Манифест «О движении Российских войск в Придунайския Княжества»
14.06.1853
1

К середине XIX в. Великобритания и Франция вытеснили Россию с ближневосточных рынков и подчинили своему влиянию Османскую империю. Российское правительство безуспешно пыталось договориться с Великобританией о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке, а затем решило восстановить утраченные позиции прямым нажимом на Османскую империю. Великобритания и Франция способствовали обострению конфликта, рассчитывая ослабить Россию и отторгнуть от неё Крым, Кавказ и другие территории. 

Формальным поводом к началу боевых действий послужили споры между православным и католическим духовенством из-за Святых мест в Палестине, находившихся под покровительством России и Франции. Фактически же речь шла об установлении преобладающего влияния на ослабленную Османскую империю, которая надеялась на помощь западных стран в сохранении господства на Балканах. В феврале 1853 г. чрезвычайный посланник императора Николая I в Стамбуле А.С. Меншиков потребовал от Порты подтверждения протектората России над всеми православными в Османской империи. Поддерживаемое Великобританией и Францией турецкое правительство отклонило российскую ноту и дало разрешение на вход англо-французской эскадры в пролив Дарданеллы. В ответ на это Россия разорвала дипломатические отношения с Османской империей и 21 июня ввела войска в Дунайские княжества – Молдавию и Валахию, находившиеся под османским протекторатом. Ощущая поддержку Великобритании и Франции, турецкий султан Абдул-Меджид потребовал вывода российских войск из княжеств, а затем 4 октября объявил России войну. В ответ российское правительство 20 октября в свою очередь объявило войну Османской империи. 
Конкретных планов ведения боевых действий у противоборствующих сторон не было. Российское правительство считало, что своих целей можно добиться одной демонстрацией военной силы, поэтому после вступления в Дунайские княжества активных действий не предпринимало. Это дало возможность Османской империи завершить стратегическое развёртывание своей армии к концу сентября. Но несмотря на численное превосходство, турецкое командование ожидало вступления в войну европейских союзников, поэтому в 1853 г. на Дунае шли лишь незначительные боевые действия. На Кавказе в октябре 1853 г. турецкие войска, воспользовавшись эффектом неожиданности захватили российский пост Св. Николая на берегу Черного моря (ныне поселок Шекветили в Аджарии). Турецкие силы развернули наступление, но были остановлены под Александрополем (Гюмри) и Ахалцихе. В декабре в Башкадыкларском сражении российская армия разгромила противника и добилась решающего перевеса на Кавказе. 
Одновременно российский Черноморский флот успешно действовал на море, блокировал турецкий флот в портах. 18 ноября российская эскадра под командованием вице-адмирала П.С. Нахимова в Синопском сражении полностью уничтожила турецкую эскадру. Тем самым российский флот завоевал господство на Чёрном море и лишил турецкие войска на Кавказе поддержки с моря. Близость поражения Османской империи подтолкнула к вступлению в войну Великобританию и Францию. 23 декабря они ввели соединённый союзный флот в Чёрное море. Тщетно России протестовала против нарушения международной конвенции о черноморских проливах. Вскоре российское правительство разорвало дипломатические отношения с обеими странами.
В ходе военной кампании 1854 г. на Дунайском театре боевых действий российское командование предприняло попытку наступления. Российские войска перешли Дунай и заняли ряд населенных пунктов. Народ Болгарии приветствовал их как освободителей от турецкого ига. В Северной Греции вспыхнуло антитурецкое восстание, однако дальнейшее наступление российских войск было приостановлено из-за нерешительности командующего М.Д. Горчакова. Проволочки с началом кампании позволили Великобритании и Франции оформить военно-политический союз, разработать план совместных действий и завершить подготовку экспедиционных войск. 15–16 марта обе державы объявили войну России. Таким образом, русско-турецкая война переросла в войну России с коалицией европейских государств (в январе 1855 г. к ней присоединилось и Сардинское королевство). Англо-французский флот насчитывал 34 линейных корабля и 55 фрегатов, в основном парусно-паровых с винтовыми двигателями. Российский флот, в котором паровых судов почти не было, был не готов к противостоянию с технически превосходящим противником и оказался блокирован в Севастополе. В начале апреля 1854 г. Австрия, формально не участвовавшая в войне, совместно с Великобританией и Францией в ультимативной форме потребовала вывести российские войска из Молдавии и Валахии. Ультиматум поддержала и Пруссия. Попытки российских дипломатов добиться согласия европейских стран на вывод флота союзников из Чёрного моря в обмен на принятие их условий успеха не имели. К концу августа российская армия покинула занимаемые территории, на которые вступили австрийцы.
В июне – июле 1854 г. англо-франко-турецкие экспедиционные войска  под командованием французского маршала А.Ж.Л. Сент-Арно и британского генерала Ф.Дж. Раглана сосредоточились в болгарском порту Варна, а в первых числах сентября беспрепятственно высадились в Евпаторийской бухте. Попытка остановить продвижение противника на рубеже реки Альма привела к поражению российской армии, которая отошла вначале к Севастополю, а затем в район Бахчисарая. В итоге, Севастополь остался без прикрытия сухопутных войск. Войска союзников подошли к городу с юга. Англичане захватили Балаклаву, а французы – Камышовую бухту, где были созданы тыловые базы для обеспечения последующих боевых действий. 
Попытка союзного командования захватить Севастополь после 9-дневного артобстрела, начатого 5 октября, окончилась неудачей. Огонь российских батарей нанёс ощутимый урон осадной артиллерии и кораблям противника, что заставило Раглана и генерала Ф. Канробера (заменившего Сент-Арно) отложить штурм. Новый, генеральный, штурм Севастополя, назначенный союзниками на 6 ноября, был сорван Инкерманским сражением, в котором, несмотря на поражение российских войск, противник понёс значительные потери и, отказавшись от штурма, перешёл к длительной осаде города.
Война шла не только в Крыму, но почти у всех рубежей Российской империи. На Кавказе, где не было европейских войск, боевые действия развивались успешно для России. Турки были разгромлены на реке Чорох, в Кюрюк-Даринском сражении и потеряли крепость Баязет. Весной 1854 г. начались боевые действия на Балтийском море, куда были направлены английская и французская эскадры. Для обороны баз с моря российские моряки впервые использовали минные заграждения. 4 августа противнику удалось овладеть основным российским укреплением на Аландских островах – Бомарзундом, но попытки высадить другие десанты окончились неудачей. Осенью того же года союзные корабли покинули Балтику. В следующем году англо-французская эскадра вновь вошла в Балтийское море, но в основном ограничивалась блокадой и обстрелом побережья. В конце июля союзники безуспешно пытались захватить Гельсингфорс (Хельсинки) и прикрывавшую его крепость Свеаборг, а к ноябрю вновь ушли.
На севере в 1854 г. несколько английских и французских кораблей вошли в Белое море и безуспешно пытались атаковать Соловецкие острова. На Дальнем Востоке в августе англо-французская эскадра предприняла попытку овладеть Петропавловским Портом (современный Петропавловск-Камчатский). Однако, потерпев поражение, союзная эскадра ушла от берегов Камчатки. Боевые действия на этих театрах военных действий имели второстепенное значение, союзники преследовали цель заставить рос. командование отвлечь их силы от Крыма. В декабре к враждебной России англо-французской коалиции подключилась Австрия, однако в военных действиях участия не принимала.
В феврале 1855 г. российское командование предприняло неудачную попытку овладеть Евпаторией. После этого вступивший на престол после смерти Николая I император Александр II сместил с поста командующего Крымской армией А.С. Меншикова и назначил вместо него М.Д. Горчакова. Однако смена командующих уже не могла изменить положение дел. В течение весны и лета 1855 г. союзные войска провели 5 многодневных артобстрелов Севастополя, несколько раз пытались штурмовать город. В результате последнего штурма 27 августа была захвачена ключевая позиция в системе обороны Севастополя – Малахов курган. Российское командование приняло решение покинуть город и перейти на северный берег Севастопольской бухты. Оставшиеся корабли были затоплены. Ослабленные союзные войска, заняв южную часть города, не стали продолжать наступление.
Между тем на Кавказе российские войска блокировали стратегически важную турецкую крепость Карс, которая капитулировала 16 ноября. Дорога на Эрзурум оказалась открытой, но приход зимы и затруднения с подвозом продовольствия не позволили российским войскам продолжить наступление. К этому времени военные и экономические возможности сторон были практически исчерпаны, военные действия прекратились. Дипломатические переговоры завершились подписанием 18 марта 1856 г. Парижского мира. 

Известно любезным Нашим верноподанным, что защита Православия была искони обетом Блаженных Предков Наших. 
С того самаго времени, когда Всевышнему Промыслу угодно было вручить Нам наследственный Престол, охранение сих святых обязанностей, с ним неразлучных, было постоянно предметом заботливости и попечений Наших; и они, имея основанием достославный Кайнарджийский договор, подтвержденный последующими торжественными трактами с Оттоманскою Портою, всегда направлены были к обезпечению прав Церкви Православной. 
Но, к крайнему прискорбию, в последнее время, вопреки всех усилий Наших защитить неприкосновенность прав и преимуществ Нашей Православной Церкви, многия самопроизвольныя действия Порты нарушали сии права и грозили наконец совершенным ниспровержением всего увековеченнаго порядка, столь Православию драгоценнаго.
Старания Наши удержать Порту от подобных действий остались тщетными, и даже торжественное данное Нам самим Султаном слово, было вскоре вероломно нарушено. 
Истощив все убеждения и с ними все меры миролюбиваго удовлетворения справедливых Наших требований, признали Мы необходимым двинуть войска Наши в Придунайския Княжества, дабы доказать Порте, к чему может вести ея упорство. Но и теперь не намерены Мы начинать войны; занятием Княжеств Мы хотим иметь в руках Наших такой залог, который бы во всяком случае ручался Нам в возстановлении Наших прав. 
Не завоеваний ищем Мы: в них Россия не нуждается. Мы ищем удовлетворения справедливаго права, столь явно нарушенного. Мы и теперь готовы остановить движение Наших войск, если Оттоманская Порта обяжется свято наблюдать неприкосновенность Православной Церкви. Но если упорство и ослепление хотят противного, тогда, призвав Бога на помощь, Ему предоставим решить спор Наш, и с полной надеждой на Всемогущую Десницу, пойдем вперед – за веру Православную. 



XIX век