Декрет о роспуске Учредительного собрания
06.01.1918
1
Созыв и разгон Учредительного собрания 5-6 (18-19) января 1918 г. – это один из поворотных моментов в развитии Великой российской революции. Силовые действия сторонников советской власти сорвали возможность формирования в России парламентской демократии и проведения социальных преобразований с опорой на волю большинства избирателей. Разгон собрания стал ещё одним шагом к широкомасштабной гражданской войне.
Все участники Февральской революции, включая большевиков, признавали Учредительное собрание окончательным судьей партийных споров. В это верили и миллионы граждан России, которые считали, что именно воля всенародного «схода», народных избранников может гарантировать и право на Землю, и правила политической жизни, по которым предстоит жить стране. Силовой пересмотр решений Собрания в этот момент считался кощунством, и именно поэтому подчинение всех партийных лидеров воле Собрания могло исключить гражданскую войну и гарантировать демократическое завершение революции, мирное многопартийное будущее страны. Однако подготовка выборов в Учредительное собрание затянулась. Особое совещание для подготовки проекта Положения о выборах в Учредительное собрание приступило к работе только 25 мая. Работа над проектом Положения о выборах в Учредительное собрание была завершена в августе 1917 г. Было решено, что оно будет избрано на всеобщих, равных, прямых выборах при тайном голосовании по партийным спискам, выдвигаемым в территориальных округах.
14 июня Временное правительство назначило выборы на 17 сентября, а созыв Учредительного собрания – на 30 сентября. Однако, из-за запоздалой подготовки положения о выборах и списков избирателей, 9 августа Временное правительство постановило назначить выборы на 12 ноября, а созыв Учредительного собрания – на 28 ноября 1917 года.
Но к этому времени власть уже оказалась в руках большевиков. Большевики обещали, что подчинятся воле Собрания, и надеялись победить, убедив большинство в своей правоте с помощью первых популистских мер Совета народных комиссаров. Выборы в Учредительное собрание, официально проходившие 12 ноября (отдельные депутаты были избраны в октябре-феврале) принесли большевикам разочарование – они набрали 23,5% голосов и 180 депутатских мандатов из 767. А партии сторонников демократического социализма (эсеры, социал-демократы меньшевики и др.) получили 58,1%. Крестьянство отдало свои голоса эсерам, и они сформировали крупнейшую фракцию в 352 депутата. Ещё 128 мест получили другие социалистические партии. В крупных городах и на фронте большевики добились больших успехов, но Россия была преимущественно крестьянской страной. Союзники большевиков, отколовшиеся от партии эсеров левые эсеры, прошедшие по спискам ПСР, получили только около 40 мандатов, то есть около 5%, и не могли переломить ситуацию. В тех округах, где левые эсеры решились идти самостоятельно, они в большинстве случаев потерпели поражение.
В крупных городах успеха добились также непримиримые противники большевиков кадеты, которым досталось 14 мест. Ещё 95 мест получили национальные партии (кроме социалистов) и казаки. Ко времени открытия собрания было избрано 715 депутатов.
26 ноября Совнарком постановил, что для открытия Учредительного собрания необходимо, чтобы в Петроград прибыло 400 депутатов, а до этого созыв Собрания откладывался.
Большевики и левые эсеры вместе располагали примерно третьей частью голосов, руководящим центром Собрания должны были стать эсеры. Собрание могло отстранить большевиков и левых эсеров от власти.
Союз защиты Учредительного собрания проводил массовые манифестации в поддержку скорейшего созыва парламента, который откладывал Совнарком. 
28 ноября СНК издал декрет об аресте вождей гражданской войны (имелись в виду антибольшевистские восстания), на основании которого было арестовано несколько депутатов-кадетов, поскольку их партия поддерживала борьбу с большевизмом. Наряду с кадетами были арестованы и некоторые депутаты-эсеры. Принцип депутатской неприкосновенности не действовал. Прибытие в столицу депутатов-противников большевиков было затруднено. 
20 декабря Совнарком принял решение открыть работу Собрания 5 января. 22 декабря постановление Совнаркома утвердил ВЦИК. Но в противовес Учредительному собранию большевики и левые эсеры готовили созыв III Съезда Советов. 
После консультаций с левыми эсерами большевистское руководство решилось на разгон Учредительного собрания вскоре после его созыва. Военный перевес в Петрограде был на стороне большевиков, хотя многие части были скорее нейтральными. Эсеры пытались организовать военную поддержку Собрания, но, по убедительному выводу историка Л.Г. Протасова, «эсеровских конспираций было явно недостаточно для организации вооруженного контрпереворота – они не выходили за пределы необходимой обороны Учредительного собрания». Но если бы эта работа была проведена лучше, Собрание можно было бы оборонять. Однако большевики снова показали, что в деле военных заговоров они более деловиты и изобретательны. Подготовленные эсерами броневики были выведены из строя. Эсеры боялись омрачить праздник демократии стрельбой, и отказались от идеи вооруженной демонстрации в поддержку Собрания. Его сторонники должны были выйти на улицы безоружными.
5 января, в день открытия Собрания, большевистские войска расстреляли демонстрацию рабочих и интеллигенции в его поддержку. Погибло более 20 человек.
К открытию заседания в Таврический дворец прибыло 410 депутатов. Кворум был достигнут. Большевики и левые эсеры располагали 155 голосами.
В начале заседания у трибуны произошла свалка – эсеры и большевики претендовали на право открыть заседание, эсеры настаивали, что это должен сделать старейший депутат (он был эсером). Представитель большевиков Я. Свердлов пробрался к трибуне и зачитал проект написанной Лениным декларации, в котором говорилось: «Поддерживая Советскую власть и декреты Совета народных комиссаров, Учредительное собрание считает, что его задача исчерпывается установлением коренных оснований социалистического переустройства общества». По существу это были условия капитуляции, которая превратила бы Собрание в придаток советского режима. Не удивительно, что Учредительное собрание отказалось даже обсуждать такую декларацию.
Лидер эсеров В. Чернов, избранный председателем парламента, выступил с концептуальной речью, в которой изложил видение эсерами наиболее важных проблем страны. Чернов считал необходимым оформить передачу земли крестьянам «в конкретную, законом точно оформленную действительность». Хаотический земельный передел, начатый большевиками и левыми эсерами, не способен обеспечить крестьянами прочное право на землю: «всеобщая передвижка земельного пользования… не делается одним росчерком пера… Не аренды казенной собственности хочет трудовая деревня, она хочет, чтобы доступ труда к земле сам по себе не был обложен никакой данью…»
Аграрная реформа должна была стать фундаментом для постепенного социалистического строительства с помощью профсоюзов, кооперативов и сильного местного самоуправления. 
Политику большевиков критиковало большинство ораторов. Сторонники большевиков отвечали не только с трибуны, но и с галерки, которая была забита их сторонниками. Демократов в здание не пускали. Собравшаяся наверху толпа кричала и улюлюкала. Вооруженные люди целились с галерки в ораторов. Чтобы работать в таких условиях, требовалось большое мужество. Увидев, что большинство Собрания не собирается сдаваться, большевики, а затем и левые эсеры, ушли из парламента. Формально вместе с ними исчез и кворум. Однако парламент продолжал работать. В большинстве парламентов мира кворум необходим для открытия парламента, а не для его текущей работы. В ближайшие дни ожидалось прибытие депутатов из глубинки. 
Оставшиеся депутаты обсудили и приняли 10 пунктов Основного закона о земле, соответствовавшего идеям партии эсеров. Без выкупа отменив право собственности на землю, закон передал ее в распоряжение местных органов самоуправления. 
Прения заканчивались рано утром 6 января. Начальник караула анархист В. Железняков, сославшись на члена Совнаркома П. Дыбенко, заявил Чернову, что «караул устал», и пора заканчивать заседание. В этом не было ничего особенного, но спикер отреагировал раздраженно: разойдемся только если разгонят силой. В конце концов решили, что депутаты продолжат сегодня работать, пока хотя бы в ускоренном порядке не примут основные законопроекты. Железняков больше не вмешивался в работу Собрания.
Депутаты приняли основу закона о земле, постановление о провозглашении России демократической федеративной республикой и декларацию о мире, осуждавшую сепаратные переговоры большевиков и требовавшую всеобщего демократического мира. Затем, без двадцати пять утра, председатель собрания В. Чернов закрыл заседание, назначив следующее на пять вечера. Когда, немного поспав, депутаты вновь собрались у Таврического дворца, они нашли двери закрытыми – большевики заявили о роспуске Собрания и отобрали у верховного органа власти помещение. Это и был акт разгона Учредительного собрания.
Возмущенные вчерашним расстрелом мирной демонстрации, рабочие Семянниковского завода поддержали избранников России и предложили депутатам заседать на территории их предприятия. В городе разрасталась забастовка, вскоре охватившая более 50 предприятий.
Несмотря на то, что В. Чернов предлагал принять предложение рабочих, большинство депутатов-социалистов выступило против продолжения заседаний, опасаясь, что большевики могут обстрелять завод с кораблей. Неизвестно, что произошло бы, если бы большевики приказали матросам стрелять по заводу – в 1921 году сам факт забастовки в Петрограде вызвал выступление кронштадтских матросов против большевиков. Но в январе 1918-го лидеры эсеров остановились перед призраком гражданской войны. Депутаты разъезжались из столицы, опасаясь арестов. 10 января 1918 г. собрался III Съезд рабочих, солдатских, крестьянских и казачьих депутатов, который провозгласил себя высшей властью в стране.
Первый свободно избранный парламент России был разогнан. Демократия потерпела поражение. Теперь противоречия между различными социальными слоями России нельзя уже было решать путем мирных обсуждений в парламенте. Большевики сделали еще один шаг к гражданской войне.


Всероссийский Центральный Исполнительный комитет
Декрет
От 6 января 1918 года
О роспуске Учредительного собрания
Российская революция, с самого начала своего, выдвинула Советы рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, как массовую организацию всех трудящихся и эксплуатируемых классов, единственно способную руководить борьбою этих классов за их полное политическое и экономическое освобождение.
В течение всего первого периода российской революции Советы множились, росли и крепли, изживая на собственном опыте иллюзии соглашательства с буржуазией, обманчивость форм буржуазно-демократического парламентаризма, приходя практически к выводу о невозможности освобождения угнетенных классов без разрыва с этими формами и со всяким соглашательством. Таким разрывом явилась Октябрьская революция, передача всей власти в руки Советов.
Учредительное собрание, выбранное по спискам, составленным до Октябрьской революции, явилось выражением старого соотношения политических сил, когда у власти были соглашатели и кадеты.
Народ не мог тогда, голосуя за кандидатов партии эсеров, делать выбора между правыми эсерами, сторонниками буржуазии, и левыми, сторонниками социализма. Таким образом, это Учредительное собрание, которое должно было явиться венцом буржуазно-парламентарной республики, не могло не встать поперек пути Октябрьской революции и Советской власти. Октябрьская революция, дав власть Советам и через Советы трудящимся и эксплуатируемым классам, вызвала отчаянное сопротивление эксплуататоров и в подавлении этого сопротивления вполне обнаружила себя, как начало социалистической революции.
Трудящимся классам пришлось убедиться на опыте, что старый буржуазный парламентаризм пережил себя, что он совершенно несовместим с задачами осуществления социализма, что не общенациональные, а только классовые учреждения (каковы Советы) в состоянии победить сопротивление имущих классов и заложить основы социалистического общества.
Всякий отказ от полноты власти Советов, от завоеванной народом Советской Республики в пользу буржуазного парламентаризма и Учредительного собрания был бы теперь шагом назад и крахом всей Октябрьской рабоче-крестьянской революции.
Открытое 5 января Учредительное собрание дало, в силу известных всем обстоятельств, большинство партии правых эсеров, партии Керенского, Авксентьева и Чернова. Естественно, эта партия отказалась принять к обсуждению совершенно точное, ясное, не допускавшее никаких кривотолков предложение верховного органа Советской власти, Центрального Исполнительного Комитета Советов, признать программу Советской власти, признать «Декларацию прав трудящегося и эксплуатируемого народа», признать Октябрьскую революцию и Советскую власть. Тем самым Учредительное собрание разорвало всякую связь между собой и Советской Республикой России. Уход с такого Учредительного собрания фракций большевиков и левых эсеров, которые составляют сейчас заведомо громадное большинство в Советах и пользуются доверием рабочих и большинства крестьян, был неизбежен.
А вне стен Учредительного собрания партии большинства Учредительного собрания, правые эсеры и меньшевики, ведут открытую борьбу против Советской власти, призывая в своих органах к свержению ее, объективно этим поддерживая сопротивление эксплуататоров переходу земли и фабрик в руки трудящихся.
Ясно, что оставшаяся часть Учредительного собрания может в силу этого играть роль только прикрытия борьбы буржуазной контрреволюции за свержение власти Советов.
Поэтому Центральный Исполнительный Комитет постановляет:
Учредительное собрание распускается.


XX век