Указ Александра II Сенату о комиссии по охранению государственного порядка
12.02.1880
1
Создание Верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия во главе с М. Лорис-Меликовым представляло собой попытку самодержавия справиться с террористической деятельностью организации «Народная воля». Начальник комиссии считал, что установлению общественного спокойствия будет способствовать проведение либеральных политических реформ. Однако как деятельность комиссии, так и замыслы её начальника потерпели неудачу.
В 70-е гг. XIX в. в России развернулось массовое движение народников – сторонников социализма, который они надеялись построить на основе общинных традиций России. Народники выступали за свержение самодержавия. В связи с развитием современной культуры и городского общества увеличилось число учащихся, средних городских слоев, часть которых не смогла найти свое место в иерархии Российской империи. Эти «разночинцы» (выходцы из разных сословий) были восприимчивы к радикальным идеям. Большинство народников начали участвовать в движении в юности, для которой часто характерен радикализм взглядов. Даже своим поведением они старались подчеркнуть разрыв с дворянским и мещанским миром, из которого вышли. Народник должен был вести скромный образ жизни, зарабатывать на жизнь собственным трудом.
Весной 1874 г. несколько тысяч студентов «пошли в народ» – вести агитацию среди крестьян. Но крестьяне не поддержали призывов к революции. Тем более, что правительство ответило на «хождение в народ» массовыми репрессиями. К концу 1874 г. было арестовано свыше 4000 человек, в октябре 1877 г. активные участники этого движения были осуждены на «процессе 193-х» (октябрь 1877 – январь 1878 гг.). Суд ходатайствовал перед императором о смягчении наказания для половины осужденных, в том числе о замене каторги ссылкой всем приговоренным к каторге (кроме И. Мышкина, произнесшего на процессе яркую речь против самодержавия). Но по настоянию начальника III отделения Н. Мезенцова, и министра юстиции К. Палена, Александр II отклонил прошение суда. Каторга была заменена ссылкой для 15 из 28 приговоренных к ней. Н. Мезенцов отправил в ссылку 80 из 90 оправданных по суду.
Столкнувшись с репрессиями, народники решили ответить на произвол террором. 5 февраля 1878 г. революционерка В. Засулич выстрелила в Петербургского градоначальника Ф. Трепова, ответственного за издевательства над заключенными. Трепов был ранен, а Засулич оправдана судом присяжных, что говорит о широкой симпатии к оппозиции и неприятии бюрократического произвола. 4 августа 1878 г. был убит Мезенцов. Вдохновленные этим результатом, члены созданной в 1876 г. народнической организации «Земля и воля» развернули террор против наиболее одиозных представителей самодержавия. А 2 апреля 1879 г. революционер А. Соловьев стрелял в царя перед Зимним дворцом. Самодержавие ответило казнями террористов. 5 апреля 1879 г. Европейская часть России была разделена на шесть генерал-губернаторств. Временные генерал-губернаторы получили широкие полномочия по подавлению оппозиции, особенно вооруженной.
Однако члены «Земли и воли» не были едины в отношении к терроризму. Одни считали необходимым сосредоточиться на нем как на наиболее эффективном средстве борьбы, а другие считали его второстепенным или даже вредным методом. В августе 1879 г. «Земля и воля» раскололась на “Народную волю” и “Черный передел”.
Терроризм в последней трети XIX в. не только в России, но и во многих странах – в Италии, Ирландии, США, на Балканах – становился распространенным методом решения социально-политических проблем. Поэтому часть образованного русского общества оказывало террористам моральную поддержку.
«Народная воля» превратилась в первую в России подпольную политическую партию. Во главе партии стоял Исполнительный комитет (А. Михайлов, А. Желябов, Л. Тихомиров, С. Перовская, В. Фигнер и др.). Партия выступала за введение парламента, широкого местного самоуправления, гражданские свободы, передачу крестьянским общинам всей земли, за передачу заводов и фабрик в руки рабочих и т.д. Народовольцы планировали свергнуть самодержавие в ходе вооруженных восстаний, после чего власть должна была перейти к Учредительному собранию. В 1880 г. в «Народной воле» состояло около 500 человек, в нее входило около 300 кружков по всей стране. В Военной организации «Народной воли» в 1880 г. состояло около 50 офицеров. Народовольцы создали рабочий кружок, куда вовлекли 300 рабочих. Партия издавала несколько газет. Однако наиболее известным направлением действий «Народной воли» стал терроризм, с помощью которого революционеры надеялись дезорганизовать и запугать аппарат самодержавия. Исполком «Народной воли» решил ответить на казни своих товарищей, приговорив 26 августа 1879 г. к смерти самого Александра II. Организация совершила несколько покушений на него.
В 1879 г. народовольцы планировали подорвать поезд царя при его возвращении из Крыма. Подготовка покушения велась под Одессой, Александровском и под Москвой. Александр II возвращался через Александровск и Москву. Под Александровском взрывное устройство не сработало, а под Москвой – взорвалось. Но 19 ноября под откос полетел поезд со свитой императора.
Затем народоволец С. Халтурин, устроившись работать в «Зимний дворец», сумел пронести туда динамит и 5 февраля 1880 г. произвёл взрыв под помещением, в котором должен был обедать Александр II. Погибло 11 человек охраны. В Петербурге начиналась паника. Ждали новых взрывов и восстания, консервативные обыватели нападали на студентов, в которых видели источник крамолы.
Взрыв в Зимнем дворце стал «последней каплей» – Александр II решил сосредоточить борьбу с терроризмом в одних руках, вручив временному диктатору широчайшие полномочия. 12 февраля была учреждена Верховная распорядительная комиссия по охранению государственного порядка и общественного спокойствия. Хотя основной территорией, на которой предстояло действовать комиссии, была столица и Санкт-Петербургский военный округ, но при этом распоряжения начальника комиссии были обязательны для всех гражданских и военных властей империи, и даже сам император мог давать повеления начальнику комиссии по инициативе последнего. На пост этого диктатора был назначен харьковский генерал-губернатор, генерал-адъютант, граф Михаил Лорис-Меликов, имевший репутацию либерала. Распоряжения Главного начальника Верховной распорядительной комиссии и принимаемые им меры подлежали безусловному исполнению и соблюдению и могли быть отменены только им самим или особым Высочайшим повелением.
Впоследствии Лорис-Меликов писал: «Я имел полномочия объявлять по личному усмотрению высочайшие повеления. Ни один временщик - ни Меншиков, ни Бирон, ни Аракчеев - никогда не имели такой всеобъемлющей власти».
Членами комиссии стали член Государственного совета К. Победоносцев, генерал-адъютант князь А. Имеретинский, статс-секретарь М. Каханов, тайные советники М. Ковалевский, И. Шамшин, П. Марков, генерал-майоры П. Черевин и М. Батьянов и действительный статский советник С. Перфильев. 
Лорис-Меликов обратился к жителям Санкт-Петербурга и заявил: «Не давая места преувеличенным и поспешным ожиданиям, могу обещать лишь одно — приложить все старание и умение к тому, чтобы, с одной стороны, не допускать ни малейшего послабления и не останавливаться ни пред какими строгими мерами для наказания преступных действий, позорящих наше общество, а с другой – успокоить и оградить законные интересы благомыслящей его части».
Диктатору были временно подчинены III отделение и корпус жандармов. Комиссия облегчила участь лиц, высланных административным порядком по политической неблагонадёжности. Таким образом Лорис-Меликов демонстрировал обществу готовность ограничить репрессивный произвол.
Революционеры враждебно отнеслись в «либеральной диктатуре», или как говорил сам Лорис-Меликов, «диктатуре сердца». Как вспоминал один из народовольцев, «отношение Желябова к нему было безусловно отрицательное. Он указывал на то, что Лорис-Меликов, под прикрытием либеральных фраз, ведет деятельную борьбу с революцией, что она ведется им не хуже всякого другого на его месте, даже лучше пожалуй, потому что удары направляются им с выбором и расчетом, а не бьют, как это бывало часто прежде, по пустому месту». Уже 20 февраля на Лорис-Меликова было совершенно неудачное покушение И. Молодецким.
На заседании комиссии 4 марта Лорис-Меликов говорил: «Нередки случаи, что явные преступники остаются без приговора и наказания в продолжении года и более; с другой же стороны лица, арестованные по неопределенным подозрениям, освобождаются из под стражи лишь по прошествии нескольких месяцев и, будучи озлоблены таким произвольным лишением свободы, привлекают других в ряды недовольных». 3 апреля 1880 г. по инициативе Лорис-Меликова было принято высочайшее повеление губернаторам и градоначальникам представить точные списки поднадзорных с заключением о возможности облегчения участи и возвращения в учебные заведения. Освобождение поднадзорных производилось в мае-августе местными комиссиями. Было пересмотрено 1500 дел III отделения, когда людей ссылали по бездоказательным доносам. Лорис-Меликов направил на места сенатские ревизии, которые сократили число политических дел, начатых генерал-губернаторами. Преследование терроризма должно было быть более прицельным. Более того, материалы ревизий использовались Лорис-Меликовым для того, чтобы убеждать Александра II продолжить реформы.
Впрочем, суды стали стремительно выносить приговоры к каторге за пропаганду оппозиционных взглядов. За время правления Лорис-Меликова в качестве начальника комиссии и затем Министра внутренних дел прошло 32 политических судебных процесса и было вынесено 18 смертных приговоров.
6 августа 1880 г. было решено, что комиссия успешно справилась с восстановлением порядка и может быть распущена. Одновременно по инициативе Лорис-Меликова было упразднено III Отделение, и его функции были переданы вновь учрежденному Департаменту полиции при Министерстве внутренних дел. Министром был назначен сам Лорис-Меликов. Однако ему не удалось добиться заявленных целей. Революционное террористическое подполье не было разгромлено и продолжало готовить покушение на Александра II, который, в свою очередь, не спешил продолжать реформы в соответствии с рекомендациями Лорис-Меликова.


Об учреждении в С.Петербурге верховной распорядительной комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия
12 февраля 1880 г.
В твердом решении положить предел беспрерывно повторяющимся в последнее время покушениям дерзких злоумышленников поколебать в России государственный и общественный порядок Мы признали за благо:
1) Учредить в С.-Петербурге Верховную Распорядительную Комиссию по охранению государственного порядка и общественного спокойствия.
2) Верховной Распорядительной Комиссии состоять из Главного Начальника оной и назначаемых для содействия ему, по непосредственному его усмотрению, членов Комиссии.
3) Главным начальником Верховной Распорядительной Комиссии быть Временному Харьковскому Генерал-Губернатору, НАШЕМУ Генерал-Адъютанту, Члену Государственного Совета, Генералу от Кавалерии Графу Лорис-Меликову, с оставлением Членом Государственного Совета и в звании НАШЕГО Генерал-Адъютанта.
4) Членов Комиссии назначать по повелениям НАШИМ, испрашиваемым Главным Начальником Комиссии, которому предстоит, сверх того, призывать в Комиссию всех лиц, присутствие коих будет признано им полезным.
5) В видах объединения действий всех властей по охранению государственного порядка и общественного спокойствия представить Главному Начальнику Верховной Распорядительной Комиссии по всем делам, относящимся к такому охранению: а) право Градоначальствующего С.-Петербургского Градоначальника; б) прямое ведение и направление следственных дел по государственным преступлениям в С.-Петербурге и С.-Петербургском Военном Округе, и в верховное направление упомянутых в предыдущем пункте дел и по всем другим местностям Российской Империи.
6) Все требования Главного Начальника Верховной Распорядительной Комиссии по делам об охранении государственного порядка и общественного спокойствия подлежат немедленному исполнению как местными начальствами, Генерал-Губернаторами, Губернаторами и Градоначальствами, так и со стороны всех ведомств, не исключая военного.
7) Все ведомства обязаны оказывать Главному Начальнику Верховной Распорядительной Комиссии полное содействие.
8) Главному Начальнику Верховной Распорядительной Комиссии предоставить испрашивать у НАС, непосредственно, когда признает сие нужным, НАШИ повеления и указания.
9) Независимо от сего предоставить Главному Начальнику Верховной Распорядительной Комиссии делать все распоряжения и принимать вообще все меры, которые он признает необходимым для охранение государственного порядка и общественного спокойствия как в С.-Петербурге, так и в других местностях Империи, причем от усмотрения его зависит определять меры взыскания за неисполнение и несоблюдение сих распоряжений и мер, а также порядок наложения этих взысканий.
10) Распоряжения Главного Начальника Верховной Распорядительной Комиссии и принимаемые им меры должны подлежать безусловному исполнению и соблюдению всеми и каждым и могут быть отменены им самим или особым Высочайшим повелением, и
11) С учреждением, в силу сего Именного Указа НАШЕГО, Верховной Распорядительной Комиссии по охранению государственного порядка и общественного спокойствия, учрежденную таковым же указом от 5-го Апреля 1879 года, должность Временного С.-Петербургского Генерал-Губернатора упразднить. Правительствующий Сенат, к исполнению сего, не оставить сделать надлежащие распоряжения.


XIX век