рюриковичей (название утвердилось в XVI в.) в 1598 г. Земский собор избрал царем Бориса Годунова (шурина умершего царя Федора Ивановича). Годунов рассчитывал стать основателем новой династии, но его сын Федор уже через полтора месяца после смерти отца (еще до коронации) был убит сторонниками Лжедмитрия I. После свержения Лжедмитрия в 1606 г. на импровизированном соборе царем был избран Василий Шуйский; после его «сведения» с престола в 1610 году Боярская дума пригласила на престол польского королевича Владислава. После завершения Смутного времени в 1613 г. Земский собор избрал царем Михаила Федоровича Романова.

При первых Романовых престол переходил от отца к сыну (при наличии у царя мужского потомства). Порядок престолонаследия был изменен императором Петром I. 5 февраля 1722 г. он издал «Устав о наследовании престола». В соответствии с ним наследование Российского Императорского Престола стало возможным по завещанию государя. Стать преемником по новым правилам мог любой человек, достойный, по мнению государя, возглавить государство.

Однако сам Петр Великий завещания не оставил. В результате с 1725 по 1761 гг. произошло несколько дворцовых переворотов, подрывавших легитимность монархии. В результате последнего из дворцовых переворотов в декабре 1761 г. к власти пришла Екатерина II, свергнув своего мужа Петра III и отстранив от власти сына Павла.

Наследовав трон после смерти матери в 1796 г., Павел, чтобы в дальнейшем не допустить государственных переворотов и интриг, решил заменить прежнюю, введенную Петром Великим, систему на новую, которая четко устанавливала порядок наследования российского императорского престола. 5 апреля 1797 г. во время коронации Павла I в Успенском соборе московского Кремля был обнародован «Акт о престолонаследии», который с некоторыми изменениями просуществовал до 1917 г. Его проект Павел разработал совместно со своей супругой Марией Федоровной еще в 1788 г., будучи цесаревичем.

В Акте определялось преимущественное право на наследование престола за мужскими членами императорской фамилии. Женщины не были устранены от престолонаследия, но преимущество закрепляется за мужчинами по порядку первородства. Устанавливался порядок престолонаследия: в первую очередь наследие престола принадлежало старшему сыну царствующего императора, а после него всему его мужскому поколению. По пресечении сего мужского поколения, наследство переходило в род второго сына императора и в его мужское поколение, по пресечении же второго мужского поколения, наследство переходило в род третьего сына и так далее. При пресечении последнего мужского поколения сыновей императора, наследство оставлялось в том же роде, но в женском поколении. Такой порядок престолонаследия абсолютно исключал борьбу за престол. В «Акте» содержалось также положение о непризнании законными женитьб членов императорского дома без дозволения государя. Император Павел установил совершеннолетие для государей и наследников по достижении 16 лет, а для прочих членов императорской фамилии — 20 лет. На случай восшествия на престол несовершеннолетнего государя было предусмотрено назначение правителя и опекуна. В «Акте о престолонаследии» содержалось также очень важное положение о невозможности восшествия на российский престол лица, не принадлежащего к Православной Церкви.

В тот же день императором был издан и другой акт — Учреждение об императорской фамилии. Оно определяло состав императорского дома, иерархическое старшинство его членов, гражданские права членов, их обязанности по отношению к императору, устанавливало гербы, титулы и размеры содержания. В конце XIX в. в связи с ростом императорской фамилии (к 1885 г. было 24 великих князя) император Александр III ограничил ее состав. По новому Учреждению 1886 г. великими князьями стали считаться лишь дети и внуки императора, от которого они происходят; правнуки и последующее поколение считались князьями императорской крови. Определялись условия вступления в брак членов императорской фамилии. Изменялся и размер получаемого денежного содержания.

В течение XVIII в. члены династии Романовых заключали браки лишь с иностранными принцами и принцессами. Это стало уже само собой разумеющимся фактом, так что никому не приходило в голову, что установившаяся традиция может быть нарушена. Поэтому в Акте императора Павла I 1797 года понятие морганатического брака не было предусмотрено, что потребовало уточнения в момент возникновения первого прецедента. Этот случай возник в связи со вторым браком брата императора Александра I, цесаревича Константина Павловича, который пожелал жениться на польской княжне Грузинской. Император Александр Павлович разрешил этот брак, но своим Манифестом 20 марта 1820 г. установил «Мы признаем за благо, для непоколебимого сохранения достоинства и спокойствия Императорской Фамилии и самой Империи Нашей, присовокупить к прежним постановлениям об Императорской Фамилии следующее дополнительное правило: если какое лицо из Императорской фамилии вступит в брачный союз с лицом, не имеющим соответственного достоинства, то есть не принадлежащим ни к какому Царствующему или Владетельному Дому, в таком случае Лицо Императорской Фамилии не может сообщить другому прав, принадлежащих Членам Императорской Фамилии, и рождаемые от такого союза дети не имеют права на наследование Престола». Таким образом, потомки от морганатических браков лишались права на наследование престола. «Акт о престолонаследии» в отредактированном виде вместе с позднейшими актами, касающимися данной темы, включался во все издания Свода законов Российской империи.

«Акт о престолонаследии», который император Павел I собственноручно поместил в серебряный ларец, хранился на престоле Успенского собора. Позднее в этот ларец были добавлены манифест Александра I о запрете неравнородных браков, документы о передаче прав на наследование престола Николаю Павловичу (будущему императору Николаю I) и некоторые др. документы. В 1880 г. все они по распоряжению императора Александра III вместе с ларцом были переданы в Государственный архив.

Акт, Высочайше утвержденный в день священной коронации
Его Императорского Величества и положенный для хранения
на престол Успенского собора.


МЫ ПАВЕЛ, Наследник, Цесаревич и 
Великий Князь, и МЫ, Супруга Его МАРИЯ 
Великая Княгиня.
 
Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа.

Общим НАШИМ добровольным и взаимным согласием, по зрелом рассуждении и со спокойным духом постановили сей акт НАШ общий, которым по любви к Отечеству избираем наследником, по праву естественному, после смерти Моей, ПАВЛА, сына НАШЕГО большого, АЛЕКСАНДРА, а по нем все его мужеское поколение. По пресечении ceго мужеского поколения наследство переходит в род второго МОЕГО сына, где и следовать тому, что сказано о поколении старшего МОЕГО сына, и так далее, если бы более у меня сыновей было; что и есть первородство. По пресечении последнего мужеского поколения Сыновей МОИХ наследство остается в сем роде; но в женском поколении последне-царствовавшего, как в ближайшем Престолу, дабы избегнуть затруднений при переходе от рода в род, в котором следовать тому же порядку, предпочитая мужеское лицо женскому, однако здесь приметить надлежит единожды навсегда, что не теряет никогда права то женское лицо, от которого право беспосредственно пришло. По пресечении сего рода, наследство переходит в род старшего МОЕГО Сына в женское поколение, в котором наследует ближняя Родственница последне-царствовавшего рода вышеупомянутого Сына МОЕГО, а в недостатке оной то лицо мужеское или женское, которое заступает ее место, наблюдая что мужеское лицо предпочитается женскому, как уже выше сказано; что и есть заступление: по пресечении же сих родов наследство переходит в женский род прочих МОИХ Сыновей, следую тому же порядку; а потом в род старшей Дочери МОЕЙ в мужеское Ее поколение, а по пресечении оного в женское Ее поколение, следуя порядку, наблюденному в женских поколениях Сыновей МОИХ. По пресечении поколения мужеского и женского старшей Дочери МОЕЙ наследство переходит к поколению мужеского, а потом к женскому второй Дочери МОЕЙ и так далее. Здесь правилом положить должно, что меньшая сестра хотя бы и Сыновей имела не отъемлет права у старшей хотя бы не замужней, ибо оная могла бы выйти замуж и родить детей. Брат же меньший наследует прежде старших своих сестер. Положив правила наследства, должен объяснить причины оных, они суть следующая: дабы Государство не было без наследника. Дабы наследник был назначен всегда законом самим. Дабы не было ни малейшего сомнения, кому наследовать, дабы сохранить право родов в наследстве, не нарушая права естественного, и избежать затруднений при переходе из рода в род. Учредив таким образом наследство, должно дополнить сей закон нижеследующим: когда наследство дойдет до такого поколения женского, которое царствует уже на другом каком Престоле, тогда предоставлено наследующему лицу избрать веру и Престол, и отрещись вместе с наследником от другой веры и Престола, если таковой Престол связан с законом, для того, что Государи Российские суть главою церкви, а если отрицание от веры не будет, то наследовать тому лице, которое ближе по порядку. За сим должны обязаться свято наблюдать сей закон о наследства при вступлении и помазании, если наследовать будет женское лицо, и таковая Особа будет замужем или выйдет, тогда мужа не почитать Государем, отдавать однако ж почести наравне с Супругами Государей и пользоваться прочими преимуществами таковых, кроме Титула. Женитьбы не почитать законными без дозволения Государя на оные. В случае малолетства наследующей Особы порядок и безопасность Государства и Государя требуют учреждения Правительства и опеки до совершеннолетия. Совершеннолетие полагается Государям обоего пола и наследникам шестнадцать лет, дабы сохранить время правительства. Если последне-царствовавший не назначил Правителя и Опекуна, ибо ему следует учинить сей выбор для лучшей безопасности, правительство Государства и опека персоны Государя следуют Отцу или Матери, Отчим же и Мачеха исключаются, а за недостатком сих ближнему к наследству из родственников совершеннолетних, обоего пола, малолетнего, совершеннолетие прочих обоего пола особ Государских фамилий полагается двадцать лет, не способность законная препятствует быть Правителем и Опекуном, а именно безумие, хотя бы временное, и вступление вдовых во второй брак во время правительства и опеки. Правителю полагается совет правительства и как Правитель без совета, так и совет без Правителя существовать не могут: совету же нет дела до опеки. Совету же сему состоять их шести особ первых двух классов по выбору Правителя, которому и назначать других при случающихся переменах; в сей совет правительства входят все дела без изъятия, которые подлежат решению самого Государя, и все те, которые как к нему, так и в совет Его вступают; Правитель же имеет голос решительный, мужеские особы Государской Фамилии могут заседать в сем совете по выбору Правителя, но не прежде своего совершеннолетия и не в число шести особ, составляющих совет. Назначение сего совета и выбор членов оного полагаются в недостатке другого распоряжения скончавшегося Государя, ибо оному должны быть известны обстоятельства и люди. Сим МЫ должны были спокойствию Государства, которое на твердом законе о наследстве основано, о чем каждый добромыслящий уверен. МЫ желаем, чтоб сей акт послужил доказательством самым сильнейшим, пред всем светом НАШЕЙ любви к Отечеству, любви и согласия НАШЕГО брака и любви к детям, и потомкам НАШИМ. В знак и свидетельства чего подписали НАШИ ИМЕНА и приложили печати Гербов НАШИХ. Апреля 7 дня 1797 года.


© ФКУ «Российский государственный исторический архив» (РГИА)
Ф.1329. Оп.1. Д.191. Л.16-17

XVIII век