Постановление об исключении тт. Зиновьева и Троцкого из ЦК ВКП
23.10.1927
1

Резолюция знаменовала начало разгрома левой оппозиции в ВКП(б). В 1927 г. борьба между большинством ЦК ВКП(б) (фракция Сталина-Бухарина) и его меньшинством (фракция Троцкого-Зиновьева-Каменева) вступила в решающую фазу. «Троцкисты» подвергли острой критике основные положения внешней политики ВКП(б), прежде всего в связи с её поражением в Китае, и внутрипартийного режима, а также результаты курса Новой экономической политики (НЭП). В период подготовки к XV съезду партии «троцкисты» развернули массовую агитацию в пользу своих лозунгов среди коммунистов и беспартийных, прежде всего рабочих. В этих условиях фракция Сталина-Бухарина перешла от постепенного удушения оппозиции к решительным мерам по ее разгрому, что знаменовало и исключение вождей оппозиции из ЦК, а затем — всех «троцкистов» из партии.


Левая оппозиция в РКП(б) возникла в 1923 г., в ходе дискуссии о путях строительства социализма. Лев Троцкий и его сторонники считали, что темпы индустриализации должны быть более высокими, и необходимые для этого ресурсы нужно взять у «кулачества», то есть зажиточного крестьянства. В то же время левые коммунисты выступали за широкую внутрипартийную демократию. В 1925-1926 гг. к левой оппозиции присоединились председатель Моссовета Лев Каменев и руководитель Ленинградской партийной организации Григорий Зиновьев с их сторонниками.

В мае 1927 г., по свежим следам разгрома Компартии Китая Гоминьданом, об опасности которого предупреждали лидеры левой оппозиции в ВКП(б), Троцкий, Зиновьев и Каменев написали открытое письмо в ЦК, под которым собрали сначала 83 подписей старых большевиков, а затем более 3000 подписей членов партии. В письме большинство Политбюро и ЦК подвергалось критике за правую политику в Коминтерне, которая и привела к трагедии в Китае, и за курс уступок капиталистическим элементам в условиях НЭПа, а также за «зажим» критики и внутрипартийной демократии. Началась агитационная кампания оппозиции в пользу этого письма. Большинство ЦК определило это выступление как выдвижение фракционной платформы, что было запрещено еще Х съездом ВКП(б) в 1921 г.

Объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) 29 июля – 9 августа должен был наказать лидеров оппозиции за нарушение запрета на фракционную деятельность. Троцкий и Зиновьев обвинялись в том, что они распространяют фракционную декларацию 83-х, выступают с антипартийными речами, обвиняют партию в термидорианстве (перерождении революции). Особую опасность для правящей группы представляло «печатание и распространение фракционной литературы не только среди членов партии, но и беспартийных, организация подпольных фракционных кружков». Оппозиция стала выходить за рамки внутрипартийной дискуссии, обращаться к более широким массам.

На заседании Троцкому просто не давали говорить, постоянно его перебивая. Продираясь через крики членов ЦК, Троцкий пытался обвинять Сталина и Бухарина в пересмотре ленинизма и установлением диктатуры в партии. На обвинения в том, что, выступая против руководства, оппозиция подрывает обороноспособность страны, Троцкий ответил: «Партия должна сохранять контроль над всеми своим органами во время войны, как и во время мира». То есть он обвинил Политбюро в том, что оно вышло из-под контроля партии большевиков.

К аргументам Троцкого не очень прислушивались. Решение об исключении Троцкого и Зиновьева из партии было принято за основу. Они решили, что уже исключены, и не пошли на заседание ЦК 6 августа. Однако сценарий расправы еще не был завершен. Орджоникидзе, не знавший об отсутствии Троцкого и Зиновьева на заседании ЦК, начал риторически обращаться к ним: «Пусть они мне ответят…» На это остававшийся в зале Каменев крикнул: «Зиновьев не может Вам ответить, ибо он и Троцкий исключены Вами из ЦК». В стане большинства случился переполох. За опальными вождями послали. Им торжественно заявили, что пока они еще не исключены из ЦК, что им дают последний шанс.

Немедленное исключение грозило расколом партии, и Сталин в это время еще планировал тянуть время, держать вождей оппозиции на грани исключения, но не рисковать. Ведь исключение Троцкого из партии могло вызвать ее раскол и возникновение второй коммунистической партии в полуподполье.

Стороны договорились о компромиссе. Обе стороны осудили фракционность, но оппозиция признала в своей деятельности лишь «элементы» фракционности как вынужденный ответ на произвол сталинской фракции. Оппозиция согласилась признать, что термидорианское перерождение партии не стало фактом, есть только такая угроза.

В ответ на свои уступки оппозиция требовала объявления официальной дискуссии по ее платформе. Сталин рекомендовал принять эти условия.

Лидеры оппозиции надеялись вернуть на свою сторону большинство в партии по мере «полевения» ситуации в стране. Когда недовольство сталинско-бухаринским курсом станет более массовым, произойдет «сдвижка власти». Левая оппозиция продолжала призывать себе на помощь и Ленина, распространяя его «Завещание» о Сталине. Ставкой оппозиции стал XV съезд партии. Левые понимали, что сталинский аппарат не даст троцкистам завоевать большинство на съезде, но они надеялись сагитировать массы делегатов. Оппозиционеры разработали проект платформы большевиков-ленинцев (оппозиция) к XV съезду. Однако его публикация в дискуссионном листке «Правды» шла выборочно и с резко критическим комментариями. Не имея возможности влиять на политику официальной печати, левые прибегли к самостоятельному размножению материалов. 13 сентября был разгромлен центр перепечатки троцкистских материалов. Было объявлено, что обнаружена подпольная троцкистская типография. Оппозиция язвительно комментировала: «Но, на деле, ГПУ захватило только пару пишущих машинок, стеклограф и ротатор, т.е. такую «типографию», которая имеется в любом советском учреждении». Несмотря на то, что документы оппозиции по-прежнему распространялись под грифом «Только для членов ВКП(б)», фракции ВКП(б) действовали как две партии. В конфликт вовлекались беспартийные: на стороне одних — недовольный НЭПом беспартийный рабочий актив, на стороне других — беспартийная интеллигенция «спецы». Одновременно конфликт вышел за рамки СССР — Троцкого поддержала группа зарубежных коммунистов, такие как Рут Фишер и Аркадий Маслов.

Начались аресты активистов оппозиции, и это в то время, когда лидеры «троцкистов» оставались членами ЦК правящей партии. Это противоречие становилось все более нетерпимым для фракции Сталина-Бухарина. Лидеры оппозиции могли выступать на официальных митингах. В октябре Троцкому и Зиновьеву удалось оказаться на официальной трибуне в Ленинграде. Увидев опальных вождей революции на трибуне, толпа ринулась к ним, выкликая имена Троцкого и Зиновьева, на которые уже пала харизма страдальчества.

«Энтузиазм, с которым встречались наши товарищи, был похож на энтузиазм рабочих Ленинграда в 17-м году, когда на трибуне появлялся Ленин», — рассказывал наблюдавший события сторонник оппозиции. Колонны заводов выкрикивали лозунги: «Да здравствуют истинные вожди революции!» Такой эффект был не случайным — на ленинградских заводах сохранялся сильный актив оппозиции, который подготовил рабочих к тому, что они увидят «самих» Троцкого и Зиновьева. Руководитель ленинградской партийной организации Киров, чтобы как-то сгладить ситуацию, перешел на трибуну с Троцким и Зиновьевым, но потом, осознав возможные последствия такого «блока» для себя лично, ретировался.

В Москве оппозиции удалось организовать массовое собрание (около 2 тысяч человек) в Высшем техническом училище. Пока активисты оппозиции сдерживали натиск сотрудников администрации, Троцкий и Каменев излагали свои взгляды.

Демонстрация в Ленинграде была последней каплей, которая переполнила терпение господствующей фракции ВКП(б). Сталин понял, что дальнейшее затягивание раскола становится опасным. 21-23 октября 1927 г. объединенный пленум ЦК и ЦКК ВКП(б) снова обсуждал персональные дела Троцкого и Зиновьева. На этот раз им практически не давали говорить, а в Троцкого кидали попавшимися под руку предметами — книгами, стаканом. Пленум осудил линию оппозиции и исключил Троцкого и Зиновьева из состава ЦК. 22 октября, сразу после исключения вождей оппозиции из ЦК, остальные оппозиционные члены ЦК и ЦКК заявили: «Это есть прямая попытка поставить XV съезд перед актом раскола». Они обещали и дальше вместе с исключенными товарищами отстаивать дело ленинской партии «против оппортунистов, против раскольников, против могильщиков революции». 

Между тем, на собраниях оппозиции побывали десятки тысяч людей. В ходе дискуссии за оппозицию открыто проголосовало 4120 коммунистов, что не так мало, если учесть фальсификации при голосованиях и начавшиеся чистки государственных и партийных органов от оппозиционеров. Многие сочувствовали Троцкому негласно. На собрании московского комсомольского актива выступление оппозиционера Тер-Ваганяна было освистано присутствующими. По окончании собрания демонстрировали документальный фильм. В кадре появился Троцкий. «Раздались бурные аплодисменты. Потом он появляется в Брест-Литовске, потом на фронте под Казанью и т.д. Все время встречали его бурными аплодисментами... Теру выступать не дали, а Троцкого на картине (в темноте) приветствовали».

Ободренные своим успехом на рабочих собраниях и коммунистических митингах, оппозиционеры решили уже организованно выступить на демонстрации 7 ноября 1927 г. Это стало поводом для окончательного организационного разгрома оппозиции, арестов и высылок ее членов, которое было осуществлено в ноябре-декабре 1927 г. В декабре 1927 г. на XV съезде ВКП(б) остальные лидеры оппозиции были исключены из партии. Одновременно была разгромлена более радикальная группа демократических централистов (сапроновцев). Партийная масса, даже симпатизировавшая лозунгам левой оппозиции, не решилась поддержать левых против бюрократического руководства в условиях начавшихся репрессий. В 1928 г. Л. Троцкий был отправлен в ссылку в Верный (Алма-Ата), часть членов оппозиции была арестована, но некоторые, в том числе Зиновьев и Каменев предпочли «признать ошибки», после чего они были восстановлены в партии. Часть идей оппозиции была заимствована Сталиным и его сторонниками в условиях кризиса НЭПа.

Приложение № 2
к п.7 пр. Пл. № 16.

ОБ ИСКЛЮЧЕНИИ т.т. ЗИНОВЬЕВА И ТРОЦКОГО ИЗ ЦК ВКП.
(Принято Объединенным пленумом ЦК и ЦКК ВКП (б) 23.X.27 г.).

Объединенный пленум ЦК и ЦКК в августе 1927 года проявил высокую степень терпимости и уступчивости в отношении т.т. Троцкого и Зиновьева, дав возможность этим товарищам выполнить свое обещание от 8 августа об уничтожении элементов фракционности и ограничившись предупреждением, которое было последним предупреждением.

Однако, т.т. Троцкий и Зиновьев вторично обманули партию и грубейшим образом нарушили взятые ими на себя обязательства, не только не уничтожив «элементов фракционности», но, наоборот, доведя фракционную борьбу против партии и ее единства до степени, граничащей с образованием новой антиленинской партии совместно с буржуазными интеллигентами.

Ввиду этого Объединенный пленум ЦК и ЦКК постановляет: т.т. Троцкого и Зиновьева из состава ЦК ИСКЛЮЧИТЬ.

Объединенный пленум ЦК и ЦКК постановляет, далее, все данные о раскольнической деятельности лидеров троцкистской оппозиции (организация нелегальной антипартийной типографии для разрушения партии, блок с ренегатами Масловым, Рут Фишер, Сувариным для разрушения Коминтерна и т.д.), равно как группы т. В. Смирнова – Сапронова представить на рассмотрение XV съезда партии.

Верно: Виноградова

278-мв


© Российский государственный архив социально-политической истории
Ф.17, оп.2, д.318, л.6.

XX век