Манифест «Об учреждении Министерств»
08(20).09.1802
1

Манифест от 8 (20) сентября 1802 г. представлял собой нормативно-правовой акт, регламентирующий деятельность новых отраслевых органов управления в Российской империи. Одновременно утверждалось восемь министерств: военных и сухопутных сил, морских сил, иностранных дел, юстиции, внутренних дел, финансов, коммерции и народного просвещения. По своей сути, новыми для России были министерства внутренних дел и народного просвещения. В 1811 г. внутренняя организация, порядок деятельности и права министерств были определены «Общим учреждением министерств». В целом министерская система в сложившемся виде сохранилась до 1917 г., когда была сменена народными комиссарами. Манифест явился важнейшим этапом в преодолении кризиса государственного управления, в реформировании системы центральной власти в России.

Министерская реформа была частью общей политики реформирования органов государственного управления Российской империи. Работа отраслевых органов управления – созданных при Петре I коллегий - не удовлетворяла насущным потребностям нового столетия. Во-первых, многочисленные коллегии зачастую подменяли друг друга, так как одна и та же функция бывала возложена сразу на несколько коллегий. Но наблюдалось и обратное, когда какая-либо функция оставалась вне ведения коллегии. 9 коллегий, 2 учреждения, имевшие статус коллегий, канцелярия генерал-прокурора, сосредоточившая управление внутренними делами, юстицией и финансами, и около 14 других коллежских учреждений, а также 10 центральных учреждений придворного управления, подчиненных непосредственно императору, - все это было весьма неповоротливым и плохо управляемым механизмом. Внутренняя структура коллегий отличалась неопределенностью и не единообразием, а их правовой статус нередко противоречивым. Во-вторых, в коллегиях отсутствовала персональная ответственность принимающих решения конкретных лиц. Все это делало реформу исполнительной вертикали власти актуальной.
Помыслы и политические проекты Александра I в течение почти всего царствования вращались вокруг двух вопросов: дарования конституции и освобождения крепостных. В его царствование появился целый поток подобных проектов, причем все они формулировались в осторожной и зачастую противоречивой форме. В основе их было стремление достичь верховенства закона, создать некое «правовое государство», способное наложить определенные узы как на монарха, так и на его подданных, и навсегда покончить с правлением капризных фаворитов и тиранов, которыми столь богато оказалось XVIII столетие.
Вопрос о конституционной реформе осложнялся рядом обстоятельств. Дворянство, понимавшее новые идеи и поддерживавшее их, действовало в основном во имя политического освобождения своего собственного сословия и вопреки интересам других общественных классов и политических группировок. К тому же в среде самого дворянства существовали многочисленные конфликтующие фракции и группировки. Старые аристократы сформировали «сенаторскую партию», возглавлявшуюся Александром Воронцовым. Они стремились сосредоточить прерогативы «правового государства» главным образом в Сенате, где имели сильные позиции. Либерально настроенные молодые друзья царя, входившие в Негласный комитет, выступили против программы сторонников Воронцова. Они опасались, что эта программа выльется лишь в одну реформу, которая похоронит надежды на осуществление всех остальных. Кучка консерваторов (Ф.В. Ростопчин, А.Б. Куракин, А.С. Шишков), вспоминавших царствование Екатерины Великой как золотой век дворянства, поддерживала традиционные самодержавные прерогативы российского монарха. Существовала, наконец, и заговорщическая группа убийц Павла, во главе с Н.П. Паниным и П.А. Паленом. 
После прихода Александра к власти именно Зубовы и петербургский военный губернатор П.А. Пален определяли первые шаги царя на государственном поприще. Если до восшествия на престол Александр неодобрительно относился к сословным привилегиям дворянства, то теперь, по предложению членов Непременного Совета, им же назначенных, он подтвердил исключительность дворянских привилегий, показав тем самым преемственность с внутренней политикой Екатерины II. Члены Совета в марте 1801 г. отклонили подготовленный по поручению царя генерал-прокурором А.А. Беклешовым проект указа о запрещении продавать крепостных без земли. Не поддержали этот проект и «молодые друзья». В конце концов, Александр вынужден был пойти на компромисс. Ему пришлось ограничиться именным рескриптом Академии наук о запрете публиковать объявления о продаже крестьян без земли. 
Под давлением «заговорщиков» и сенаторов 5 июня 1801 г. император был вынужден издать указ, согласно которому обязался восстановить старые права Сената. Все это делало невозможным опереться в проведении реформ на Сенат и Непременный Совет. Однако Александр I был дальновидным политиком, убежденным в необходимости частичных уступок с целью предотвращения событий Французской революции. Пример тому – «Жалованная грамота российскому народу», в которой в духе умеренного конституционализма предполагалось закрепить основные права и обязанности сословий (в том числе крепостных крестьян) по образцу «Жалованных грамот» дворянству и городам 1785 года. Дворянство (а в перспективе – все имущее население) должно было получить политические права, а, следовательно, возможность избирать и быть избранными в Сенат, являвшийся «вотчиной» аристократии. 
1-я редакция «Жалованной грамоты российскому народу», проект А.Р. Воронцова, датируется июнем 1801 г. и представляет собой типичную феодальную хартию, с упором на права и привилегии дворянства. Этот проект в июле 1801 г. дважды обсуждался на заседаниях Негласного комитета, где замечания Н.Н. Новосильцева стали основой 2-й редакции «Грамоты» в сентябре 1801 г. Среди бумаг М.М. Сперанского сохранилась и 3-я редакция, сделанная главой канцелярии Непременного Совета Трощинским. Часть статей «Грамоты» была обсуждена на заседании Непременного Совета, итогом чего стала 4-я редакция, в которой со всей очевидностью просматривается внесословный характер документа: замена слова «помещик» на «владелец», охрана личной собственности всего населения, некоторые буржуазно-демократические свободы и возможность изменения законов только с согласия Сената. Некоторые положения «Грамоты» нашли отражение в коронационных указах 12 сентября 1801 г. и указах 8 сентября 1802 г. о реформе Сената и создании министерств. В дальнейшем принципы «Грамоты» легли в основу Конституционных проектов Ионических островов 1801, 1803 и 1806 гг. и Финляндии (1809 г.), проекта Сперанского 1809 г. и проектов «Уставной грамоты Российской империи» 1818–1820 гг. Н.Н. Новосильцева и П.А. Вяземского.
Очевидно, что главной политической целью авторов «Жалованной грамоты» 1801 г. была нейтрализация сенатской реформы, предполагавшей наделение Сената рядом законодательных функций, что в условиях аристократического состава Сената означало невозможность проведения реформ. Главной причиной не опубликования «Грамоты», намеченной к коронации сентября 1801 г., стало опасение императора в том, что большинство в Сенате получит консервативное дворянство, настроенное против проведения любых реформ вообще. 
Главную роль в подготовке и воплощении в жизнь реформ сыграл в это время Михаил Михайлович Сперанский, родившийся в семье сельского священника села Черкутина Владимирской губернии. Первоначальное воспитание он получил в Суздальской духовной семинарии и завершил образование в Петербургской главной семинарии, преобразованной при Павле в Духовную академию. Закончив с отличием курс, Сперанский остался в академии преподавателем, но жажда знаний и финансовые проблемы заставили его перейти на гражданскую службу. Рекомендованный в домашние секретари князю Куракину, Сперанский по его протекции поступил затем в канцелярию генерал-прокурора, которым стал этот вельможа. В 1797 г. 25-летний магистр богословия превратился в титулярного советника, еще при Павле получив известность в столичном чиновничьем мире. 
По воцарении Александра I Сперанский был переведен в новообразованный Непременный совет, где в звании статс-секретаря стал управлять экспедицией гражданских и духовных дел. Когда были образованы министерства, министр внутренних дел В. Кочубей переманил его в свою канцелярию, с оставлением в прежней должности статс-секретаря. В силу этого все важнейшие проекты законов редактировались Сперанским, как управляющим департамента министерства внутренних дел.
В 1802–1809 гг. Сперанский принял активное участие в реформировании государственного аппарата, свидетельством чего являются многочисленные его записки и проекты: «Отрывок о комиссии Уложения», «О коренных законах государства», «Размышления о государственном устройстве империи», «Примечания о Сенате», «О постепенности усовершения общественного», «О силе общего мнения», «Еще нечто о свободе и рабстве» (1802 г.); «Записка об устройстве судебных и правительственных учреждений в России» (1803 г.); «О духе правительства», «Об образе правления» (1804 г.); «Введение к Уложению государственных законов», «Проект Уложения государственных законов Российской империи», «Краткое начертание государственного образования», «Общее обозрение всех преобразований и распределение их по временам» (1809 г.).
Манифестом от 8 сентября 1802 г., учредившем 8 первых министерств, была установлена единоличная власть министра, ответственного лично перед императором. Создавалась стройная структура министерств: Комитет министров для совместного обсуждения дел – министерства – департаменты во главе с директорами – отделения во главе с начальниками – столы под руководством столоначальников. Министры имели одного или несколько заместителей, являлись членами Комитета министров и Государственного Совете (с 1810 г.), а также должны были присутствовать в Сенате. Провозглашалось, что каждый министр будет иметь инструкцию, которая точно определит объем его полномочий. Все вопросы, превышавшие министерскую власть, разрешались императором, на основании министерского доклада по данному вопросу. В основание новой системы вместо прежнего коллегиального начала была положена единоличная власть и ответственность министра. Координация деятельности министерств происходила в рамках Комитета министров, на заседаниях которого часто присутствовал сам император.
Манифест стал основой для разработанного М.М. Сперанским «Общего учреждения министерств», в котором более четко были определены структура и функции министерств. К моменту утверждения этого документа императором в 1811 г., министерств стало 12, а министры были введены в Сенат. Однако усиление бюрократизма в деятельности министерств не было компенсировано (как задумывал Сперанский) ответственностью министров перед Государственной Думой. Более того, в 1810 г. было учреждено специальное министерство полиции во главе с «русским Фуше» А.Д. Балашовым. Кроме того, царь санкционировал создание еще трех полицейских структур: одну возглавил Аракчеев, другую – петербургский генерал-губернатор Милорадович, а третья была создана в армии. Существовала и сыскная агентура начальника южных военных поселений графа И.О. Витта на Украине.


Благоденствие народов премудрым промыслом скипетру Нашему вверенных, есть священная и главнейшая цель, которую Мы поставили Себе, прияв бремя Царствования над обширной Империей Российской, — над Империей, которая столь же разнообразна климатами, местными, выгодами и естественными произведениями, как и обитатели ее религией, правами, языками и образом жизни. Воспламененные ревностным желанием изыскать и употребить все удобные способы к скорейшему и благопоспешнейшему достижению сего, толь драгоценного сердцу Нашему предмета, устремили Мы внимание свое на все причины и обстоятельства, содействующие или препятствующие оному; и по строгом испытании и сравнении их между собой, твердо уверились, что благоденствие народа незыблемо и ненарушимо утверждено быть может тогда единственно, когда Правительство будет иметь спасительные средства не только исправлять всякое явное пагубными следствиями обнаруживаемое зло; но в особенности искоренять самое начало оного, отвращать все причины, могущие подать повод к нарушению общего и частного спокойствия, открывать нужды народа, предупреждать их, и благоразумно, ревностно и деятельно способствовать соблюдению и утверждению необходимого во всем порядка, и умножению богатства природных и искусственных произведений, основанием, силе и могуществу Империи служащих.
Примеры древних и новейших времен удостоверяют каждого, что чем удобнее были средства к сему употребляемы, и правила Государственного Правления тому соответственнее; тем стройнее, тверже и вершеннее было все политическое тело, тем довольнее и счастливее каждый член ему принадлежащий. Следуя сему правилу и внушениям сердца Нашего, следуя великому духу Преобразителя России Петра Первого, оставившего Нам следы Своих мудрых намерений, по коим старались шествовать достойные Его преемники, Мы заблагорассудили разделить Государственные дела на разные части, сообразно естественной их связи между собой, и для благоуспешнейшего течения поручить оные ведению избранных Нами Министров, постановив им главные правила, коими они имеют руководствоваться в исполнении всего того, чего будет требовать от них должность, и чего Мы ожидаем от их верности, деятельности и усердия к благу общему. На Правительствующий же Сенат, коего обязанности и первоначальную степень власти Мы указом Нашим в сей день данным утвердили, возлагаем важнейшую и сему верховному месту наипаче свойственную должность рассматривать деяния Министров по всем частям их управлению вверенным, и по надлежащем сравнении и соображении оных с Государственными постановлениями и с донесениями прямо от мест до Сената дошедшими, делать свои заключения и представлять Нам докладом. Учреждая Министерство на таковых правилах, Мы имеем лестную надежду, что оно споспешествовать Нам будет к утверждению народного спокойствия, сего истинного и ненарушимого оплота Царей и Царств; к сохранению и возвышению общего всех благосостояния, и к воздаянию каждому должного от лица правосудия; к оживлению трудолюбия промышленности и торговли; к распространению наук и художеств, столь необходимых для благоденствия народов: словом, к приведению всех частей Государственного управления в прочное и намерению Нашему соответственное устройство.
По сему в следующих статьях означаются все сии части в естественной их связи между собой, все предметы к ним принадлежащие, равно как и главные обязанности Министров, коих ведению оные препоручаем.
I. Управление Государственных дел разделяется на 8 отделений, из коих каждое заключая в себе все части, по существу своему к нему принадлежащие, составляет особое Министерство и находится под непосредственным управлением Министра, коего Мы назначаем ныне, или впредь назначить заблагорассудим.
Отделения сии суть следующие: 1. Военных Сухопутных, 2. Морских Сил, 3. Иностранных Дел, по которым дела производятся в первых Государственных Коллегиях; 4. Отделение Юстиции, 5. Внутренних Дел; 6. Финансов, 7. Коммерции, и 8. Народного Просвещения.
II. Три первые Государственные Коллегии, Военная, Адмиралтейств и Иностранных Дел, состоят каждая в ведомстве своего Министра, который также управляет и всеми местами и делами, от нее зависящими; к последней из них присоединяются и дела Церемониймейстерские.
III. Как должность Министра Юстиции особенно определена быть имеет при издании сочиняемого уложения законов; то и повелеваем до того времени оставаться оной на основании Инструкции Генерал-Прокурора.
IV. Должность Министра Внутренних Дел обязывает его пещись о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве всей Империи. В управлении своем имеет он все части Государственной промышленности, кроме части Горной; в ведении его находится также построение и содержание всех публичных зданий в Государстве. Сверх того возлагается на него долг стараться всеми мерами об отвращении недостатка в жизненных припасах и во всем, что принадлежит к необходимым надобностям в общежитии. А дабы доставить случай и способы к достижению той цели, какую Мы при учреждении сего Министерства себе предполагаем; то повелеваем с объявления сего Манифеста Нашего: 1, всем Военным, по Гражданской и Полицейской части, равно и Гражданским Губернаторам, как по личным должностям своим, в числе коих находится и должность их по Приказу Общественного Призрения, так и вообще по всем делам до Губернского Правления касающимся, и особенному рассмотрению или разрешению Нашему подлежащим, относиться к сему Министру Нашему, равным образом через него доставлять Нам рапорты как обыкновенные, так и о чрезвычайных происшествиях; 2. Казенным Палатам относиться к нему через Начальников Губерний обо всем касающемся до публичных зданий и содержания их, и при том доставлять ему через них же ведомости о числе народа и ревизские сказки; 3. Губернским Предводителям, когда уполномочены будут Дворянством и вообще владельцами своей Губернии представлять о нуждах и пользах общественных не токмо Губернаторам (как сказано в 47 статье Дворянской грамоты) но и непосредственно ему Министру Нашему. Сверх того 4, препоручаем в непосредственное ведение его 1) Мануфактур-Коллегию кроме Экспедиции о заготовлении и хранении вексельной и гербовой бумаги; 2) Медицинскую Коллегию; 3) Главную Соляную Контору со всеми зависящими от нее местами; 4) Главное Почтовое Правление, и 5) Экспедицию Государственного Хозяйства, Опекунства Иностранных и Сельского Домоводства, кроме той части ее, которая ведает дела по Камеральному столу, и печатанию векселей и заемных писем.
V. Должность Министра Финансов имеет два главные предмета: управление казенными и Государственными частями, кои доставляют Правительству нужные на содержание его доходы; и генеральное всех доходов рассигнование по разным частям Государственных расходов.
Управление частями, доставляющими Правительству доходы должно быть основано на таких правилах, чтобы удаляя всякое отягощение народа, было столь же выгодно для казны, как и вообще удобно к умножению богатства в Империи Нашей, и чтобы источники Государственных доходов не токмо не истощались, но сколь возможно делались обильнее; рассигнование же сих доходов должно быть сообразно с самым точным, ясным и хозяйственному распоряжению соответственным порядком. Для достижения сих предметов признали Мы за нужное вверить собственному его ведению и распоряжению все нижеследующие места: 1, Берг-Коллегию со всеми ей подчиненными местами; 2, Монетный Департамент со всеми зависящими от него делами; 3, Мануфактур-Коллегии Экспедицию о заготовлении и хранении вексельной бумаги, отпуска и продажи оной в разные места, и вступления за оную денежной казны; равно и часть Экспедиции Государственного Хозяйства, имеющую в ведении своем дела по Камеральному столу и печатанию векселей и заемных писем, которые обе, смотря по удобности, он может присоединить к другим местам в ведомстве его находящимся; 4, Лесной Департамент; 5, оброчные статьи, отдачу их в содержание, приведение в лучшее состояние и умножение с них дохода; 6, хозяйственное управление казенных земель, деревень, гаков, староств, аренд и манталов, вместе с делами до раздачи оных касающимися; 7, Государственные Банки с принадлежащими к ним Правлениями и с Экспедицией заготовления листов для ассигнационного; 8, Придворных Банкиров и Комиссионеров, также и Контролера для свидетельствования Банкирской кассы определенного, которые до сего времени состояли в ведомстве Государственного Казначея; 9, все Казенные Палаты по винным подрядам и откупам, по всем расчетам и жалобам, кои встречаются по сим двум предметам и по взысканию недоимок по оным, по ассигнованию сумм на построение и починку винных магазинов и питейных домов; по учреждению и отдаче в содержание гербергов; словом, по всем делам до умножения Государственных доходов и рассигнования сумм касающимся.
Сверх того, возлагается на него обязанность при конце каждого года делать для наступающего подробный штат общих Государственных расходов. Сей штат должен заключать в себе, как суммы, кои по сметам Министров окажутся необходимо нужными для годичного содержания в должном порядке вверенных им частей, так и Государственные доходы на то ассигнованные; и для сего каждый Министр по своей части обязан доставлять ему ежегодно в начале Октября месяца ясный и подробный план или табель тех расходов, на кои употребляемы будут требуемые им для будущего года суммы. Министр Финансов должен окончить таковой штат в Ноябре месяце и вместе с генеральной ведомостью о доходах следующего года, представить на рассмотрение и утверждение Наше. После чего Министр сей отсылает его к Государственному Казначею для надлежащего по нем исполнения.
Должность сего последнего, равно как и присутствующих в Экспедициях о Государственных доходах, которая по сие время не имеет еще точного постановления, Мы оставляем на основании указа 1780 года Октября 24 впредь до воспоследования от Нас полного по сей части Устава, с такой разностью, что 1) ведомству Государственного Казначея подлежат Казенные Палаты только по части казенных сборов, законами установленных, доставления оных в надлежащие места и хранения денежной казны; следственно все Губернские и Уездные Казначеи со всеми должностям их принадлежащими делами; Счетная Экспедиция Казенных Палат, равно как и Статное и Остаточное Казначейство; 2) что Государственный Казначей без воли Нашей через Министра Финансов ему объявляемой, никаких расходов и никаких ассигнаций чинить не может; и что наконец 3) он должен быть в сношении с Министром Финансов по всем доставляемым ему ведомостям о доходах, как то: сколько собрано, чего не достает, сколько из собранных доходов употреблено в расход, по каким частям, сколько за кем в остатке состоит, и где оные остатки находятся.
VI. Должность Министра Коммерции, управляющего Коммерц-Коллегией и имеющего главное начальство над всеми Таможенными чиновниками, остается на основании прежде изданных узаконений.
VII. Министр Народного Просвещения воспитания юношества и распространения наук имеет в непосредственном ведении своем Главное Училищное Правление со всеми принадлежавшими ему частями, Академию Наук, Российскую Академию, Университеты и все другие училища, кроме предоставленных особенному попечению Любезнейшей Родительницы Нашей Императрицы Марии Федоровны, и находящимся по особенному повелению Нашему в управлении других особ или мест, Типографии частные и казенные, исключая из сих последних состоящие также под непосредственным чьим-либо ведомством Цензуру, издание ведомостей и всяких периодических сочинений, народные Библиотеки, собрания крепостей, натуральные кабинеты, музеи и всякие учреждения, какие впредь для распространения наук заведены быть могут.
VIII. Министры Внутренних и Иностранных Дел, Министр Юстиции или Генерал-Прокурор, Министр Финансов и Министр Народного Просвещения, имеют каждый своего помощника со званием товарища Министра.
IX. Всякий Министр должен иметь непрерывное сношение со всеми местами под управлением его состоящими, и быть сведущ о всех делах, которые в них производятся. По сему каждое место обязано посылать к своему Министру еженедельные мемории обо всех текущих делах, о делах же затруднительных, или скорого решения требующих особенные представления. Министр сообразив всякое дело с пользой и выгодами всех частей ему вверенных, если найдет за нужное, делает свои замечания, а на представления дает решительные ответы, и как сии последние, так и первые сообщает предложениями. Если места сии не согласны будут с замечаниями Министра на их мемории, то представляют ему о том свои рассуждения. Но когда невзирая на вторичное их представление, Министр настоять будет, чтоб исполнено было по его замечаниям; тогда записывается мнение присутствующих в журнале, и чинится исполнение.
X. Если в каком-нибудь деле власть Министра, которой пределы ясно означены будут в тех инструкциях, коими не оставим Мы снабдить каждого из них, не позволяет ему разрешить сомнения мест или чиновников, в ведомстве его состоящих, или отвратить какие-нибудь по вверенной ему части могущие встретиться неудобства, влекущие за собой потерю времени, излишние издержки, беспорядок в производстве, или какие последствия, кои преграждают путь к приведению чего-либо в лучшее состояние; в таких случаях Министр придумав удобное средство к преодолению таковых затруднений входит к Нам докладом, из которого бы ясно можно было видеть, в чем состоит предлагаемый им способ, причину заставившую его предложить оный, и наконец пользу от того произойти долженствующую. По исследовании ж сего доклада, ежели Мы признаем предлагаемые им средства за полезные, и увидим, что они не требуют ни отмены существующих законов, ни введения или учреждения новых: то Мы утвердив собственноручно сей доклад Министра Нашего, возвращаем к нему для учинения по оном исполнения и объявления Правительствующему Сенату для ведения; к чему он и приступает немедленно. Если ж представленный им в докладе способ окажется сопряженным с отменой существующих законов, или будет требовать новых узаконений, то Мы повелим Министру представившему Нам сей доклад, написать указ, который за подписанием Нашим и контрасигнированием сего Министра Нашего, и будет объявлен учрежденным на то порядком Правительствующему Сенату.
XI. Каждый Министр прежде поднесения Нам такового доклада, должен предварительно его предложить прочим Министрам для надлежащего соображения со всеми Государственными частями, в ведении их находящимися; в случае же нарушения сего узаконяемого Нами порядка, всякий Министр имеет право сделать Нам о том свое представление.
XII. Каждый из Министров в конце года должен подавать Нам через Правительствующий Сенат письменный отчет в управлении всех вверенных ему частей, исключая из них дела особенной тайне подлежащие. Отчет сей должен изображен быть так, чтобы можно было в нем видеть, какое употребление сделано из денег, отпущенных на годичное сих частей содержание, какие успехи каждая из них имела, в каком положении все они находятся и чего в будущие времена от них ожидать можно.
XIII. Правительствующий Сенат исследовав сей отчет в присутствии самого Министра, требует от него, когда нужда в том настоять будет, объяснений, сравнивает его показания с рапортами, прямо от мест Правительствующему Сенату в течение того года доставленными, рассматривает все указы, по части его отделения в том году Нами изданные, равно и доклады Нами конфирмованные, и сим Министром Правительствующему Сенату объявленные; и наконец по учинении всех сих соображений, входит к Нам докладом и представляет означенный отчет Министра вместе с мнением своим об управлении и состоянии дел ему порученных.
XIV. Ежели Сенат и прежде окончания года усмотрит из получаемых им рапортов, или из доношений Губернских Прокуроров, что в какую-нибудь часть вкрались злоупотребления, и что дела до нее касающиеся, производятся беспорядочно и противозаконно: в таком случае Сенат должен, не отлагая до другого времени, тотчас требовать объяснения от Министра той части, и ежели ответ его не будет признан удовлетворительным, то представить Нам о том доклад.
XV. Все Министры суть Члены Совета и присутствуют в Сенате. Совет не иначе приступает к рассмотрению дел, как в присутствии по меньшей мере 5 Министров, в числе которых должен находиться и Министр, по части коего дело будет трактовано. Дела обыкновенные трактуются в Комитете, составленном единственно из них; для других же особенную важность в себе содержащих, прочие Члены Совета будут собираться один раз в неделю.
XVI. Товарищ, как помощник Министра, употребляется им по всем делам вверенных ему частей, и везде заступает его место, где по каким-либо причинам он сам присутствовать не может; но отвечает только за те дела, кои им самим подписаны будут.
XVII. Каждому Министру будут назначены дни в неделе, в которые бы могли все имеющие до него надобность по его Министерству, беспрепятственно его видеть и представлять ему о своих нуждах в положенные на то часы. Дни сии не прежде могут быть переменены, как по предварительном уведомлении о том в ведомостях.
XVIII. Министры должны немедленно заняться образованием своих Канцелярий, постановлением порядка производству имеющих вступить к ним дел, и сочинением для них штатов; и кончив все сие в течение 3-х месяцев, представить Нам на утверждение.
XIX. Но дабы ничто не препятствовало Министрам немедленно вступить в их должности, то повелеваем каждому из них составить для себя временную Канцелярию из чиновников тех мест, кои состоят у него в непосредственном ведении. Существование таковых Канцелярий должно простираться не далее вышеозначенного срока.

XIX век