Манифест «О вступлении на Престол Императрицы Екатерины II»
28.06.1762
1

Екатерина II, урождённая принцесса Софья Августа Фредерика Анхальт-Цербстская, в 1745 г. вышла замуж за наследника русского престола, великого князя Петра Фёдоровича (будущего императора Петра III). Екатерина до восшествия на престол, не принимая непосредственного участия в политической жизни страны, делала всё возможное, чтобы лучше узнать её историю и традиции: выучила русский язык, подчёркнуто соблюдала православные обычаи, завоевала авторитет в среде русской знати. Также много читала по истории, экономике, философии, была сторонницей идей французских просветителей. С восшествием на престол Петра III (в декабре 1761 г.) у Екатерины возникли опасения, что её могут удалить от двора в монастырь. Рост в среде столичного дворянства недовольства политикой императора, который заключил союз с прусским королем Фридрихом II, помог Екатерине организовать заговор против мужа и совершить 28 июня 1762 г. государственный переворот, в результате которого она взошла на престол под именем Екатерины II.


Будущая правительница России была дочерью немецкого принца Христиана Августа Ангальт-Цербстского, полкового командира в Штеттине на службе у прусского короля, и принцессы Иоганны Елизаветы, происходившей из Гольштейн-Готторпского дома. Через родню матери была связана кровными узами с несколькими королевскими домами Европы, в частности приходилась племянницей шведскому королю Адольфу Фредрику. При рождении она была крещена в лютеранстве с именем София Фредерика Августа, получила домашнее образование. Жизнь Софьи Августы Фредерики круто переменилась в феврале 1744 г., когда она в неполные 15 лет по приглашению императрицы Елизаветы Петровны прибыла в Россию как невеста своего троюродного брата, наследника русского престола, великого князя Петра Фёдоровича (при рождении — Карл Петер Ульрих, герцог Гольштейн-Готторпский). 28 июня 1744 г. она приняла православие, получив имя Екатерина Алексеевна. 29 июня была обручена, а 21 августа 1745 г. обвенчана с Петром Феодоровичем. Однако брак оказался несчастливым, взаимоотношения Екатерины с мужем и императрицей Елизаветой Петровной были крайне тяжелыми. В 1754 г. у Екатерины родился сын Павел (впоследствии император Павел I Петрович). Существуют предположения, что настоящим отцом ребенка был не Петр Федорович, а один из тогдашних фаворитов Екатерины, граф С.В. Салтыков, который сразу после рождения наследника был отправлен за границу. Почти сразу после рождения ребенка отняли у матери, его воспитанием занялась Елизавета Петровна.

Несмотря на тяготы личной жизни, великая княгиня старательно изучала русский язык, ежедневно по несколько часов упражнялась в русской грамматике, читала книги, которые получала из библиотеки Санкт-Петербургской Академии наук. Одновременно она изучала и труды по истории Европы, в том числе «Историю Генриха Великого» архиепископа А. де Перефикса, «Всеобщую историю Германии» Ж. Барра, сочинения французских просветителей Ш.Л. Монтескьё, Вольтера, Д. Дидро, К.А. Гельвеция и др. Именно в это время начали складываться взгляды и убеждения будущей императрицы. Екатерина увлеклась идеей «философа на троне», «просвещенного монарха», который должен принести своему народу мудрые законы, просвещение и умножить благосостояние граждан.

В последние годы царствования Елизаветы Петровны Екатерина стала гораздо популярнее своего супруга при дворе, в столичном обществе и в гвардии. После кончины императрицы 25 декабря 1761 г. к власти пришел Петр III, с которым Екатерина Алексеевна практически не общалась. Рост недовольства политикой императора помог ей организовать заговор, руководителями которого стали графы Н.И. Панин, К.Г. Разумовский, Г.Г. и А.Г. Орловы и княгиня Е.Р. Дашкова. 27 июня 1762 г. был арестован П.Б. Пассек, один из участников заговора, что ускорило развитие событий. На следующий день Екатерина приехала из Петергофа в Санкт-Петербург (Петр III находился в то время во дворце в Ораниенбауме). Одевшись в гвардейский мундир елизаветинской поры, она явилась в казармы гвардейского Измайловского полка и призвала солдат защитить ее и наследника престола Павла. Измайловцы радостно поддержали Екатерину.  Потом были приведены к присяге преображенцы, семеновцы, конногвардейцы и гвардейские артиллеристы. Во главе гвардии Екатерина прошествовала к Зимнему дворцу. Там ей присягнули Синод и Сенат. Адмирал Талызин склонил на сторону Екатерины Кронштадт. Тем временем Петр III находился в Ораниенбауме. Фельдмаршал Миних, только что вернувшийся из сибирской ссылки, советовал императору бежать в Померанию (южное побережье Балтийского моря), где стояла часть российских войск. Но Петр III метался по Ораниенбауму, затем поплыл в Кронштадт. Моряки встретили императора выстрелом из пушки и предупредили, что следующий залп разнесет его баркас. Петр III вернулся в Ораниенбаум и в полдень 29 июня 1762 г. подписал отречение в пользу Екатерины II. Себе он молил оставить лишь фаворитку Елизавету Воронцову, скрипку и мопса. Императрица не склонна была выполнять даже эти просьбы мужа. Свергнутого императора держали под стражей на мызе Ропша (под Санкт-Петербургом), где он 6 июля скончался при невыясненных обстоятельствах. 

По официальной версии, причиной смерти Петра стали «геморроидальные колики» (инфаркт или инсульт), но практически сразу получили широкое хождение слухи о том, что он убит. Распространено мнение о том, что экс-император был убит фаворитом Екатерины графом А. Орловым, лично или по его приказу. Однако единственный документ, где содержится прямое признание его вины, — поддельное письмо Орлова Екатерине, сфабрикованное в начале XIX в. графом Ф.В. Ростопчиным. 7 июля был обнародован траурный манифест, извещавший о смерти бывшего императора и приглашавший молиться «без злопамятствия» о спасении души почившего. Петра III привезли прямо в Александро-Невскую лавру и там скромно похоронили рядом с бывшей правительницей Анной Леопольдовной. Сразу после восшествия на престол в 1796 г. Павла I, останки его отца перенесли в Петропавловский собор и перезахоронили одновременно с погребением Екатерины II.

Екатерина II, в отличие от многих других российских монархов, при восшествии на престол имела чёткие представления о необходимых в стране преобразованиях. Она намеревалась завершить начатый Петром I процесс формирования регулярного государства, но в соответствии со своей политической программой, связанной с идеями Просвещения, — государства, основанного на справедливых, «фундаментальных» законах, обязательных к исполнению как самим монархом, так и подданными. Создание такой «законной монархии» она считала важнейшей задачей царствования. Смысл своей политики Екатерина видела в обеспечении «блага» и «безопасности» каждого подданного и общества в целом. Для устройства русского общества единственно приемлемой она считала сословную структуру европейского типа, где права и привилегии каждого сословия (за исключением крепостных) были бы изложены согласно единой законодательной схеме. Особое значение Екатерина II придавала формированию «среднего рода людей» — аналога западноевропейского третьего сословия, которое должно было обеспечить экономическое процветание страны. Единственной пригодной для России формой политического правления Екатерина полагала самодержавие. Важнейшим пороком социального устройства, по её мнению, являлось крепостное право, которое она осуждала с гуманистической точки зрения и считала тормозом социально-экономического развития страны. Императрица выступала за свободу предпринимательства, считала необходимым привлекать в Россию переселенцев из других стран и осваивать с их помощью слабозаселённые территории Поволжья, Приуралья и Новороссии. При этом Екатерина не была сторонницей механического перенесения на русскую почву западноевропейских социальных теорий, считала необходимым учёт российской специфики, традиций и обычаев. Личные качества Екатерины, её трудолюбие, стремление вникнуть в мельчайшие вопросы внутренней и внешней политики, умение воспринимать и эффективно использовать чужие идеи, оценивать своих соратников прежде всего с точки зрения их компетентности способствовали формированию в России во 2-й половине XVIII в. плеяды выдающихся государственных деятелей, дипломатов, военачальников, деятелей науки и культуры, среди них — А.А. Безбородко, И.И. Бецкой, В.Л. Боровиковский, А.А. Вяземский, Е.Р. Дашкова, Г.Р. Державин, Д.Г. Левицкий, Н.И. Панин, Г.А. Потёмкин-Таврический, П.А. Румянцев-Задунайский, А.В. Суворов.

Божиею милостию Мы, Екатерина вторая, Императрица и Самодержица всероссийская и прочее и прочее и прочее.

Всем прямым сынам Отечества Российского явно оказалось, какая опасность всему Российскому Государству начиналась самым делом, а именно: закон Наш Православный Греческий перво всего восчувствовал свое потрясение и истребление своих преданий церковных, так, что Церковь Наша Греческая крайне уже подвержена оставалась последней своей опасности переменой древнего в России Православия и принятием иноверного закона. Второе, слава Российская, возведенная на высокую степень своим победоносным орудием, через многое свое кровопролитие, заключением нового мира самим ее злодеям отдана уже действительно в совершенное порабощение; а между тем внутренние порядки, составляющие целость всего Нашего Отечества, со всем испровержены.

Того ради, убеждены будучи всех Наших верноподданных таковой опасностью, принуждены были, приняв Бога и Его правосудие Себе в помощь, а особливо видев к тому желание всех Наших верноподданных явное и нелицемерное, вступили на Престол Наш Всероссийский Самодержавно, в чем и все Наши верноподданные присягу Нам торжественную учинили.

Екатерина

XVIII век