Парижский трактат
30.03.1856
1

После завершения боевых действий в Крымской войне осенью 1855 г. стороны начали готовить переговоры о мире. В конце года австрийское правительство передало российскому императору Александру II ультиматум из 5 пунктов. Не готовая к продолжению войны Россия приняла их, и 13 февраля в Париже открылся дипломатический конгресс. По его итогам 18 марта был заключен мир между Россией с одной стороны и Францией, Великобританией, Турцией, Сардинией, Австрией и Пруссией с другой. Россия возвращала Турции крепость Карс, уступала Молдавскому княжеству устье Дуная и часть Южной Бессарабии. Чёрное море объявлялось нейтральным, Россия и Турция не могли держать там военный флот. Подтверждалась автономия Сербии и Дунайских княжеств.

К концу 1855 г. боевые действия на фронтах Крымской войны практически прекратились. Взятие Севастополя удовлетворило амбиции французского императора Наполеона III. Он полагал, что восстановил честь французского оружия и взял реванш за поражения от русских войск в 1812-1815 годах. Мощь России на Юге была сильно подорвана: она потеряла главную черноморскую крепость, лишилась флота. Продолжение борьбы и дальнейшее ослабление России не отвечали интересам Наполеона, это было бы на руку лишь Англии.
Длительная, упорная борьба стоила европейским союзникам многих тысяч человеческих жизней, потребовала большого напряжения экономики и финансов. Правда, правящие круги Великобритании, раздосадованные тем, что успехи их армии оказались слишком незначительными, настаивали на продолжении военных действий. Он рассчитывали активизировать боевые действия на Кавказе и Балтике. Но воевать без Франции и ее сухопутной армии Англия не хотела, да и не могла.
Трудным было положение России. Два года войны тяжким бременем легли на плечи народа. В армию и ополчение было призвано более миллиона человек из числа работоспособного мужского населения, передано более 700 тыс. лошадей. Это стало тяжелым ударом для сельского хозяйства. Тяжелое положение народных масс усугубилось эпидемиями тифа и холеры, засухой и неурожаем в ряде губерний. В деревне усилилось брожение, грозившее принять более решительные формы. Кроме того, стали истощаться запасы оружия, ощущалась хроническая нехватка боеприпасов.
Неофициальные переговоры о мире между Россией и Францией шли с конца 1855 г. через саксонского посланника в Петербурге фон Зеебаха и русского посланника в Вене А.М. Горчакова. Ситуацию осложнило вмешательство австрийской дипломатии. Накануне нового, 1856 года австрийский посланник в Петербурге В. Л. Эстергази передал ультимативное требование своего правительства к России принять предварительные условия мира. Ультиматум состоял из пяти пунктов: отмена русского покровительства Дунайским княжествам и проведение новой границы в Бессарабии, вследствие чего Россия лишалась выхода к Дунаю; свобода судоходства по Дунаю; нейтральный и демилитаризованный статус Черного моря; замена русского покровительства православному населению Османской империи коллективными гарантиями со стороны великих держав прав и льгот христиан и, наконец, возможность великих держав в дальнейшем предъявлять России новые требования.
20 декабря 1855 г. и 3 января 1856 г. в Зимнем дворце состоялись два совещания, на которые новый император Александр II пригласил видных сановников прошлых лет. На повестке дня был вопрос об австрийском ультиматуме. Лишь один участник, Д. Н. Блудов, во время первого совещания выступил против принятия условий ультиматума, который был, по его мнению, несовместим с достоинством России как великой державы. Эмоциональная, но слабая не подкрепленная реальными аргументами речь известного деятеля николаевского времени не нашла отклика на совещании. Выступление Блудова было подвергнуто резкой критике. Все остальные участники заседаний недвусмысленно высказались за принятие предъявленных условий. В таком духе говорили А. Ф. Орлов, М. С. Воронцов, П. Д. Киселев, П. К. Мейендорф. Они указывали на очень тяжелое экономическое состояние страны расстроенные финансы, ухудшение положения населения, особенно в деревне. Важное место на совещаниях принадлежало выступлению министра иностранных дел К. В. Нессельроде. Канцлер развернул пространную аргументацию в пользу принятия ультиматума. Шансов на победу не осталось никаких, отмечал Нессельроде. Продолжение борьбы только умножит число врагов России и неминуемо приведет к новым поражениям, в результате чего будущие условия мира станут гораздо более тяжелыми. Напротив, принятие условий сейчас внесло бы, по мнению канцлера, расстройство в расчеты противников, ожидающих отказа.
В итоге решено было ответить на предложение Австрии согласием. 4 января 1856 г. К. В. Нессельроде известил австрийского посланника В. Л. Эстергази о том, что российский император принимает пять пунктов. 20 января в Вене был подписан протокол, констатировавший, что «австрийское коммюнике» излагает предварительные условия мира и обязывает правительства всех заинтересованных сторон в течение трех недель прислать уполномоченных в Париж для ведения переговоров и заключения окончательного мирного договора. 13 февраля в столице Франции открылись заседания конгресса, в котором участвовали уполномоченные делегаты от Франции, Великобритании, России, Австрии, Османской империи, Сардинии. После того как все важные вопросы были уже решены, допустили и представителей Пруссии. 
Председательствовал на заседаниях французский министр иностранных дел, двоюродный брат Наполеона III граф Ф. А. Валевский. Основными противниками русских дипломатов в Париже стали английский и австрийский министры иностранных дел – лорд Кларендон и К. Ф. Буоль. Что касается французского министра Валевского, то он чаще поддерживал русскую делегацию. Такое поведение объяснялось тем, что параллельно с официальными переговорами имели место доверительные беседы между императором Наполеоном и графом Орловым, во время которых выяснялись позиции Франции и России и вырабатывалась линия, которой станет придерживаться каждая из сторон за столом переговоров.
В это время Наполеон III вел сложную политическую игру. В его стратегические планы входил пересмотр «венской системы договоров 1815 года». Он намеревался занять главенствующее положение на международной арене, установить французскую гегемонию в Европе. С одной стороны, он пошел на укрепление отношении с Великобританией и Австрией. 15 апреля 1856 г. было подписано соглашение о Тройственном союзе между Англией, Австрией и Францией. Этим договором гарантировались целостность и независимость Османской империи. Сложилась так называемая «крымская система», имевшая антирусскую направленность. С другой стороны, все сильнее давали себя знать англо-французские противоречия. Итальянская политика Наполеона неминуемо должна была привести к обострению отношений с Австрией. Поэтому он включал в свои планы и постепенное сближение с Россией. Орлов доносил, что император встречает его с неизменной приветливостью, а беседы проходят в очень благожелательной обстановке. Позиции русской стороны укрепляло и то обстоятельство, что в конце 1855 года капитулировала мощная турецкая крепость Карс. Противников России заставляло умерить свои аппетиты и эхо славной Севастопольской обороны. По словам одного обозревателя, за спиной русских уполномоченных на конгрессе стояла тень Нахимова. 
Мирный трактат был подписан 18 марта 1856 г. Он фиксировал поражение России в войне. Вследствие отмены русского покровительства над Дунайскими княжествами и православными подданными султана было подорвано влияние России на Ближнем Востоке и Балканах. Самыми тяжелыми для России стали те статьи договора, которые касались нейтрализации Черного моря, то есть запрещавшие ей содержать там военный флот и иметь военно-морские арсеналы. Территориальные же потери оказались сравнительно незначительными: от России отошли к княжеству Молдавия дельта Дуная и прилегавшая к ней южная часть Бессарабии. К мирному трактату, состоявшему из 34 статей и одной «дополнительной и временной», прилагались также конвенции о проливах Дарданеллы и Босфор, русских и турецких судах в Черном море, о демилитаризации Аландских островов. Наиболее важная первая конвенция обязывала турецкого султана не допускать в Черноморские проливы, «доколе Порта будет находиться в мире ... никакого иностранного военного судна». В условиях нейтрализации Черного моря это правило должно было стать весьма полезным для России, охраняя беззащитное Черноморское побережье от возможного вражеского нападения. 
В заключительной части работы конгресса Ф. А. Валевский предложил ознаменовать европейский дипломатический форум какой-либо акцией гуманитарного характера по примеру Вестфальского и Венского конгрессов. Так появилась на свет Парижская декларация по морскому праву – важный международный акт, призванный регулировать порядок морской торговли и блокады во время войны, а также провозглашавший запрещение каперства. В выработке статей декларации активное участие принимал и первый российский уполномоченный А. Ф. Орлов.
Крымская война и Парижский конгресс стали рубежом целой эпохи в истории международных отношений. Окончательно прекратила существование «венская система». Ей на смену пришли другие системы союзов и объединений европейских государств, прежде всего «крымская система» (Англия, Австрия, Франция), которой, впрочем, суждена была недолгая жизнь. Крупные перемены совершались и во внешней политике Российской империи. В ходе работы Парижского конгресса начало намечаться русско-французское сближение. В апреле 1856 года был уволен в отставку К. В. Нессельроде, стоявший во главе российского МИДа в течение четырех десятилетий. Его сменил А.М. Горчаков, который руководил внешней политикой России вплоть до 1879 г. Благодаря его умелой дипломатии Россия сумела восстановить авторитет на европейской арене и в октябре 1870 г., воспользовавшись крахом империи Наполеона III во франко-прусской войне, в односторонней форме отказалась соблюдать режим демилитаризации Черного моря. Право России на Черноморский флот было окончательно подтверждено на Лондонской конференции 1871 г.

Во имя бога всемогущего. Их величества император всероссийский, император французов, королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, король сардинский и император оттоманский, побуждаясь желанием положить конец бедствиям войны и с тем вместе предупредить возобновление давших к оной повод недоразумений и затруднений, решились войти в соглашение с Е.В. императором австрийским касательно оснований для восстановления и утверждения мира с обеспечением целости и независимости империи оттоманской взаимным действительным ручательством.  На сей конец их величества назначили своими уполномоченными (см. подписи):

Сии полномочные, по размене полномочий своих, найденных в надлежащем порядке, постановили нижеследующие статьи:

 СТАТЬЯ I
 Со дня размена ратификаций настоящего трактата, быть на вечные времена миру и дружеству между Е.В. императором всероссийским с одной, и Е.В. императором французов, ее в. королевой Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, Е.В. королем сардинским и Е.И.В. султаном – с другой стороны, между их наследниками и преемниками, государствами и подданными. 

 СТАТЬЯ II
Вследствие счастливого восстановления мира между их величествами, земли, во время войны завоеванные и занятые их войсками, будут ими очищены. О порядке выступления войск, которое должно быть учинено в скорейшее по возможности время, постановлены будут особые условия.

 СТАТЬЯ III
Е. в. император всероссийский обязуется возвратить Е.В. султану город Карc с цитаделью оного, а равно и прочие части оттоманских владений, занимаемые российскими войсками.

 СТАТЬЯ IV
Их величества император французов, королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, король сардинский и султан обязуются возвратить Е.В. императору всероссийскому города и порты: Севастополь, Балаклаву, Камыш, Евпаторию, Керчь-Еникале, Кинбурн, а равно и все прочие места, занимаемые союзными войсками.

 СТАТЬЯ V
 Их величества император всероссийский, император французов, королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, король сардинский и султан даруют полное прощение тем из их подданных, которые оказались виновными в каком-либо в продолжение военных действий соучастии с неприятелем. При сем постановляется именно, что сие общее прощение будет распространено и на тех подданных каждой из воевавших держав, которые во время войны оставались в службе другой из воевавших держав.

 СТАТЬЯ VI
 Военнопленные будут немедленно возвращены с той и другой стороны.

 СТАТЬЯ VII 
 Е.В. император всероссийский, Е.В. император австрийский, Е.В. император французов, ее в. королева Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, Е.В. король прусский и Е.В. король сардинский объявляют, что Блистательная Порта признается участвующею в выгодах общего права и союза держав европейских. Их величества обязуются, каждый со своей стороны, уважать независимость и целость империи оттоманской, обеспечивают совокупным своим ручательством точное соблюдение сего обязательства и вследствие того будут почитать всякое в нарушение оного действие вопросом, касающимся общих прав и пользы.

 СТАТЬЯ VIII
 Если между Блистательной Портой и одной или несколькими из других заключивших сей трактат держав возникнет какое-либо несогласие, могущее угрожать сохранению дружественных между ними сношений, то и Блистательная Порта, и каждая из сих держав, не прибегая к употреблению силы, имеют доставить другим договаривающимся сторонам возможность предупредить всякое дальнейшее столкновение чрез свое посредничество.

 СТАТЬЯ IX
 Е.И.В. султан, в постоянном попечении о благе своих подданных, даровав фирман, коим улучшается участь их без различия по вероисповеданиям или племенам, и утверждаются великодушные намерения его касательно христианского народонаселения его империи, и желая, дать новое доказательство своих в сем отношении чувств, решился сообщить договаривающимся державам означенный, изданный по собственному его побуждению, фирман. Договаривающиеся державы признают высокую важность сего сообщения, разумея при том, что оно ни в каком случае не даст сим державам права вмешиваться, совокупно или отдельно, в отношения Е.В. султана к его подданным и во внутреннее управление империи его.

 СТАТЬЯ Х
 Конвенция 13 июля 1841 года, коей постановлено соблюдение древнего правила Оттоманской империи относительно закрытия входа в Босфор и Дарданеллы, подвергнута новому с общего согласия рассмотрению. Заключенный высокими договаривающимися сторонами сообразный с вышеозначенным правилом акт прилагается к настоящему трактату и будет иметь такую же силу и действие, как еслиб он составлял неотдельную оного часть.

 СТАТЬЯ XI
 Черное море объявляется нейтральным: открытый для торгового мореплавания всех народов вход в порты и воды оного формально и навсегда воспрещается военным судам, как прибрежных, так и всех прочих держав, с теми токмо исключениями, о коих постановляется в статьях XIV и XIX настоящего договора.

 СТАТЬЯ XII
 Свободная от всяких препятствий торговля в портах и на водах Черного моря будет подчинена одним лишь карантинным, таможенным, полицейским постановлениям, составленным в духе, благоприятствующем развитию сношений торговых. Дабы пользам торговли и мореплавания всех народов даровать все желаемое обеспечение, Россия и Блистательная Порта будут допускать консулов в порты свои на берегах Черного моря, согласно с правилами международного права.

 СТАТЬЯ XIII
 Вследствие объявления Черного моря нейтральным на основании статьи XI, не может быть нужно содержание или учреждение военноморских на берегах оного арсеналов, как не имеющих уже цели, а посему Е.В. император всероссийский и Е.И.В. султан обязуются не заводить и не оставлять на сих берегах никакого военноморского арсенала.

 СТАТЬЯ XIV
 Их величествами императором всероссийским и султаном заключена особая конвенция, определяющая число и силы легких судов, которые они предоставляют себе содержать в Черном море для нужных по прибрежию распоряжений. Сия конвенция прилагается к настоящему трактату и будет иметь такую же силу и действие, как еслиб она составляла неотдельную его часть. Она не может быть ни уничтожена, ни изменена без согласия держав, заключивших настоящий трактат.

 СТАТЬЯ XV
 Договаривающиеся стороны, с взаимного согласия, постановляют, что правила, определенные Актом Конгресса Венского для судоходства по рекам, разделяющим разные владения или протекающим чрез оные, будут впредь применяемы вполне к Дунаю и устьям его. Они объявляют, что сие постановление отныне признается принадлежащим к общему народному европейскому праву и утверждается их взаимным ручательством. Судоходство по Дунаю не будет подлежать никаким затруднениям и пошлинам, кроме тех, которые именно определяются нижеследующими статьями. Вследствие сего не будет взимаемо никакой платы собственно за самое судоходство по реке и никакой пошлины с товаров, составляющих груз судов. Правила полицейские и карантинные, нужные для безопасности государств прибрежных сей реке, должны быть составлены таким образом, чтобы оные сколь можно более благоприятствовали движению судов. Кроме сих правил, свободному судоходству не будет постановляемо никакого рода препятствий.

 СТАТЬЯ XVI
 Для приведения в действие постановлений предыдущей статьи учредится комиссия, в коей Россия, Австрия, Франция, Великобритания, Пруссия, Сардиния и Турция будут иметь каждая своего депутата. Сей комиссии будет поручено предназначить и привести в исполнение работы, нужные для очистки дунайских гирл, начиная от Исакчи и прилегающих к оным частей моря, от песка и других, заграждающих оные препятствий, дабы сия часть реки и упомянутые части моря сделались вполне удобными для судоходства. Для покрытия расходов, нужных как для сих работ, так и на заведения, имеющие целью облегчить и обеспечить судоходство по дунайским гирлам, будут постановлены постоянные с судов, соразмерные с надобностью, пошлины, которые должны быть определены комиссией по большинству голосов и с непременным условием, что в сем отношении и во всех других соблюдаемо будет совершенное равенство относительно флагов всех наций.

 СТАТЬЯ XVII
 Будет также учреждена комиссия из членов со стороны Австрии, Баварии, Блистательной Порты и Виртемберга (по одному от каждой из сих держав); к ним будут присоединены и комиссары трех придунайских княжеств, назначенные с утверждения Порты. Сия комиссия, которая должна быть постоянной, имеет: 1) составить правила для речного судоходства и речной полиции; 2) устранить все какого либо рода препятствия, которые встречает еще применение постановлений Венского трактата к Дунаю; 3) предположить и привести в исполнение нужные по всему течению Дуная работы; 4) по упразднении общей предназначаемой статьею XVI Европейской комиссии, наблюдать за содержанием в надлежащем для судоходства состоянии дунайских гирл и частей моря, к ним прилегающих.

 СТАТЬЯ XVIII
 Общая Европейская комиссия должна исполнить все ей поручаемое, а комиссия прибрежная привести к окончанию все работы, означенные в предшедшей статье, под №№ 1 и 2, в течение двух лет. По получении о том известия, державы, заключившие сей трактат, постановят определение об упразднении общей Европейской комиссии, и с сего времени постоянной прибрежной комиссии передана будет власть, которою дотоле имеет быть облечена общая Европейская.

 СТАТЬЯ XIX
 Дабы обеспечить исполнение правил, кои с общего согласия будут постановлены на основании изложенных выше сего начал, каждая из договаривающихся держав будет иметь право содержать во всякое время по два легких морских судна у дунайских устьев.

 СТАТЬЯ XX
 Взамен городов, портов и земель, означенных в статье 4-й настоящего трактата, и для вящщего обеспечения свободы судоходства по Дунаю, Е.В. император всероссийский соглашается на проведение новой граничной черты в Бессарабии. Началом сей граничной черты постановляется пункт па берегу Черного моря в расстоянии на один километр к востоку от соленого озера Бурнаса; она примкнет перпендикулярно к Акерманской дороге, по коей будет следовать до Траянова вала, пойдет южнее Болграда и потом вверх по реке Ялпуху до высоты Сарацика и до Катамори на Пруте. От сего пункта вверх по реке прежняя между обеими империями граница остается без изменения. Новая граничная черта должна быть означена подробно нарочными комиссарами договаривающихся держав

 СТАТЬЯ XXI
 Пространство земли, уступленное Россией, будет присоединено к Княжеству Молдавскому под верховной властью Блистательной Порты. Живущие на сем пространстве земли будут пользоваться правами и преимуществами, присвоенными Княжествам, и в течение трех лет им дозволено будет переселяться в другие места и свободно распорядиться своей собственностью.

 СТАТЬЯ XXII
 Княжества Валахское и Молдавское будут, под верховной властью Порты и при ручательстве договаривающихся держав, пользоваться преимуществами и льготами, коими пользуются ныне. Ни которой из ручающихся держав не предоставляется исключительного над оными покровительства. Не допускается никакое особое право вмешательства во внутренние дела их.

 СТАТЬЯ XXIII
 Блистательная Порта обязуется оставить в сих Княжествах независимое и национальное управление, а равно и полную свободу вероисповедания, законодательства, торговли и судоходства.  Действующие ныне в оных законы и уставы будут пересмотрены. Для полного соглашения касательно сего пересмотра, назначена будет особая комиссия, о составе коей высокие договаривающиеся державы имеют условиться, Сия комиссия должна без отлагательства собраться в Бухаресте; при оной будет находиться комиссар Блистательной Порты.  Сия комиссия имеет исследовать настоящее положение Княжеств и предложить основания их будущего устройства.

 СТАТЬЯ XXIV
 Е.В. султан обещает немедленно созвать в каждой из двух областей нарочный для того диван, который должен быть составлен таким образом, чтобы он мог служить верным представителем польз всех сословий общества. Сим диванам будет поручено выразить желания народонаселения касательно окончательного устройства княжеств. Отношения комиссии к сим диванам определятся особой от конгресса инструкцией.

 СТАТЬЯ XXV
 Приняв мнение, которое будет представлено обоими диванами, в надлежащее соображение, комиссия немедленно сообщит в настоящее место заседания конференций результаты своего собственного труда.  Окончательное соглашение с верховной над Княжествами державой должно быть утверждено конвенцией, которая будет заключена высокими договаривающимися сторонами в Париже, и Хати-Шерифом, согласным с постановлениями конвенции, дано будет окончательное устройство сим областям при общем ручательстве всех подписавшихся держав.

 СТАТЬЯ XXVI
 В Княжествах будет национальная вооруженная сила, для охранения внутренней безопасности и обеспечения безопасности границ. Никакие препятствия не будут допускаемы в случае чрезвычайных мер обороны, которые, с согласия Блистательной Порты, могут быть приняты в Княжествах для отражения нашествия извне.

 СТАТЬЯ XXVII
 Если внутреннее спокойствие Княжеств подвергнется опасности или будет нарушено, то Блистательная Порта войдет в соглашение с прочими договаривающимися державами о мерах, нужных для сохранения или восстановления законного порядка. Без предварительного соглашения между сими державами не может быть никакого вооруженного вмешательства.

 СТАТЬЯ XXVIII
 Княжество сербское остается, как прежде, под верховной властью Блистательной Порты, согласно с императорскими Хати-Шерифами, утверждающими и определяющими права и преимущества оного при общем совокупном ручательстве договаривающихся держав. Вследствие сего, означенное Княжество сохранит свое независимое и национальное управление и полную свободу вероисповедания, законодательства, торговли и судоходства.

 СТАТЬЯ XXIX
 Блистательная Порта сохраняет определенное прежними постановлениями право содержания гарнизона. Без предварительного соглашения между высокими договаривающимися державами не может быть допущено никакое вооруженное в Сербии вмешательство.

 СТАТЬЯ ХХХ
 Е.В. император всероссийский и Е.В. султан сохраняют в целости владения свои в Азии, в том составе, в коем они законно находились до разрыва. Во избежание всяких местных споров, линии границы будут поверены и, в случае надобности, исправлены, но таким образом, чтоб от сего не могло произойти никакого в поземельном владении ущерба ни для той, ни для другой стороны. На сей конец, немедленно по восстановлении дипломатических сношений между российским двором и Блистательной Портой, послана
будет на место составленная из двух комиссаров российских, двух комиссаров оттоманских, одного комиссара французского и одного комиссара английского, комиссия. Она должна исполнить возлагаемое на нее дело в продолжение осьми месяцев, считая со дня размена ратификаций настоящего трактата.

 СТАТЬЯ XXXI
 Земли, занятые во время войны войсками их величеств императора австрийского, императора французов, королевы Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии и короля сардинского, на основании конвенций, подписанных в Константинополе 12 марта 1854 года между Францией, Великобританией и Блистательной Портой, 14 июня того же года между Блистательной Портой и Австрией, а 15 марта 1855 года между Сардинией и Блистательной Портой, будут очищены после размена ратификаций настоящего трактата, в скорейшее по возможности время. Для определения сроков и средств исполнения сего имеет последовать соглашение между Блистательной Портой и державами, коих войска занимали земли ее владений.

 СТАТЬЯ XXXII
 Доколе трактаты или конвенции, существовавшие до войны между воевавшими державами, не будут возобновлены или заменены новыми актами, взаимная торговля, как привозная, так и отвозная, должна производиться на основании постановлений, имевших силу и действие до войны, и с подданными сих держав во всех других отношениях поступаемо будет наравне с нациями, наиболее благоприятствуемыми.

 СТАТЬЯ XXXIII
 Конвенция, заключенная сего числа между Е.В. императором всероссийским с одной, и их величествами императором французов и королевой Соединенного Королевства Великобритании и Ирландии, с другой стороны, относительно островов Аландских, прилагается и остается приложенною к настоящему трактату и будет иметь таковую же силу и действие, как еслиб оная составляла неотдельную часть его.

 СТАТЬЯ XXXIV
 Настоящий трактат будет ратификован и ратификации оного будут разменены в Париже, в течение четырех недель, а если можно, и прежде. Во уверение чего, и т.д.

 В Париже, в 30-й день марта 1856 года. 
 ПОДПИСАЛИ:
 Орлов [Россия]
 Бруннов [Россия]
 Буоль-Шауенштейн [Австрия]
 Гюбнер [Австрия]
 А.Валевский [Франция]
 Буркенэ [Франция]
 Кларендон [Великобритания]
 Каули [Великобритания]
 Мантейфель [Пруссия]
 Гацфельдт [Пруссия]
 К.Кавур [Сардиния]
 Де Вилламарина [Сардиния]
 Аали [Турция]
 Мегемед-Джемиль [Турция]

СТАТЬЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ И ВРЕМЕННАЯ
Постановления подписанной сего числа конвенции о проливах не будут применяемы к военным судам, кои воевавшими державами употреблены будут для вывода морским путем войск их из земель, ими занимаемых. Сии постановления войдут в полную силу, как только сей вывод войск будет приведен к окончанию. В Париже, в 30-й день марта 1856 года.
 ПОДПИСАЛИ:
 Орлов [Россия]
 Бруннов [Россия]
 Буоль-Шауенштейн [Австрия]
 Гюбнер [Австрия]
 А.Валевский [Франция]
 Буркенэ [Франция]
 Кларендон [Великобритания]
 Каули [Великобритания]
 Мантейфель [Пруссия]
 Гацфельдт [Пруссия]
 К.Кавур [Сардиния]
 Де Вилламарина [Сардиния]
 Аали [Турция]
 Мегемед-Джемиль [Турция]

Источник: Сборник договоров России  с  другими государствами. 1856-1917. М., 1952. С. 23-34.

XIX век