Бухарестский мирный договор между Россией и Турцией
16(28).05.1812
1

Бухарестский мир между Россией и Турцией был заключен 16 (28 мая) 1812 г. по итогам русско-турецкой войны 1806-1812 гг. Со стороны России подпись под договором поставил граф Михаил Илларионович Кутузов, а со стороны Порты — верховный визирь Ахмед-паша. Бухарестский договор улучшил стратегическое положение Российской империи за счет присоединения восточной части Молдавии и получения морских баз на Кавказском побережье Черного моря. Укреплению международного положения России способствовало и право торгового судоходства по всему течению Дуная.

И, наконец, договор обеспечил безопасность юго-западных границ России накануне войны с Францией и усиления войск, прикрывавших западные границы империи за счет освободившихся частей Дунайской армии.


Поводом к войне стали отставки в августе 1803 г. правителей Молдавии Александра Музури и Валахии Константина Ипсиланти. Тогда как по русско-турецким договорам назначение и смещение правителей Дунайских княжеств должно было согласовываться с российским правительством. Еще в 1783 г. по настоянию российского посланника в Константинополе Я.Н. Булгакова турецкое правительство издало хатти-шериф, по которому были упорядочены подати в Молдавии и Валахии, а вопрос о смещении господарей ставился лишь в случае совершения ими преступлений. В 1802 г. посланник России в Турции В.С. Тамара в результате переговоров с Портой добился принятия дополнительных статей к хатти-шерифам, определявших внутреннее устройство Молдавии и Валахии.

Согласно 16-й статье Кючук-Кайнарджийского мирного договора в ноябре 1806 г. в княжества была введена 40-тысячная армия под командованием генерала И.И. Михельсона. Если крепости Хотин, Бендеры, Аккерман и Килия сдались без боя, то попытка взятия генералом Мейендорфом Измаила кончилась неудачей. Правда, отряду генерала Милорадовича удалось изгнать турок из захваченного ими Бухареста.

Под влиянием французской дипломатии 18 декабря 1806 г. Турция объявила России войну. Несмотря на все протесты и действия (прорыв британской эскадры через Дарданеллы) Англии, стремящейся ослабить в регионе французское влияние, султан заключил союз с Наполеоном и объявил войну англичанам. Активные военные действия на Дунае и Кавказе начались с весны 1807 г. и шли с переменным успехом: осада Измаила до конца июля ограничивалась отражением турецких вылазок, корпус Каменского был вынужден отступить от Браилова, а Милорадович отошел к Бухаресту. Однако он не дал соединиться армии визиря и рущукского паши Мустафы, эскадра Д.Н. Сенявина разгромила турецкий флот в Афонском сражении, а после взятия Белграда Сербия в июле перешла под российский протекторат. В Закавказье армия Гудовича, сперва действовавшая неудачно, разбила Юсуфа-пашу на реке Арпачай, а Черноморская эскадра овладела Анапой.

Военные неудачи и Тильзитский мирный договор между Россией и Францией (июнь 1807 г.) вынудили турок принять предложенное российской стороной перемирие, заключенное 12 августа 1807 г. до 3 марта 1809 г. Русские войска оставляли Дунайские княжества, возвращали захваченные корабли и остров Тенедос. Османы, в свою очередь, обязались не вступать в княжества и прекратить боевые действия в Сербии.

Увеличив после заключения мира с Наполеоном численность Дунайской армии до 80 тысяч человек, Александр I поставил перед новым главнокомандующим князем Прозоровским задачу изменить условия перемирия. В соответствии с одним из секретных условий Тильзитского мира, Александр I должен был принять посредничество Франции в военном конфликте с Турцией. Он пообещал вывести войска из княжеств при условии, что их не оккупируют турки. Правда, российское правительство использовало все предлоги, чтобы не ратифицировать эту договоренность и оставить войска на прежних позициях. Между Наполеоном и русским императором даже поднимался (хотя и весьма осторожно) вопрос о возможности раздела Османской империи. Но реально позиция России в восточном Средиземноморье была ослаблена передачей французам Ионических островов. Более того, Наполеон не собирался позволить России увеличить свое влияния на Балканах. Франко-русские отношения после Тильзита демонстрировали несовместимость внешнеполитических целей двух держав. В конце 1807 г. Наполеон предложил план сохранения за Россией Дунайских княжеств в обмен на Силезию, но одновременно выдвигал идею франко-австрийского союза для сдерживания России на Балканах. В 1808 г. на встрече в Эрфурте Наполеон признал право России на княжества взамен на обещание поддержать Францию в случае конфликта с Австрией.

В свою очередь, Порта, пойдя на сближение с Англией и Австрией, не желала менять условия и в марте 1809 г. объявила России войну. Обострившиеся к началу 1811 г. отношения с Францией диктовали необходимость скорейшего заключения мира с турками, чему препятствовали не только Франция, но и Австрия. В марте 1811 г. русскую армию возглавил генерал М.И. Кутузов, вступивший в мирные переговоры с визирем. Но так как обе стороны не шли на уступки, переговоры вскоре были прерваны. Только разгром главных сил турок в сражениях у Рущука и Слободзеи, а также отступление Измаил-бея к Софии склонили турецкое правительство к подписанию мирного договора.

Переговоры в Журжеве с осени 1811 г. проходили в сложной международной обстановке, связанной с назревавшей войной между Францией и Россией. Учитывая это, Турция пыталась затянуть переговоры, но настойчивость и дипломатический талант М.И. Кутузова привели к успешному их завершению за месяц до начала нашествия Наполеона I на Россию. Успеху переговоров способствовал также отказ России от жестких территориальных требований к Турции.

Договор состоял из 16 открытых и 2 секретных статей, которые предусматривали разрушение укреплений Измаила и Килии, переходивших к России, и предоставляли право российским кораблям пользоваться стоянками у турецких берегов в районе Поти. Впрочем, если Россия полностью ратифицировала договор, то Турция, стремясь затруднить решение вопроса о заходе русских кораблей в турецкие воды, ратифицировала только основной договор (без секретных статей).

Договор без сомнения улучшил стратегическое положение Российской империи. Он устанавливал новую российско-турецкую границу по реке Прут (вместо Днестра) до соединения его с Дунаем, а затем по Килийскому руслу Дуная до Черного моря. То есть к России отходила восточная часть Молдавского княжества в Пруто-Днестровском междуречье (в дальнейшем Бессарабская область) с крепостями Хотин, Бендеры, Аккерман, Килия и Измаил. Эта область составляла 50% территории Молдавии и 25% населения. Кроме того, Россия получила право торгового судоходства по всему течению Дуная и плавания военных кораблей от Килийского устья до впадения реки Прут в Дунай. Гарантировалась и охрана торговых интересов России на Востоке.

Турции были возвращены западная часть Молдавии (по правому берегу р. Прут) и Валахия. При этом договор восстанавливал привилегии Дунайских княжеств, предоставленные им русско-турецкими договорами 1774, 1791 и 1802 гг. Кроме того, Турция обязалась на два года освободить население княжеств от налогов. Тем не менее, в декабре 1813 г. молдаване опять обратились к России с прошением о покровительстве. Сербия, которая объявила себя независимым королевством под протекторатом России, ограничилась получением автономии в вопросах внутреннего самоуправления и сбора налогов в пользу султана, заложившей основы ее будущей независимости. Повстанцам была дана амнистия.

На Кавказе туркам возвращались все пункты, завоеванные русскими войсками в ходе войны (Анапа, Поти, Ахалкалаки), но Россия сохраняла за собой добровольно присоединившиеся к ней в 1803-1804 гг. владения Западной Грузии (Мингрелию, Гурию и Имеретию) на Черноморском побережье до Арпачая, Аджарских гор и Черного моря. Россия впервые получала морские базы на Кавказском побережье Черного моря.

Договор укрепил военно-политическое положение страны, обеспечив накануне войны с Францией безопасность юго-западных русских границ и высвобождение Дунайской (Молдавской) армии для усиления войск, прикрывавших западные границы империи. Договор лишал Францию такого ценного союзника, как Османская империя, которая отказалась от союза с Наполеоном. Кроме того, мирный договор с Турцией способствовал и заключению в следующем году мира с Персией.

После заключения Бухарестского мира был издан манифест о выводе русских войск из турецкой части Молдавии. Одновременно жителям с обоих берегов Прута было разрешено в течение года свободно переселяться на турецкую и русскую территорию и продавать свою собственность. Уже после ратификации договора адмирал П.В. Чичагов предложил императору двинуть войска в Далмацию, Адриатику и Швейцарию с целью основания на Балканах Славянской империи под российской эгидой. В условиях неминуемой войны с Францией, Александр I использовал угрозу воплощения этого плана для дипломатического давления на Австрию, добившись от австрийского правительства обещания держать свои силы в резерве при нападении Наполеона на Россию.

Трактат о мире между Россиею и Оттоманскою Портою

Божиею поспешествующею милостию, Мы, Александр Первый, Император и Самодержец, Всероссийский, и прочее, и прочее, и прочее. Объявляем через сие, кому о том ведать надлежит, что 16 числа мая месяца сего 1812 года, между Нашим Императорским Величеством и Его Величеством Императором Оттоманским, Преизрядных Султанов Великим и Почтеннейшим, Королем Лепотнейшим, Мекским и Мединским и Защитителем Святого Иерусалима, Королем и Императором пространнейших провинций, населенных в странах Европейских и Азиатских, и на Белом и на Черном море, Светлейшим, Державнейшим и Великим Императором, Султаном сыном Султанов и Королем сыном Королей, Султаном Магмуд-Ханом, сыном Султана Абдуль-Гамид_Хана, в силу данных с обеих сторон полномочий, а именно: с Нашей Сиятельнейшему и Высокопревосходительному Графу Михаилу Ларионовичу Геленищеву-Кутузову, Нашему Генералу от Инфантерии, Главнокомандующему Нашей Армиею, и орденов Наших Кавалеру, также Императорско-Австрийского ордена Марии Терезии Большого Креста Кавалеру и ордена Св. Иоанна Иерусалимского Командору, а со стороны Его Величества Императора Оттоманского, Сиятельнейшему и Высокопревосходительному Верховному Визирю и Главнокомандующему Армиею Блистательной Порты Оттоманской Ахмеду Паше, постановлен и заключен избранными с обеих сторон уполномоченными договор вечного мира между обеими Империями, состоящий в шестнадцати статьях, которые от слова до слова гласят так. 

Во имя Господа Всемогущего.

Его Императорское Величество, Всепресветлейший и Державнейший Великий Государь, Император и Самодержец Всероссийский, и Его Величество, Всепресветлейший и Державнейший Великий Государь, Император Оттоманский, имея искренне взаимное желание, дабы продолжающаяся между обоюдными Державами война прекращена, мир же, дружба и доброе согласие прочим образом восстановлены были, рассудили заблаго: сие праведное и спасительное дело препоручить старанию и руководству главных уполномоченных к тому, и именно Его Императорского Величества, Самодержца Всероссийского, Сиятельнейшего и Высокопревосходительного Графа Михаила Голенищева-Кутузова, Г. Генерала от Инфантерии, Главнокомандующего Его Армиею, Всех Российских орденов и Большого Креста Императорско-Австрийского ордена Марии Терезии Кавалера и Командора Державного ордена Св. Иоанна Иерусалимского, а от Его Величества, Императора Оттоманского, Сиятельнейшего и Высокопревосходительного Г. Верховного Визиря и Главнокомандующего войсками блистательной Порты Оттоманской Ахмед Паши, с тем, чтобы для постановления, заключения и подписания мирного договора избраны, назначены и подлежащею полною доверенностью от обеих сторон снабжены были достойные особы. Вследствие чего избраны, назначены и уполномочены, а именно: со стороны Российского Императорского Двора Превосходительные и Высокопочтенные Гг. Андрей Италийский, Его Императорского Величества Тайный Советник, Действительный Камергер, орденов Св. Владимира второй степени, Св. Анны первого и Св. Георгия третьего классов Кавалер; и Иосиф Фонтон, Его Императорского Величества Действительный Статский Советник, орденов Св. Владимира третьей степени и Св. Анны второго класса Кавалер; со стороны же Блистательной Порты Оттоманской, Превосходительные и Высокопочтенные Гг. Эссеид Саид Магоммед Халиб Эфенди, Действительный Кегая Бей Блистательной Порты Оттоманской; Муфти Заде Ибрагим Селим Эфенди, Кази-Аскер Анадольский, Действительный Судья Армии Оттоманской, и Абдул Гамид Эфенди, Действительный Еничерилери Киатиби; которые, собравшись в город Бухарест, по размене своих полномочий, постановили нижеследующие статьи:

Ст. I. Вражда и несогласие, существовавшие доселе между обеими Высокими Империями, прекращаются отныне впредь сим Трактатом, как на суше, так и на воде, и да будет на веки мир, дружба и доброе согласие между Его Императорским Величеством Самодержцем и Падишахом Всероссийским и Его Величеством Императором и Падишахом Оттоманским, Их Наследниками и Преемниками Престолов и Обоюдными их Империями.

Обе Высокодоговаривающиеся Стороны приложат неусыпное старание об отвращении всего, что могло бы причинить вражду между обоюдными подданными; они исполнят в точности все, сим мирным Трактатом постановленное, и будут строго наблюдать, чтобы впредь ни с той, ни с другой стороны, ни явным, ни тайным образом не было поступаемо вопреки настоящему Трактату.

Ст. II. Обе Высокие Договаривающиеся Стороны, восстановляя, таким образом, между собой искреннюю дружбу, соизволяют на амнистию и общее прощение всем тем из их подданных, кои, в продолжении оконченной теперь войны, участвовали в военных действиях, или каким бы то ни было образом, вопреки интересам Их Государей и Государств. Вследствие сей им дарованной амнистии, никто из них не будет, впредь обижаем или притесняем за прошедшие их поступки, но всяк, возвратившийся в свое жилище, будет пользоваться имением, коим он прежде владел, под защитой и покровительством законов, наравне с другими.

Ст. III. Все Трактаты, конвенции, акты и постановления, учиненные и заключенные в разные времена между Российским Императорским Двором и Блистательной Портой Оттоманской, во всем совершенно подтверждается как сим Трактатом, так и предыдущими, выключая токмо те статьи, кои по временам были подвержены переменам; и обе Высокие Договаривающиеся Стороны обязываются соблюдать их свято и нерушимо.

Ст. IV. Первой статьей предварительных пунктов, наперед уже подписанных, постановлено, что река Прут со входа ее в Молдавию до соединения ее с Дунаем и левый берег Дуная с сего соединения до устья Килийского и до моря, будут составлять границу обеих империй, для коих устье сие будет общее. Небольшие острова, кои до войны не были обитаемы, и начиная напротив Измаила до помянутого устья Килийского находятся ближе к левому берегу, имеющему принадлежать России, не будут обладаемы ни единой из обеих Держав, и на оных впредь никаких не делать укреплений, ни строений, но островки сии останутся пусты, и обоюдные подданные могут туда приезжать единственно для рыболовли и рубки леса. Стороны двух больших островов, лежащих напротив Измаила и Килии, также пустыми и незаселенными останутся пространством на час расстояния, начиная с самого ближайшего пункта помянутого левого берега дунайскаго; пространство сие будет означено знаками, а жилища до войны бывшие, равно и старая Килия, останутся за сей порубежной чертой. 

Вследствие вышепомянутой статьи, Блистательная Порта Оттоманская уступает и отдает Российскому Императорскому Двору земли, лежащие по левому берегу Прута, с крепостями, местечками, селениями и жилищами, там находящимися, средина же реки Прута будет границей между обеими высокими Империями.

Купеческие корабли обоих Дворов могут, как и прежде, въезжать в помянутое устье Килийское, а равно и по всему течению реки Дуная. А что касается до военных кораблей Российского Императорского Двора, то оные могут там ходить с Килийского устья до соединения реки Прута с Дунаем.

Ст. V. Его Величество Император и Падишах Всероссийский отдает и возвращает Блистательной Порте Оттоманской землю Молдавскую, лежащую на правом берегу реки Прута, а также Большую и Малую Валахию, с крепостями, в таком состоянии, как они теперь находятся, с городами, местечками, селениями, жилищами и со всем тем, что в сих провинциях ни заключается, купно с островами дунайскими, выключая вышесказанные в четвертой статье сего Трактата.

Акты и постановления касательно привилегий Молдавии и Валахии, кои существовали и соблюдаемы были до сей войны, подтверждаются на таком основании, как постановлено в пятой статье предварительных пунктов. Изображенные в четвертой статье Ясского Трактата условия будут в точности исполнены, и которые гласят так: не требовать никакого платежа за старые счеты, ни податей за все военное время, напротив того жителей сих обеих Провинций уволить от всяких налогов впредь на два года, считая со дня размена ратификаций; и дать срок жителям сих Провинций, желающим оттуда переселиться в другие места. Само по себе разумеется, что сей срок будет продолжен на четыре месяца, и что Блистательная Порта согласится подати Молдавии сообразить по соразмерности теперешней ее земли.

Ст. VI. Кроме границы реки Прута, границы со стороны Азии и других мест восстановляются совершенно так, как оные были прежде до войны, и как постановлено в третьей статье предварительных пунктов. Вследствие чего Российский Императорский двор отдает и возвращает Блистательной Порте Оттоманской, в таком состоянии, в каком теперь находятся крепости и замки, внутри сей границы лежащие и оружием его завоеванные, купно с городами, местечками, селениями, жилищами и со всем тем, что сия земля в себе содержит.

Ст. VII. Магометанские жители уступленных земель Российскому Императорскому Двору, которые могли бы в оных находиться по причине войны, и природные жители других мест, остававшиеся в продолжение войны в сих же уступленных землях, могут, буде пожелают, перейти в области Блистательной Порты с их семействами и имением и там навсегда остаться под ее властью; в чем им не токмо ни малейшего не будет чинимо препятствие, но и позволится им продать свое имение кому пожелают из тамошних подданных и вырученные за то деньги перевесть во владения Оттоманские. Таковое же позволение дается и природным жителям помянутых уступленных земель, имеющим там свои владения и находящимся теперь в областях Блистательной Порты.

На сей конец дается тем и другим восемнадцать месяцев сроку, начиная со дня размена ратификаций сего Трактата, для распоряжения их вышепомянутых дел. Равным образом и Татары Орды Едиссапской, перешедшие в продолжение сей войны из Бессарабии в Россию, могут, буде пожелают, возвратиться в области Оттоманские, но с тем, что Блистательная Порта будет тогда обязана заплатить Российскому Императорскому Двору за издержки, кои могли быть употреблены на перевоз и обзаведение сих Татар.

Напротив того, Христиане, имеющие владения в землях, Российскому Двору уступленных, а также и те, кои, будучи уроженцы сих самих земель, находятся теперь в других местах Оттоманских, могут, буде пожелают, перейти и поселиться в помянутых уступленных землях, с их семействами и имуществом; в чем им не будет чинимо никакого препятствия, и им позволяется продать имение всякого рода, каким они владеют в областях Блистательной Порты, жителям тех же мест Оттоманских, и вырученные за то деньги перевесть в области Российской Империи, им также дастся на сей конец восемнадцать месяцев сроку, считая со дня размена ратификаций настоящего мирного Трактата.

Ст. VIII. Сообразно тому, что постановлено четвертой статьей предварительных пунктов, хотя и нет никакого сомнения, что Блистательная Порта по правилам своим употребит снисхождение и великодушие против народа Сербского, как издревле подданного сей державе и дань ей платящего, однако ж, взирая на участие, какое Сербы принимали в действиях сей войны, признано за приличное постановить нарочные условия о их безопасности. Вследствие чего Блистательная Порта дарует Сербам прощение и общую амнистию, и они никоим образом не могут быть обеспокоиваемы за прошедшие их деяния. Крепости, какие могли они построить по случаю войны в землях ими обитаемых, и коих там не было прежде, будут, так как оные для будущего времени бесполезны, разрушены, и Блистательная Порта вступит во владение по-прежнему всеми крепостями, паданками и другими укрепленными местами всегда существующими, с артиллерией, военными припасами и другими предметами и военными снарядами, и она там учредит гарнизоны по своему благоусмотрению. Но дабы сии гарнизоны не делали Сербам никаких притеснений, в противность прав подданным принадлежащих; то Блистательная Порта, движимая чувствием милосердия, примет на сей конец с народом Сербским меры, нужные для его безопасности. Она дарует Сербам, по их просьбам, те самые выгоды, коими пользуются подданные ее островов Архипелагских и других мест, и дает им восчувствовать действие великодушия ее, предоставив им самим управление внутренних дел их, определив меру их податей, получая оные из собственных их рук, и она учредит, наконец, все сии предметы обще с народом Сербским.

Ст. IX. Все военнопленные, как мужского, так и женского пола, какого бы они народа и состояния ни были, находящиеся в обеих Империях, должны, вскоре по размене ратификаций сего мирного Трактата, возвращены и выданы быть без малейшего выкупа или платежа, выключая однако Христиан, принявших по собственной их воле веру Магометанскую в областях Блистательной Порты, и Магометан, также по совершенному их желанию принявших веру христианскую в областях Империи Российской.

Таким же образом поступаемо будет и с теми Российскими подданными, кои по подписании сего мирного Трактата попались бы по какому-нибудь случаю в плен, и которые могут находиться в областях, Блистательной Порте принадлежащих. Российский Двор обещает со своей стороны поступать в том равномерно со всеми подданными Блистательной Порты.

За суммы, употребленные обеими Высокими Договаривающимися Сторонами на содержание пленных, не требовать никакого платежа. Сверх того, каждая из обеих сторон снабдит сих пленных всем тем, что им будет нужно на проезде до границы, где они обоюдными Комиссарами разменены будут.

Ст. X. Все дела и требования обоюдных подданных, отложенные по причине войны, не будут оставлены, но опять рассмотрены и решены, в силу законов, по заключении мира. Долги, какие обоюдные подданные могут иметь одни на других, а равно и долги на казне, имеют быть немедленно и сполна заплачены.

Ст. XI. По заключении мирного Трактата между обеими Высокими Империями, и по размене ратификаций обоих Государей, войска сухопутные и флотилия Российского Императорского Двора выйдут из предлогов Империи Оттоманской. Но как нужно сообразить сей выход с расстоянием мест и их обстоятельств, то обе Высокие Договаривающиеся Стороны согласились назначить трехмесячный срок, считая со дня размена ратификаций, для окончательного выхода, как со стороны Молдавии и Валахии, так и со стороны Азии. Вследствие того, со дня размена ратификаций до истечения помянутого срока, сухопутные войска Российского Императорского Двора совсем выйдут как со стороны Европейской, так и со стороны Азиатской, из всех земель, возвращенных Блистательной Порте Оттоманской сим Трактатом; флотилия и все военные суда также оставят воды Блистательной Порты Оттоманской.

Пока войска Российские будут находиться в землях и крепостях, имеющих возвращены быть Блистательной Порте Оттоманской, сообразно настоящему мирному Трактату, до истечения срока для выхода войск положенного, до тех пор управление и порядок вещей останутся в таком состоянии, в каком они теперь существуют, под властью Российского Императорского Двора, и Блистательная Порта Оттоманская никоим образом не будет в то мешаться до истечения срока, назначенного для выхода всех войск, которые будут снабжать себя всеми съестными припасами и другими нужными предметами до последнего дня их выхода, таким образом, как они себя там поныне снабжали.

Ст. XII. Когда Министр или поверенный в делах Российского Императорского Двора, пребывающий в Константинополе, представит записку для истребования, по силе статьи VII Ясского трактата, удовлетворения за убытки, причиненные подданным и купцам Российского Императорского Двора Корсарами Правительств Алжирского, Тунисского и Трипольского, или для учинения протестов по предметам, относящимся к постановлениям торгового трактата, подтвержденного, и кои причинили бы споры и жалобы; в таком случае Блистательная Порта Оттоманская обратит внимание свое на исполнение того, что предписывают Трактаты, и чтобы помянутые предметы были исследованы и решены, без всякого упущения предписаний и публикаций на таковой конец издаваемых. Российский Императорский Двор будет тоже самое наблюдать в рассуждении подданных Блистательной Порты сообразно торговым постановлениям.

Ст. XIII. По заключении сего мирного Трактата, Российский Императорский Двор соглашается на то, чтобы Блистательная Порта Оттоманская, по сходству Богослужения с Персианами, употребила добрые услуги свои, дабы война между Двором Российским и Персидской державой была кончена, и между ими восстановлен мир по взаимному их согласию.

Ст. XIV. По размене ратификаций сего мирного Трактата Главноуполномоченными обеих Империй, будут отправлены взаимно и без отлагательства повеления ко всем начальникам войск, как сухопутных, так и морских, о прекращении неприятельских действий; воспоследовавшие же после подписания настоящего Трактата имеют быть почтены как бы неслучившимися, и не причинят никакой перемены в постановлениях, изображенных в сем Трактате. Равным образом и все то, что в сие междовремие было бы завоевано той или другой из Высоких Договаривающихся Сторон будет возвращено немедленно.

Ст. XV. По подписании сего мирного Трактата обоюдными полномочными, Главноуполномоченный Его Величества Императора Всероссийского и Верховный Визирь Блистательной Порты Оттоманской подтвердят оный, и акты тому будут разменены теми же полномочиями в десять дней после подписания сего Трактата, и скорее, буде можно.

Ст. XVI. Настоящий Трактат вечного мира со стороны Его Величества Императора и Падишаха Всероссийского, и со стороны Его Величества Императора и Падишаха Оттоманского, имеет быть утвержден и ратификован торжественными ратификациями за подписаниями собственноручными Их Величеств, которые разменены быть долженствуют обоюдными Полномочными в том же месте, где и самый сей мирный Трактат заключен, в четыре недели, или, буде можно, и скорее, считая со дня заключения сего Трактата.
Настоящий мирный акт, содержащий в себе шестнадцать статей, и который будет совершен разменом взаимных ратификаций в постановленный срок, по силе наших полномочий подписан, печатями Нашими утвержден и разменен на другой подобный, подписанный вышеупомянутыми Полномочными Блистательной Порты Оттоманской и утвержден их печатями.

Учинено в Бухаресте Мая 16 дня 1812 года.

Ратификация. Того ради Наше Императорское Величество, по довольном рассмотрении вышепрописанного договора вечного мира, подтвердили и ратификовали оный, яко же сим заблаго приемлем, подтверждаем и ратификуем, во всем его содержании, обещая Нашим Императорским Нашим словом, за Нас и Наследников Наших, что все в оном Трактате постановленное наблюдаемо и исполняемо Нами будет ненарушимо. Во уверение чего Мы сию ратификацию, подписав своеручно, повелели утвердить Государственною Нашею печатью. Дана в Вильне, Июня 11 дня 1812 года, Государствования Нашего во второенадесять лето.


Источник:
Полное собрание законов Российской империи. Собрание 1-е. СПб., 1830. Т. 32. №25.110. С.316-322

XIX век