Временные правила о цензуре и печати
06.04.1865
1

Установленный с началом либеральных реформ максимально лояльный режим в отношении печати, в связи с усилением общественного движения в 1861-1862 гг. сменился на более жесткий. Включились механизмы обеспечения деятельности цензуры как государственного охранительного института. Наконец в 1865 г. был установлен административно усиленный режим для печати. Подготовка нового цензурного устава началась еще в 1857 г. и растянулась на восемь лет, завершившись принятием 6 апреля 1865 г. «Временных правил о печати». Сенат 15 апреля 1865 г.: принял решение: «Напечатав потребное число экземпляров вышеозначенных: 1) Именного высочайшего указа, данного Правительствующему Сенату 6-го сего апреля, о перемене и дополнении действующих ныне цензурных постановлений и 2) высочайше утвержденного мнения Государственного совета, послать оные (куда следует) для сведения и должного, до кого касаться может, исполнения». 
В целом отмена предварительной цензуры сделала контроль над прессой более жестким. Но при всех своих противоречиях реформа способствовала дальнейшему росту печати, особенно либерально-буржуазного направления.

Современники признавали, что ни в одной отрасли управления в первое десятилетие правления Александра II не было такого колебания правительственной линии, как в отношении цензуры распоряжений и печати. С одной стороны, освобождение печати от цензуры представлялось правительству опасной мерой. С другой стороны, необходимость реформы также сознавалось. Так, в 1855 г. П.А. Валуев в своей записке под названием «Дума русского» настаивал на необходимости дарования известной свободы печати. В самом начале царствования был упразднен бутурлинский комитет. Одновременно с этим проявилось заметное облегчение в положении печати: журналы получили возможность высказываться по вопросам внутренней и внешней политики. Тем самым они сделались не только литературными, но политическими и общественными обозрениями. С изданием рескрипта 20 ноября 1857 г. пресса получила возможность обсуждать крестьянский вопрос и отмену крепостного права.
Свобода печати развивалась вплоть до 1861 г., когда в радикальных журналистских кругах стали проявляться революционные настроения. Впрочем, в 1859 г. император, наставляя цензора академика А.В. Никитенко, говорил не только о нежелательности стеснений печати, но и о недопущении «дурного направления». Сменивший на посту министра народного просвещения «гонителя свободы мысли» Путятина либеральный А.В. Головнин, стал готовить реформу цензурного устава, одновременно стараясь дипломатически влиять на редакторов изданий. С целью ослабить оппозиционность прессы предполагалось учредить официальные издания, в задачи которых входило разъяснение обществу правительственной политики. Кроме того, предполагалась государственная поддержка (в том числе, финансовая) консервативной печати и всех изданий, согласных сотрудничать с властями.
В начале 1860-х годов произошли некоторые структурные изменения: часть функций упраздненного Главного управления цензуры была возложена на Министерство народного просвещения. Его функции были переданы Особенной канцелярии министра народного просвещения. Но в это время в правительственных кругах столкнулись две линии в отношении цензуры. Новый министр внутренних дел Петр Валуев выступал сторонником репрессий и карательных мер против печати. Тогда как у Головнина остались общее заведование цензурой и разработка реформы, сосредоточенная в комиссии князя Д.А. Оболенского. Общественно-политические события 1862 г. (революционные прокламации и польское восстание) обусловили принятие 12 мая 1862 г. «Временных правил о цензуре», которые отменили все постановления, принимавшиеся по этой части с 1828 по январь 1862 г. К концу 1862 г. был введен смешанный (предварительно-карательный) тип цензуры. От предварительной цензуры в столичных городах были освобождены издания объемом более 20 печатных листов, правительственные и научные издания на всей территории империи. С другой стороны, правила 1862 г. установили полный административный произвол над прессой: совещание четырех министров получило право прекращать издание любого периодического органа, чья деятельность признавалась «вредной». Новые правила были сразу применены к ряду радикальных петербургских журналам и даже аксаковскому «Дню».
По ходатайству Головнина, в 1863 г. цензурный вопрос передан был в Министерство внутренних дел, где была создана новая комиссия под председательством того же Оболенского. Но эта комиссия вместо нового цензурного устава, издание которого признано было несвоевременным, в 1865 г. родила лишь проект Временных правил. Правда, эти правила просуществовали без значительных изменений сорок лет. По «Временным правилам», институт цензуры получил в лице Главного управления по делам печати руководящий орган, просуществовавший до 1917 г.
Принятые положения довольно точно повторяли действующее французское законодательство 1852 г. Новый закон был шагом вперед во взаимоотношениях власти и журналистики. По своему содержанию реформа печати была либеральной. Повсеместно освобождались от предварительной цензуры: все правительственные издания; издания академий, университетов и ученых обществ; издания на древних классических языках и переводы с них; чертежи, планы и карты. Также была устранена предварительная цензура для столичных повременных изданий по желанию их издателей; «оригинальных книг» объемом не менее 10 печатных листов, а для переводных – не меньше 20 листов. Но это новшество не распространялось на сатирические издания с карикатурами и на провинциальную печать. 
Учитывая слабое развитие провинциальной печати (даже в 1870 г. частная периодика выходила всего в 12 городах), от предварительной цензуры освобождалось большинство газет и журналов страны. Впрочем, издания, освобожденные от предварительной цензуры, подлежали цензурному контролю: газеты следовало сдавать в цензуру в гранках, до печати основного тиража, журналы - за 2 дня, книги - за 3 дня до начала распространения (в 1872 г. срок был увеличен до 4 и 7 дней, соответственно). Для суда над нарушителями цензурных правил создавались Особые присутствия при Уголовных палатах в Москве и Санкт-Петербурге. Наиболее тяжкие нарушения (оскорбительные отзывы о законах и правительственных распоряжениях, призывы, направленные на возбуждение вражды между различными слоями населения или сословиями) карались тюремным заключением сроком до 16 месяцев, арестом на срок до 4 месяцев или штрафом в размере до 500 рублей. Злословие и брань наказывались тюремным заключением до 6 месяцев, арестом до 3 недель или штрафом до 300 рублей. Тогда как обсуждение законов, не содержащее призывов к неповиновению им или оскорбительных выражений, не считалось преступлением. Суд мог не только наказать виновных, но и приостановить издание на любой срок или совсем запретить его. Редакторы и издатели в случае вынесения обвинительного заключения дисквалифицировались на 5 лет.
Открытие новых органов печати было также поставлено в зависимость от усмотрения министра внутренних дел. За МВД оставалось право утверждать или не утверждать редакторов. Кроме наказаний, налагаемых в судебном порядке, предусматривались и административные взыскания в отношении периодических изданий. Так, министр внутренних дел мог выносить изданиям предупреждения. После трех замечаний издание могло быть приостановлено на срок до 6 месяцев, а по решению Сената – запрещено. Министр мог накладывать их произвольно, без указания на нарушение определенных статей закона, а издания при этом были лишены права на апелляцию и юридическую защиту.
Освобождение прессы от предварительной цензуры происходило при внесении залога в сумме от 2,5 тыс. до 5 тыс. руб. Современники расценивали залог как напоминание о том, что над ними «висит, как дамоклов меч, кара наказания». Хотя устанавливалась ответственность печати перед судом, но судебные преследования печати не получили распространения: административные меры были удобнее для правительства. М.Е. Салтыков-Щедрин сравнил предварительную цензуру с «намордником, который надевают на пса: хочется укусить, но невозможно»
Очевидно, что из Александровских реформ 1860-х гг. реформа цензуры оказалась наиболее осторожной и противоречивой, что показали события после 1866 г. – покушения Дмитрия Каракозова на императора. В этом году правительство закрыло в 1866 г. журналы «Современник» и «Русское слово». С ноября 1864 г. по 1872 г. к суду привлекли 90 авторов, редакторов и издателей. Хотя дела о полном прекращении издания должны были решаться по суду, но правительство закрывало их и без суда. С 1868 г. министр внутренних дел получил право запрещать розничную продажу периодических изданий, а с 1872 г. Комитет министров мог уничтожать тиражи книг без возбуждения судебного преследования. В 1873 г. редакторам периодических изданий стали рассылаться списки нежелательных для оглашения событий и тем. Впрочем, ужесточение цензурной политики подтолкнуло оппозицию с 1868 г. к изданию бесцензурных нелегальных революционных газет и журналов, сначала в эмиграции, а затем и в самой России.

1865. 6 апреля. Именной Указ, данный Сенату — О даровании некоторых облегчений и удобств отечественной печати
Желая дать отечественной печати возможные облегчения и удобства, Мы признали за благо сделать в действующих цензурных постановлениях, при настоящем переходном положении судебной у нас части и впредь до дальнейших указаний опыта, нижеследующие перемены и дополнения:
Освобождаются от предварительной цензуры:
а) в обеих столицах:
1) все выходящие доныне в свет повременные издания, коих издатели сами заявят на то желание;
2) все оригинальные сочинения объемом не менее 10-ти печатных листов и
3) все переводы объемом не менее 20-ти печатных листов;
б) повсеместно:
1) все издания правительственные;
2) все издания академий, университетов и ученых обществ и установлений;
3) все издания на древних классических языках и переводы с сих языков;
4) чертежи, планы и карты.
II. Освобожденные от предварительной цензуры повременные и другие издания, сочинения и переводы в случае нарушения в них законов подвергаются судебному преследованию; повременные же издания, кроме того, в случае замеченного в них вредного направления подлежат и действию административных взысканий по особо установленным на то правилам.
III. Заведование делами цензуры и печати вообще сосредоточивается при Министерстве внутренних дел под высшим наблюдением министра во вновь учреждаемом Главном по сим делам управлении.
IV. Действие настоящего указа не распространяется ныне:
а) на сочинения, переводы и издания, а также места в них, подлежащие по действующим постановлениям и распоряжениям духовной цензуре. Постановления и распоряжения сии, равно как и цензура иностранная, остаются на существующем теперь основании;
б) на повременные и другие издания эстампов, рисунков и других изображений с текстами и без оных, которые подлежат действию цензурного устава также на существующем основании.
Утвердив вместе с сим и те перемены и дополнения, которые оказываются вследствие вышеизложенных мер необходимыми в подробностях действующих ныне касательно печати постановлений, повелеваем Правительствующему Сенату сделать к обнародованию сей Нашей воли надлежащее распоряжение с тем, чтобы она приведена была в исполнение с 1-го сентября текущего года.

Источник: Периодическая печать и цензура Российской империи в 1865–1905 гг. Система административных взысканий: Справочное издание. СПб.: Издательство «Нестор-История», 2011. С. 358-359.

1865. 6 апреля. Высочайше утвержденное мнение Государственного совета. — О некоторых переменах и дополнениях в действующих ныне цензурных постановлениях.
Государственный совет, в Департаменте законов и в общем собрании рассмотрев представление министра внутренних дел о тех переменах и дополнениях в подробностях действующих ныне касательно печати постановлений, которые оказываются необходимыми в соответственность Высочайшей воле, изображенной в указе от 6-го сего апреля (41988), мнением положил: постановить следующие правила:
‹...›
II.
О повременных изданиях
1. Повременными изданиями считаются:
1) газеты и журналы, выходящие в свет отдельными нумерами, листами или книжками;
2) сборники или собрания новых, оригинальных или переводных сочинений или статей разных писателей, издаваемые под одним общим заглавием более двух раз в год.
2. Приложениями, принадлежащими к составу газеты или журнала, считаются лишь те, кои не продаются особо ни по подписке, ни отдельными книжками или нумерами. Всякое издание, имеющее характер особого журнала или газеты, и которое может быть приобретаемо отдельно, по подписке или покупкою порознь его книжек или нумеров, не считается приложением к другому повременному изданию, хотя бы и имело одно общее с ним заглавие, а потому все установляемые настоящими правилами условия появления в свет должны быть соблюдаемы каждым из обоих изданий порознь.
3. К упомянутым в статье 1-й сборникам не относятся:
1) собрания напечатанных уже прежде сочинений и переводов, вроде хрестоматий;
2) собрания исторических актов;
3) всякого рода словари.
4. Каждый, желающий выдавать в свет новое повременное издание в виде газеты, журнала или сборника, обязан, как и ныне, испросить на то разрешение министра внутренних дел, от которого зависит дозволить выпуск в свет такого издания или без цензуры, или под условием предварительной цензуры.
5. Прошения о сем подаются в Главное управление по делам печати и должны содержать в себе означение:
а) названия или заглавия издания, программы оного, сроков выхода в свет и подписной цены;
б) имени и места жительства издателя и ответственного редактора, а если их несколько, то каждого из них; 
в) типографии, в которой издание будет печататься.
6. К прошению должны быть приложены:
1) документы о личности как издателя, так и ответственного редактора или, если таковых несколько, то всех их;
2) письменное, за собственноручною подписью, заявление ответственного редактора, что он принимает на себя заведование изданием или частью оного и какою именно.
7. Если издателем и ответственным редактором будет одно и то же лицо, то сие должно быть сказано в прошении.
8. Начавший издавать какое-либо повременное издание без получения на то законом установленного разрешения, а также поместивший в журнале своем статью, выходящую из пределов утвержденной для издания программы (ст. 17 пункт 2), подвергается, хотя бы изданные нумера или статья и не заключали в себе ничего противного законам, денежному взысканию не свыше пятидесяти рублей за каждый нумер или за каждую статью.
9. Получивший установленным порядком разрешение на повременное издание сохраняет право приступить к выпуску оного в свет в течение годичного с выдачи его разрешения срока. В случае пропуска сего срока издание считается несостоявшимся, а выданное разрешение — потерявшим силу.
10. Всякое повременное издание, уже выходившее в свет, но по каким-либо причинам не появлявшееся в течение года, считается прекратившимся, и на возобновление оного требуется новое разрешение.
11. При переходе повременного издания от одного издателя к другому Главное управление должно быть своевременно о том уведомлено, за подписью прежнего и нового издателей. На перемену редактора испрашивается разрешение порядком, указанным в статьях 4–7. Виновные в нарушении сих правил подвергаются денежному взысканию не свыше ста рублей, сама же передача издания или перемена редактора считается недействительной.
12. Звание ответственного редактора утрачивается, если носящий оное:
1) подвергнется лишению или ограничению прав состояния или же отдаче под надзор полиции по судебному приговору;
2) лишится общей гражданской правоспособности вследствие каких-либо других причин;
3) выедет за границу без уведомления Главного управления или не возвратится по приглашению сего управления или же другой власти.
13. О перенесении издания из одной типографии в другую издатель должен извещать: в столицах — канцелярии генерал-губернаторов, а в прочих местах — канцелярии начальников губерний.
14. Разрешение на каждое повременное издание выдается от Главного управления в форме свидетельства в двух экземплярах. Без предъявления оного ни одна типография не вправе приступить к набору и печатанию повременного издания. Один экземпляр свидетельства остается в типографии, доколе в ней производится печатание того издания; если же оно подлежит взносу залога, то, прежде набора и печатания, типография должна требовать и предъявления квитанции в приеме залога.
15. Издатели повременных изданий, изъятых от действия предварительной цензуры, обязываются внести в Главное управление залог.
16. Залог вносится в следующем размере:
1) для ежедневной газеты или выходящей в свет не менее шести раз в неделю— 5000 рублей;
2) для всех прочих повременных изданий — 2500 рублей.
17. Обязанности представлять залог не подчиняются:
1) повременные издания, выходящие с разрешения предварительной цензуры;
2) такие, содержание коих сообразно с утвержденными для них программами будет чисто ученое, хозяйственное или техническое;
3) издания, выходящие от правительства, а также издания академий, университетов и ученых обществ и установлений.
18. Залог вносится в Главное управление по делам печати, по желанию издателя или наличными деньгами, или российскими государственными кредитными бумагами, кои при приеме считаются по нарицательной их цене, или акциями и облигациями, разрешенными к приему в залог по казенным подрядам и поставкам, в той цене, в какой это допущено по сим последним. Владельцу выдаются в назначенные для кредитных бумаг сроки купоны на получение процентов.
19. Залог ответствует за денежные взыскания, налагаемые на повременное издание. Когда взыскание в определенный срок не внесено, то в удовлетворении оного обращается соответственная сумма из залога наличными деньгами или продажею кредитных бумаг по биржевому курсу. В последнем случае обыкновенные при такой продаже расходы обращаются также на счет залога.
20. Часть залога, поступившая на удовлетворение положенного взыскания, должна быть пополнена до определенной нормы, под опасением в противном случае прекращения издания.
21. Изданиям, выходящим более двух раз в месяц, назначается на пополнение залога четырнадцатидневный, со дня объявления судебного приговора, срок; по изданиям же, выходящим в более продолжительные периоды времени, пополнение залога должно быть произведено по крайней мере за день до выхода книжки, имеющей явиться вслед за оштрафованием.
22. В случае прекращения повременного издания внесенный залог выдается издателю обратно не прежде, как по истечении года со дня выхода последнего нумера издания.
23. На каждом отдельно выходящем нумере газеты, на каждой книжке журнала или на каждом выпуске сборника должны быть напечатаны: имена издателя, ответственного редактора и типографии, и подписная цена; если же издание предварительно рассмотрено цензурою, то и означение цензурного дозволения. Виновные в нарушении сего правила подвергаются денежному взысканию не свыше двадцати пяти рублей за каждый нумер, книжку или выпуск.
24. Виновный в подложном означении на издании имени издателя, ответственного редактора, подписной цены или цензурного разрешения подвергается заключению в тюрьме на сроки, означенные в статье 42 ч. I т.XV. 
25. Повременные издания, изъятые от предварительной цензуры, представляются издателями в цензурные комитеты в следующие сроки:
1) экземпляры каждого нумера газеты или вообще издания, выходящего не менее одного раза в неделю, одновременно с приступом к окончательному печатанию того нумера;
2) экземпляры каждого выпуска издания, выходящего в свет реже одного раза в неделю, не позже как за два дня до рассылки оного подписчикам или выпуску в продажу.
В исполнении сего издателям выдаются расписки с обозначением в них времени представления экземпляров. Виновные в непредставлении экземпляров в срок подвергаются денежному взысканию не свыше ста рублей.
26. Всякое повременное издание обязано поместить безотлагательно и безденежно, без всяких изменений и примечаний в тексте и без всяких в том же самом нумере возражений сообщенное ему от правительства официальное опровержение или исправление обнародованого тем изданием известия.
27. Если в повременном издании появится известие, касающееся частного лица, то издание сие не может отказать в принятии сообщенных ему тем лицом в ответ возражений и поправок.
28. Возражение или поправка частного лица должны быть неотложно напечатаны тем же шрифтом и в том же отделе, как и первоначальное известие, и притом бесплатно, если занимают места не более, как вдвое против статьи, на которую служат ответом. Возражение или поправка должны быть подписаны защищающимся.
29. Министру внутренних дел предоставляется право делать повременным изданиям предостережения с указанием на статьи, подавшие к сему повод. Третье предостережение приостанавливает продолжение издания на срок, который министром внутренних дел при объявлении предостережения будет назначен, но не свыше 6-ти месяцев. Это правило распространяется в одинаковой силе и на повременные издания, арендуемые у правительственных или ученых учреждений.
30. Если после третьего предостережения министр внутренних дел признает нужным, независимо от предварительного приостановления повременного издания на известный срок, вовсе прекратить это издание, то он входит о сем с представлением в 1-й департамент Правительствующего Сената.
31. Повременное издание, подвергшееся предостережению, обязано напечатать его в главе первого имеющего после того выйти в свет нумера, без всяких изменений или возражений.
32. Прекращенное издание может быть возобновлено не иначе, как с особого разрешения министра внутренних дел.
33. За непомещение в повременном издании: ежедневном — через три дня, а еженедельном или месячном — в следующем нумере судебного определения или административного предостережения, равно сообщенных как от правительства, так и от частных лиц опровержений или исправлений, издатель, доколе сообщенное определение, предостережение, опровержение или исправление не будет помещено, подвергается за каждый изданный после указанного срока нумер денежному взысканию в двадцать пять рублей, когда издание выходит более одного раза в месяц, и во сто рублей, когда оно выходит раз в месяц и реже; а если определение, предостережение, опровержение или исправление не будет помещено по истечении трех месяцев, то издание прекращается по распоряжению Главного управления по делам печати.
III.
О типографиях, литографиях, металлографиях и заведениях, производящих и продающих принадлежности тиснения, и о книжной торговле
I. О типографиях, литографиях и металлографиях.
Надзор за типографиями, литографиями и металлографиями (а также за заведениями, производящими и продающими принадлежности тиснения, и за книжною торговлею) принадлежит, под наблюдением Главного управления по делам печати, в столицах — особым инспекторам, при генерал-губернаторах состоящим, а в губерниях, — чиновникам особых поручений, назначенным для сего от губернатора.
2. Желающие завести типографию, литографию, металлографию или другое подобное заведение для тиснения букв и изображений должны получить на то дозволение: в столицах — от генерал-губернатора, а в прочих местах — от начальника губернии, причем обязаны:
1) представить в определенных Положением о пошлинах за право торговли и других промыслов случаях установленное оным свидетельство;
2) показать число и размер скоропечатных машин и станков, какие они предполагают иметь в своем заведении.
3. Разрешение, данное на открытие типографии или другого заведения указанным в предшествующей статье порядком, сохраняет силу в продолжении двух лет; если же заведение к истечению сего срока не приведется в действие, то на открытие его требуется новое разрешение.
4. Передача типографий, литографий и металлографий от одного лица другому допускается не иначе, как с разрешения того же начальства, которому предоставлено давать дозволение на их открытие.
5. Получивший типографию, литографию или металлографию в наследство обязан, не позже полугодичного срока, или удовлетворить требованиям статьи 2, или передать доставшиеся ему заведения на том же условии другому.
6. Всякая типография, литография или металлография, кем-либо открытая или принятая от другого лица без разрешения подлежащего начальства, считается тайною, и виновные в открытии или содержании ее подвергаются денежному взысканию не свыше трехсот рублей и аресту не свыше трех месяцев или заключению в тюрьме в мере, определенной 42 статьею т. XV ч. I для третьей и второй степени наказаний сего рода, или же, по усмотрению суда, одному из сих наказаний.
7. О всяком изменении в числе и размере скоропечатных машин и станков содержатели заведений обязаны уведомлять в столицах — канцелярии генерал-губернаторов, а в прочих местах — канцелярии начальников губерний. Виновные в упущении сего подвергаются денежному взысканию не свыше пятидесяти рублей.
8. Всякий желающий иметь для собственного употребления ручной печатный станок небольшого размера обязан испросить на то разрешение: в столицах — от генерал-губернатора, а в прочих местах — от начальника губернии. Нарушение этого условия подвергает виновного такой же ответственности, какая положена за содержание тайных типографий.
9. Каждая типография, литография и металлография должна иметь шнуровую книгу, скрепленную по листам, в столицах — инспекторами книгопечатания, а в прочих местах — чиновниками, особо для сего назначенными от начальников губерний. В эту книгу вносится всякая, предназначаемая к напечатанию работа, с объяснением, печатается ли она без предварительного представления в цензуру или с разрешения последней, и с показанием, в обоих случаях, числа экземпляров и формата издания. Виновные в неисполнении сего правила подвергаются денежному взысканию не свыше пятидесяти рублей.
10. Поверка записанного в шнуровой книге с действительно произведенными и производящимися работами может быть совершаема лицами, означенными в предыдущей статье, во всякое время.
11. Присутственные места о приобретенных ими для служебных надобностей ручных печатных станках также обязаны доводить до сведения означенных в статье 9-1 лиц.
12. Типография, литография или металлография по отпечатании всякого издания обязаны до выпуска оного в свет представлять в местный цензурный комитет определенное цензурным уставом число экземпляров с получением в том расписок. От сего освобождаются только объявления присутственных мест и произведения, имеющие предметом общежитейские и домашние потребности, как-то: свадебные и разные другие пригласительные билеты, визитные карточки, этикеты, прейскуранты, объявления о продаже вещей, о перемене квартиры и т.п. За напечатание произведений сего рода типография, литография или металлография подвергается ответственности лишь в том случае, если под формою их будет скрываться другое, чуждое сим предметам содержание.
13. Сочинение, напечатанное или налитографированное без предварительной цензуры, может быть выпущено в свет (с изъятием, в предыдущей статье означенным) не прежде, как по истечении трехдневного срока с получения расписки в принятии цензурным комитетом узаконенного числа экземпляров. Виновные в неисполнении сего правила подвергаются собственно за нарушение оного денежному взысканию не свыше ста рублей.
14. В тех чрезвычайных случаях, когда по значительности вреда предусматриваемого от распространения противозаконного сочинения или повременного издания, наложение ареста не может быть отложено до судебного о сем приговора, совету Главного управления и цензурным комитетам предоставляется право немедленно останавливать выпуск в свет сего сочинения, не иначе, впрочем, как начав в то же самое время судебное преследование против виновного.
15. На каждом экземпляре, выпускаемом в свет из типографий, литографий или металлографий, должны быть обозначены имя и место жительства типографщика, литографщика или металлографщика, а если сочинение подвергалось предварительной цензуре, то и одобрение цензуры. Виновные в неисполнении сего подвергаются денежному взысканию не свыше пятидесяти рублей.
16. Виновный в подложном означении имени типографщика, литографщика или металлографщика подвергается заключению в тюрьме на сроки, означенные в статье 42 т. XV ч. I.
17. Виновный в напечатании без цензурного разрешения произведения, подлежащего предварительной цензуре, подвергается денежному взысканию, не свыше трехсот рублей и аресту не свыше трех месяцев, хотя бы содержание напечатанного и не заключало в себе ничего законопротивного.
18. Тому же взысканию подвергается содержатель типографии, приступивший к печатанию повременного издания без получения от издателя свидетельства или квитанции, требуемых статьею 14-ю правил о повременных изданиях.
19. Виновный в перепечатании произведения, запрещенного по суду и внесенного в каталог запрещенных книг, подвергается, сверх конфискации всего издания, денежному взысканию не свыше трехсот рублей и аресту не свыше трех месяцев.
II. О заведениях, производящих и продающих принадлежности тиснения
20. Дозволение на учреждение заведений, производящих и продающих принадлежности тиснения, дается на основании Устава о промышленности фабричной и заводской и Устава торгового и ремесленного всем лицам без различия, имеющим право заниматься торговлею или ремеслом.
21. Каждое заведение, производящее или продающее принадлежности тиснения, должно иметь шнуровую книгу, скрепленную по листам теми чиновниками, на которых сие по статье 9-й возложено в отношении к типографиям. В эту книгу вносится всякая продажа, сделанная на фабрике или в магазине, с означением имени, звания и места жительства покупателя. Виновные в неисполнении сего подвергаются денежному взысканию не свыше пятидесяти рублей.
22. Печатные станки и шрифты могут быть продаваемы внутри империи только типографщикам; шрифты же, кроме того, и лицам, получившим разрешение иметь ручной печатный станок. Виновные в неисполнении сего правила подвергаются денежному взысканию не свыше ста рублей.
23. Поверка шнуровой книги на фабриках и в магазинах, производящих и продающих принадлежности тиснения, делается на основании статьи 10.
24. В случае привоза скоропечатных машин, печатных станков и шрифтов из-за границы таможни сообщают о том непосредственно от себя: если товары эти идут в столицы — в канцелярии генерал-губернаторов, а если в другие места - в канцелярии начальников губерний с обозначением, в каком количестве и на чье имя привезенное через таможню адресовано. Сведения эти передаются из помянутых канцелярий указанным в статье 9-й лицам.
III. О книжной торговле.
25. Заводить книжные магазины, лавки и кабинеты для чтения предоставляется частным лицам, равно как и акционерным компаниям или товариществам, тем же порядком, который определен для открытия типографий, литографий и тому подобных заведений. Виновные в неисполнении сего подвергаются денежному взысканию не свыше ста рублей.
26. Лица, получившие право на учреждение книжного магазина, или лавки, или кабинета для чтения, обязаны заявить: в столицах — канцеляриям генерал-губернаторов, а в прочих местах — канцеляриям начальников губерний, где именно будут находиться эти заведения, и кто должен считаться ответственным в каждом лицом.
27. Продажа всех дозволенных книг и разного рода повременных  изданий отдельными нумерами не в лавках, а на улицах и площадях, равно как и вразнос, дозволяется всякому без различия, с тем только, чтобы желающие производить уличную и разносную продажу имели, сверх установленного для такой торговли существующими правилами свидетельства, дозволение местного полицейского начальства на производство сего промысла. Виновные в неисполнении сего подвергаются денежному взысканию не свыше двадцати пяти рублей. 
28. Книжные магазины, лавки и кабинеты для чтения имеют право держать у себя и продавать или давать в чтение все незапрещенные издания, напечатанные в России на русском или иностранном языках, а из числа книг, напечатанных за границею на русском и иностранных языках, все те, кои не значатся в общем каталоге запрещенных книг. Правило сие распространяется и на продающих книги на улицах и площадях или вразнос.
29. Содержатель книжного магазина, лавки и кабинета для чтения, а также уличные и розничные книгопродавцы за хранение у себя, продажу и распространение книги или издания, помещенных в общем каталоге запрещенных книг, или о запрещении которых было установленным порядком объявлено через местную полицию, подвергаются денежному взысканию не свыше двухсот пятидесяти рублей.
30. Если книга, сперва позволенная, впоследствии подверглась запрещению, то за распространение ее, пока она не внесена в каталог запрещенных или пока о запрещении оной не было установленным порядком объявлено через местную полицию, продавцы и содержатели кабинетов для чтения ответственности не подвергаются.
IV. О суде в делах печати.
1. Ответственными лицами за содержание напечатанных или литографированных сочинений, эстампов и пр. могут быть: сочинитель, издатель, типографщик или литографщик, книгопродавец и редактор. Мера ответственности каждого из вышеозначенных лиц определяется судом, смотря по степени участия в преступлении, на точном основании ст. 13–17 т. XV ч. I. 
2. Упомянутые в предыдущей статье лица призываются к суду в следующей постепенности:
1) сочинитель, во всех случаях, когда он не докажет, что публикация его сочинения произведена без его ведома и согласия;
2) издатель — в том случае, если имя или место жительство сочинителя неизвестны, или сей последний находится за границею;
3) типографщик или литографщик— когда ни сочинитель, ни издатель неизвестны, или когда местопребывание их не открыто, или когда они находились за границею;
4) книгопродавец — в том случае, если на продаваемом экземпляре сочинения не выставлено имени и места жительства типографщика или литографщика.
3. Издатели, типографщики и книгопродавцы в тех случаях, когда они на основании предшествующей статьи устраняются от прямой ответственности, могут быть по обстоятельствам дела преследуемы как участники в преступлениях и проступках печати, если доказано будет, что они, зная преступный умысел главного виновника, заведомо содействовали публикации и распространению издания.
4. Ответственность за содержание помещенных в повременных изданиях статей обращается, во всяком случае, как на главного виновника на редактора издания.
5. Подлежащие преследованию нарушения постановлений о печати (впредь до введения в действие Судебных уставов 20 ноября 1864 года), ведаются в качестве суда первой степени в особых присутствиях Уголовной палаты, образуемых для сего в С.-Петербурге и Москве, и поступают, по апелляции, в Правительствующий Сенат.
6. Особые присутствия составляются из председателя Уголовной палаты, двух товарищей председателя палат Уголовной и Гражданской и четырех заседателей тех же палат по определенной между сими последними очереди с тем, чтобы в составе присутствия находились два заседателя Уголовной палаты и по одному от каждого из департаментов палаты Гражданской.
7. Срок для возбуждения судебного преследования по нарушениям постановлений о печати полагается, со дня совершения нарушения, годовой.
8. При назначении за преступления и проступки печати, определенные т. XV в ч. I, суду предоставляется право, смотря по обстоятельствам, смягчать наказание одною или несколькими степенями и даже переходить к высшей степени ближайшего низшего рода наказаний.
9. Независимо от тех преступлений и проступков по делам печати, которые преследуются по I ч. т. XV, судебному преследованию и наказанию подлежат также следующие:
1) Напечатавший оскорбительные и направленные к колебанию общественного доверия отзывы о действующих в Империи законах или о постановлениях и распоряжениях правительственных и судебных установлений, также дозволивший себе оспаривать в печати обязательную силу законов и одобрять или оправдывать воспрещенные ими действия с целью возбудить к ним неуважение, подвергается заключению в тюрьме на сроки, означенные в статье 42 т. XV ч. I, или аресту на время от 4-х дней до 3-х месяцев, или, наконец, денежному взысканию не свыше пятисот рублей.
2) Учинивший в печати воззвание, возбуждающее вражду в одной части населения государства против другой, или в одном сословии против другого, подвергается заключению в смирительном доме или тюрьме на сроки, означенные в статьях 40–42 т. ХV ч. I, или аресту от 4-х дней до 3-х месяцев, или денежному взысканию не свыше пятисот рублей.
3) За прямое оспаривание или порицание в печатных изданиях начал собственности и семейного союза с намерением разрушить или ослабить их основы, хотя бы притом не было возбуждения к совершению преступления, виновный подвергается денежному взысканию не свыше трехсот рублей и аресту не свыше шести недель или же, по усмотрению суда, только одному из сих наказаний.
4) Виновные в напечатании и обнародовании постановлений дворянских, городских и земских собраний без разрешения, в столицах генерал-губернаторов, а в прочих городах начальника губернии, подвергаются денежному взысканию не свыше трехсот рублей и аресту не свыше трех недель или же, по усмотрению суда, одному из сих наказаний.
10. За всякое оглашение в печати о частном или должностном лице, или обществе, или установлении такого обстоятельства, которое может повредить их чести, достоинству или доброму имени виновный подвергается денежному взысканию не свыше пятисот рублей и заключению в тюрьме на сроки, назначенные в статье 42 т. ХV ч. I, или же, по усмотрению суда, одному из сих наказаний.
11. За всякий оскорбительный отзыв в печати о частном или должностном лице, или обществе, или установлении, выражающий или заключающий в себе злословие или брань, но без указания определенного позорящего обстоятельства, виновный подвергается денежному взысканию не свыше трехсот рублей и аресту в мере, определенной 43 статьею т. ХV ч. I для первой и второй степени, или заключению в тюрьме не свыше шести месяцев.
12. Нанесшему оскорбление того или другого рода частным лицам ни в каком случае не предоставляется право приводить доказательства справедливости напечатанного им.
13. Если оскорбление, при котором указано на какое-либо позорящее обстоятельство, касается служебной или общественной деятельности лица, занимающего должность по определению от правительства или по выборам, то нанесшему оное предоставляется право представлять в подтверждение справедливости своих показаний имеющиеся в его руках письменные доказательства. Свидетельские показания в сем случае не допускаются.
14. Начавший иск против взведенного на него в печати позорящего обстоятельства, с своей стороны имеет право как опровергнуть всеми способами силу представленных подсудимым на основании предыдущей статьи доказательств, так и выставлять свидетелей в подтверждение нравственных качеств своих; но подсудимому запрещается выставлять свидетелей в опровержение нравственных качеств истца.
15. Доказавший на основании статьи 13 справедливость позорящего обстоятельства освобождается от наказания, полагаемого статьею 10; но он может быть подвернут взысканию по статье 11, если суд в форме преследуемого сочинения или в способе его распространения и других обстоятельствах усмотрит явный умысел нанести должностному лицу или установлению оскорбление.
16. Не вменяется в преступление и не подвергается наказаниям обсуждение как отдельных законов и целого законодательства, так и распубликованных правительственных распоряжений, если в напечатанной статье не заключается возбуждения к неповиновению законам, не оспаривается обязательная их сила и нет выражений, оскорбительных для установленных властей.
17. При назначении наказания за преступления и проступки печати суд может определить и уничтожение рисунка, книги и т.п. или тех только мест произведения, в которых заключается преступное обнаружение мысли, а также закрытие типографии, литографии или металлографии.
18. При назначении наказания за преступление, обнаруженное в повременном издании, суду предоставляется:
1) определять запрещение такого повременного издания на срок, какой он признает нужным, или совершенное его прекращение;
2) определяя приостановление или прекращение повременного издания, запретить вместе с тем и оказавшимся виновными издателю и редактору или одному из них принимать на себя в течение известного срока, не свыше однако пяти лет, звание издателя или редактора какого бы то ни было повременного издания.
19. Поставляя приговор в отношении к повременному изданию, суд может определить, чтобы в следующем нумере сего издания, если оно не прекращено, помещен был и означенный приговор; печатание при этом примечаний, возражений или рассуждений запрещается.
<...>
Резолюция «Быть по сему».

Источник: Периодическая печать и цензура Российской империи в 1865–1905 гг. Система административных взысканий: Справочное издание. СПб.: Издательство «Нестор-История», 2011. С. 359-371.

XIX век