Манифест «О принесении Господу Богу благодарения за освобождение России от нашествия неприятельского»
25.12.1812
1

Манифест Александра знаменовал окончание войны с наполеоновской Францией, которая впоследствии стала известна как Отечественная война 1812 г. 12 июня 1812 г. более чем 400-тысячная Великая армия Наполеона, собранная со всей Европы, вторглась на территорию России. Две российские армии с боями отступали в глубь страны, уклоняясь от попыток втянуть их в сражения и разбить поодиночке. 8 августа главнокомандующим всеми российскими силами был назначен М.И. Кутузов. 26 августа в кровопролитном Бородинском сражение ни одна из сторон не одержала решающего успеха. 2 сентября французы без боя вступили в Москву, в тот же день вспыхнул пожар, уничтоживший почти весь город. В сентябре-октябре Кутузов, осуществив Тарутинский марш-маневр, отвел армию в район деревни Тарутино, прикрыл дороги в южные губернии России, пополнил армию, снабдил ее вооружением и боеприпасами. Попытки Наполеона I вступить в переговоры были отвергнуты. Остававшиеся в Москве французы терпели острый недостаток в продовольствии и снаряжении, отряды их фуражиров уничтожались партизанами и регулярными войсками. 6 октября Наполеон I оставил Москву и двинул армию в сторону Калуги, однако после сражения при Малоярославце (12 октября) был вынужден отступать по разоренной Старой Смоленской дороге, теснимый авангардом русской армии и подвергаясь постоянным ударам партизан и казаков с флангов. К середине декабря остатки Великой армии были изгнаны из России. Последовавшие затем Заграничные походы 1813-1814 гг. завершились взятием Парижа (18 марта 1814 г.) и падением империи Наполеона I. 


На встречах в Тильзите (1807 г.) и Эрфурте (1808 г.) между императорами Наполеоном и Александром I были подписаны соглашения о мире между Россией и Францией. Однако столкновение интересов двух держав в Европе делало новую войну между Россией и Францией неизбежной. Наполеону для победы над Великобританией — главным противником Франции в борьбе за гегемонию в Европе — необходимо было ослабить Россию и принудить ее следовать в русле французской политики. Антинаполеоновские настроения придворных кругов, трудности российской экономики, вызванные вынужденным участием в континентальной блокаде, также побуждали Александра I к войне. В 1810-12 гг. в России под руководством военного министра М.Б. Барклая-де- Толли проведена военная реформа, началось перевооружение армии, строительство крепостей на западной границе, устройство продовольственных складов. Тогда же в ближайшем окружении Александра I стали разрабатывать планы кампании против Наполеона. В марте 1812 г. Россия подписала союзный договор со Швецией, положивший начало формированию новой антифранцузской коалиции.

Наполеон, в свою очередь, заключил союзные договоры с Австрией и Пруссией, в его распоряжение поступила армия герцогства Варшавского, созданного на польских землях, отторгнутых в 1807 г. от Пруссии. Перед началом военных действий Россия на западной границе сосредоточила три армии: 1-ю Западную (130 тыс. чел.) под командованием Барклая-де-Толли (занимала правый фланг и располагалась на реке Неман), 2-ю Западную (45 тыс. чел.) под командованием П.И. Багратиона (находилась на юге Литвы) и Обсервационную (45 тыс. чел.) под командованием А.П. Тормасова (находилась на Волыни). На юге располагалась Дунайская армия П.В. Чичагова (50 тыс. чел.). Осенью 1812 г. две последние армии объединились, образовав 3-ю Западную армию. Для похода на Россию Наполеон сформировал Великую армию, 1-й эшелон которой насчитывал 340 тыс. чел., 2-й эшелон — 190 тысяч человек. Она была собрана со всей Европы. В Великой армии находилось около 72 тысяч поляков, более 36 тысяч пруссаков, около 31 тысячи австрийцев. Стратегический план Наполеона состоял в том, чтобы в короткие сроки разгромить в генеральном сражении основные силы российской армии, овладеть Москвой и навязать Российской империи мирный договор на условиях Франции. 

Руководство всеми российскими армиями осуществлял лично император Александр I, находившийся со своей главной квартирой при 1-й Западной армии. Главнокомандующий не был назначен, но Барклай де Толли как военный министр имел право отдавать приказания от имени императора. Российские армии растянулись на фронте протяжённостью более 600 км, а главные силы неприятеля — 300 км. Это ставило российские войска в сложное положение.

Предлогом к нападению на Российскую империю явилось якобы нарушение Александром I основного, по мнению Наполеона I, положения Тильзитского мира 1807 г. — «быть в вечном союзе с Францией и в войне с Англией», проявившееся в саботировании Россией континентальной блокады. 10 июня Наполеон I через посла в Санкт-Петербурге Ж.А. Лористона официально объявил войну России, два дня спустя французская армия по четырем мостам начала переправу через Неман. Получив известие о вторжении, Александр I предпринял попытку урегулировать конфликт мирным путём и призвал Наполеона «вывести свои войска с русской территории». Однако французский император отклонил это предложение.

Под натиском превосходящих сил противника 1-я и 2-я Западные армии начали отход в глубь страны, намереваясь затем соединиться. Война всколыхнула всё российское общество: крестьян, купцов, разночинцев. К середине лета на оккупированных территориях стали стихийно создаваться отряды самообороны для защиты своих селений от набегов французских фуражиров и мародёров. Оценив значение партизанского движения, российское военное командование приняло меры по его поддержке и организационному оформлению. С июля по манифесту Александра I в Центральной России и Поволжье начался набор в народное ополчение. Значительный вклад в борьбу с иностранными захватчиками внесла православная церковь, призвавшая народ защитить свои государственные и религиозные святыни. Церковь собрала на нужды армии около 2,5 млн. руб. (из церковной казны и в результате пожертвований прихожан).

Благодаря упорным арьергардным боям и манёвру российские армии 22 июля соединились под Смоленском. Начало войны расстроило стратегический план Наполеона I. В упорных боях Великая армия потеряла убитыми, ранеными, больными и дезертирами до 150 тысяч человек. Её боеспособность и дисциплинированность начали снижаться, темпы наступления замедлились. Наполеон I вынужден был 17 июля отдать приказ об остановке своей армии на 7–8 дней в районе от Велижа до Могилева для отдыха и в ожидании подхода резервов и тылов. Подчиняясь воле Александра I, требовавшего активных действий, военный совет 1-й и 2-й Западных армий принял решение воспользоваться рассредоточенным положением противника и разорвать фронт его гл. сил контрударом, но из-за плохой организации и несогласованности контрнаступление не принесло ожидаемых результатов. В ходе Смоленского сражения российским армиям активной обороной и умелым маневром резервами удалось избежать навязываемого Наполеоном I генерального сражения в невыгодных условиях и в ночь на 6 августа отойти к Дорогобужу. Противник продолжал наступать на Москву.

Длительное отступление вызвало ропот среди солдат и офицеров российской армии, недовольство в обществе. Отход от Смоленска обострил неприязненные отношения между Багратионом и Барклаем де Толли. Это вынудило Александра I учредить должность главнокомандующего всеми действующими рос. армиями и назначить на неё опытного военачальника, генерала от инфантерии (с 19 августа — генерала-фельдмаршала) М.И. Кутузова — начальника Петербургского и Московского ополчений. Кутузов прибыл в армию 17 августа и принял главное командование. Он отвёл войска на несколько переходов на восток и остановился перед Можайском, у села Бородино, на поле, позволявшем выгодно расположить войска и перекрыть Старую и Новую Смоленские дороги. Прибывшие резервы, а также Московское и Смоленское ополчения позволили довести силы российской армии до 132 тысяч человек и 624 орудий. Наполеон I располагал силами около 135 тысяч человек и 587 орудиями. В Бородинском сражении 26 августа ни одна из сторон не достигла своих целей: Наполеон I не смог разгромить рос. армию, Кутузов — преградить путь Великой армии к Москве. Наполеоновская армия, потеряв от 30 до 50 тысяч человек и большую часть кавалерии, оказалась серьёзно ослабленной. Кутузов, получив сведения о потерях российской армии (44 тыс. чел.), отказался от продолжения сражения и отдал приказ отступать. Отходя к Москве, он надеялся отчасти восполнить понесённые потери и дать новое сражение. Но выбранная генералом Л.Л. Беннигсеном позиция у стен Москвы оказалась крайне невыгодной. На военном совете в деревне Фили (ныне — район Москвы) 1 сентября Кутузов приказал оставить Москву без боя. Вместе с войсками из города ушло большинство населения. В первый же день вступления французов в Москву начались пожары, продолжавшиеся около недели и опустошившие город. Во время пребывания французов в Москве партизанские отряды почти сплошным подвижным кольцом окружили город, не позволяя фуражирам неприятеля удаляться от него далее 15–30 км.

Между тем, оставив Москву, российские войска отходили по Рязанской дороге. Пройдя 30 км, они переправились через реку Москва и повернули на запад и к 21 сентября сосредоточились у деревни Тарутино (ныне село Жуковского района Калужской области). В результате этого искусно организованного и проведённого марш-маневра они оторвались от противника и заняли выгодное положение для контрнаступления. Главные силы Великой армии и все ее коммуникации, растянутые от Москвы до Смоленска, оказались под угрозой ударов российских войск. Французы лишились свободы манёвра и активности в действиях. Для них были закрыты пути в губернии к югу от Москвы, не разорённые войной. Осознав критическое положение, Наполеон I направил Лористона в ставку российского главнокомандующего с мирными предложениями, адресованными Александру I. Кутузов отверг их, заявив, что война только начинается и не прекратится до полного изгнания врага из России.

Под Тарутином М.И. Кутузов разработал план окружения и разгрома Великой армии в междуречье Западной Двины и Днепра главными силами действующей армии, Дунайской армии и корпуса Витгенштейна. Из-за приближения зимы Наполеон I был вынужден 7 октября оставить разоренную Москву, три дня спустя в неё вошли передовые российские отряды. Наполеон намеревался двинуться на Калужской дороге, но 12-13 октября его передовые части встретили ожесточенное сопротивление под Малоярославцем. В результате, французский император отдал приказ отступать по уже разорённой ранее французами Старой Смоленской дороге.

После этого стратегическая инициатива окончательно перешла в руки российского командования. Преследование отступавших остатков Великой армии велось по нескольким направлениям: вдоль Смоленской дороги, а также севернее и южнее ее. Несколько раз российские войска настигали арьергард противника и в сражениях под Вязьмой, Дорогобужем, Духовщиной нанесли ему тяжелые потери.

Уцелевшая часть наполеоновской армии отступила к Смоленску, но запасов продовольствия и резервов там не оказалось. Наполеон I стал поспешно отводить свои войска дальше. Разрозненные части противника отходили к р. Березина по дороге на Борисов. С подходом российских войск к Березине в районе Борисова образовался «мешок», в котором оказались окружёнными отступавшие французские войска. Однако нерешительные и несогласованные действия командующих Витгенштейна и Чичагова дали возможность Наполеону I подготовить переправу через Березину и избежать полного уничтожения своей армии. 23 ноября Наполеон I покинул российскую землю и отбыл в Париж, а остатки его армии были почти полностью уничтожены. Российские войска 14 декабря заняли Белосток и Брест-Литовск, завершив освобождение территории Российской империи.

Победа в Отечественной войне 1812 г. сохранила независимость России, а разгром Великой армии не только нанёс сокрушительный удар по военному могуществу наполеоновской Франции, но и сыграл решающую роль в освобождении ряда европейских государств от французской экспансии. В результате заграничных походов российской армии 1813-1814 гг. и освободительной борьбы народов Европы рухнула наполеоновская империя. Наполеоновская армия потеряла в России св. 500 тыс. человек, всю кавалерию и почти всю артиллерию (уцелели лишь корпуса Ж. Макдональда и К. Шварценберга); российские войска — около 300 тысяч человек.

Божиею милостию
Мы Александр Первый
Император и Самодержец
Всероссийский
и прочее, и прочее, и прочее,
объявляем всенародно:

Бог и весь свет тому свидетель, с какими желаниями и силами неприятель вступил в любезное Наше Отечество. Ничто не могло отвратить злых и упорных его намерений. Твердо надеющийся на свои собственные и собранные им против Нас почти со всех Европейских Держав страшные силы, и подвизаемый алчностью завоевания и жаждою крови, спешил он ворваться в самую грудь великой Нашей Империи, дабы излить на нее все ужасы и бедствия не случайно порожденной, но издавна уготованной им, всеопустошительной войны. Предузнавая по известному


Слушан в Общем Сената Собрании 30-го Декабря 1812-го
Слушан в … 30 декабря 1812 года.


из опытов беспредельному властолюбию и наглости предприятий его, приготовляемую от него нам горькую чашу зол, и видя уже его с неукротимою яростью вступившего в Наши пределы, принуждены Мы были с болезненным и сокрушенным сердцем, призвав на помощь Бога, обнажить меч свой и обещать Царству Нашему, что Мы не опустим оный во влагалище, доколе хотя един из неприятелей оставаться будет вооружен в земле Нашей. Мы сие обещание положили твердо в сердце своем, надеясь на крепкую доблесть Богом вверенного Нам народа, в чем и не обманулись. Какой пример храбрости, мужества, благочестия, терпения и твердости показала Россия! Вломившийся в грудь ее враг всеми неслыханными средствами лютостей и неистовств не мог достигнуть до того, чтобы она хотя единожды о нанесенных ей от него глубоких ранах вздохнула. Казалось с пролитием крови ее умножился в ней дух мужества, с пожарами градов ее воспалялась любовь к Отечеству, с разрушением и поруганием храмов Божиих утверждалась в ней вера и возникало непримиримое мщение. Войско, вельможи, Дворянство, духовенство, купечество, народ, словом, все государственные чины и состояния, не щадя ни имуществ своих, ни жизни, составили единую душу, душу вместе мужественную и благочестивую, толико же пылающую любовью к Отечеству, колико любовью к Богу. От сего всеобщего согласия и усердия вскоре произошли следствия едва ли имоверные, едва ли когда слыханные. Да представят себе собранные с 20 царств и народов, под едино знамя соединенные, ужасные силы, с какими властолюбивый, надменный победами, свирепый неприятель, вошел в Нашу землю. Полмиллиона пеших и конных воинов и около полутора тысячи пушек следовало за ним. С сим толико огромным ополчением проницает он в самую средину России, распространяется, и начинает повсюду разливать огнь и опустошение. Но едва проходит шесть месяцев от вступления его в Наши пределы, и где он? Здесь прилично сказать слова Священного Песнопевца: «видех нечестиваго, превозносящася и высящася, яко кедры ливанские, и мимоидох, и се не бе, и взысках его, и не обретеся место его». По истине сие высокое изречение совершилось во всей силе смысла своего над гордым и нечестивым нашим неприятелем. Где войска его, подобные туче нагнанных ветрами черных облаков? Рассыпались, как дождь. Великая часть их, напоив кровью землю, лежит покрывая пространство Московских, Калужских, Смоленских, Белорусских и Литовских полей. Другая великая часть в разных и частых битвах взята со многими военачальниками и полководцами в плен, и таким образом, что после многократных и сильных поражений, напоследок целые полки их, прибегая к великодушию победителей, оружие свое пред ними преклоняли. Остальная, столь же великая часть, в стремительном бегстве своем гонимая победоносными нашими войсками и встречаемая мразами и гладом, устлала путь от самой Москвы до пределов России, трупами, пушками, обозами, снарядами, так что оставшаяся от всей их многочисленной силы самомалейшая, ничтожная часть изнуренных и безоружных воинов, едва ли полумертвая может прийти в страну свою, дабы к вечному ужасу и трепету единоземцев своих возвестить им, коль страшная казнь постигает дерзающих с бранными намерениями вступать в недра могущественной России. Ныне с сердечною радостью и горячею к Богу благодарностью объявляем Мы любезным Нашим верноподданным, что событие превзошло даже и самую надежду Нашу, и что объявленное Нами, при открытии войны сей, свыше меры исполнилось: уже нет ни единого врага на лице земли Нашей; или лучше сказать, все они здесь остались, но как? Мертвые, раненые и пленные. Сам гордый повелитель и предводитель их едва с главнейшими чиновниками своими отселе ускакать мог, растеряв все свое воинство и все привезенные с собою пушки, которых более тысячи, не считая зарытых и потопленных им, отбиты у него и находятся в руках наших. Зрелище погибели войск его невероятно! Едва можно собственным глазам своим поверить. Кто мог сие сделать? Не отнимая достойной славы ни у главнокомандующего над войсками Нашими знаменитого полководца, принесшего бессмертные Отечеству заслуги, ни у других искусных и мужественных вождей и военачальников, ознаменовавших себя рвением и усердием, ни вообще у всего храброго Нашего воинства, можем сказать, что содеянное ими есть превыше сил человеческих. И так да познаем в великом деле сем промысл Божий. Повергнемся пред Святым Его Престолом, и видя ясно руку его, покаравшую гордость и злочестие, вместо тщеславия и кичения о победах наших, научимся из сего великого и страшного примера быть кроткими и смиренными законов и воли его исполнителями, непохожими на сих отпадших от веры осквернителей храмов Божиих, врагов наших которых тела в несметном количестве валяются пищей псам и вранам! Велик Господь наш Бог в милостях и во гневе своем! Пойдем благостью дел и чистотой чувств и помышлений наших, единственным ведущим к Нему путем, в храм святости Его, и там, увенчанные от руки Его славою, возблагодарим за излиеннные на нас щедроты, и припадем к Нему с теплыми молитвами, да продлит милость Свою над нами и прекратя брани и битвы, ниспошлет к нам побед победу, желанный мир и тишину. Дан в Вильне в 25-ый день Декабря в лето от Рождества Христова 1812-го, Царствования же Нашего во второенадесять.

Александр


© ФКУ «Российский государственный исторический архив» (РГИА)
Ф.1329. Оп.1. Д.355. Л.172-176об.

XIX век