Постановление Пленума ЦК КПСС «Об антипартийной группе Маленкова Г.М., Кагановича Л.М., Молотова В.М.»
29.06.1957
1

Июньский пленум ЦК 1957 г. — одно из важнейших событий советской политической истории. Решающее столкновение между консервативной и реформисткой частью послесталинского коллективного руководства завершилось победой Н.С. Хрущева и осуждением «Антипартийной группы» высших руководителей КПСС (В. Молотов, Г. Маленков, Л. Каганович и «примкнувший к ним Д. Шепилов»).


В 1957 г. курс Хрущева натолкнулся на сопротивление консервативной части партийного руководства. Влиятельные и известные члены Президиума ЦК КПСС В. Молотов, Г. Маленков, Л. Каганович были недовольны стремлением Хрущева к более широкому разоблачению «культа личности». Большинство Президиума ЦК КПСС роптало на то, что Хрущев принимал важные решения без учёта мнения коллег по «коллективному руководству». Но шаг за шагом Хрущеву удалось ослабить позиции своих противников. Маленков потерял пост председателя Совета министров (1955 г.), а Молотов — министра иностранных дел (1956 г.). Но они сохраняли посты членов Президиума ЦК. Разногласия достигли такого накала, что Маленков сказал своему стороннику М. Сабурову: «Если мы их не уберем сейчас, тогда они уберут нас».

У членов Президиума ЦК возникла идея ликвидации поста первого секретаря ЦК КПСС и перемещения Хрущева на должность министра сельского хозяйства.

18 июня группа членов Президиума потребовали собрать заседание. На нем преобладали противники Хрущева, он был обвинен коллегами по Президиуму ЦК в волюнтаризме и создании нового культа личности. С этим были согласны члены президиума В. Молотов, Г. Маленков, Л. Каганович, Н. Булганин, К. Ворошилов, М. Первухин и М. Сабуров. Маленков нашел у Хрущева «зиновьевские» идеологические ошибки. Однако председательствовавший на заседании председатель Совета министров Булганин вел его нерешительно, и Хрущеву удалось перенести обсуждение на следующий день. О конфликте становилось известно в верхах партийной элиты.

19 июня 1957 г., несмотря на возражения Микояна и большинства кандидатов в члены Президиума и секретарей ЦК, Президиум ЦК вынес постановление о снятии Хрущева с поста. И ЦК, и съезды, начиная со сталинских времен, всегда подчинялись решению высшего партийного руководства — Политбюро и затем Президиума.

Но Хрущев и его сторонники, затягивая время, продолжали полемику до 21 июня. Пока шли прения, секретариат ЦК оповещал о происходящем конфликте членов ЦК — сторонников Хрущева. Важную роль сыграло решение министра обороны Г. Жукова поддержать Хрущева. Большая группа членов ЦК — партийных работников и генералов, явилась к дверям Президиума и потребовала принять их. Это вызвало возмущение у членов Президиума, которые стали сравнивать действия цэкистов с военным переворотом. Хрущев возразил: «Это — не танки, это — члены ЦК… Мы — слуги пленума, пленум — хозяин».

Были собраны подписи 42 членов ЦК, которые потребовали провести пленум в связи с обнаружившимися разногласиями в Президиуме. Под давлением нескольких десятков членов ЦК Президиум ЦК был вынужден согласиться на проведение пленума. Его собрали на следующий день. Некоторых членов ЦК, готовых поддержать Хрущева, в Москву перебрасывали военными самолетами.

Cекретариат ЦК готовил Пленум, формировал повестку дня и определял докладчиков. В итоге 22 июня с информацией о конфликте выступил М. Суслов, который поддержал Хрущева. Это задало тон пленуму. Большинство было на стороне Хрущева.

Хрущев подчеркнул, что Президиум — слуга Пленума. Жуков напомнил, что армия подчиняется ЦК. Таким образом членам ЦК объяснили, что они теперь — верховные судьи в конфликте «вождей». 

Жуков в своем выступлении подробно рассказал об участии Молотова, Маленкова и Кагановича в организации сталинских репрессий. Были приведены документы, в которых участники нынешней борьбы против «культа личности Хрущева» санкционировали расправы с советскими военачальниками в 1937-1938 гг. На это Молотов иронически заметил: «Ты у нас чист совершенно, товарищ Хрущев». Компромат на «оппозицию» был предъявлен и в других выступлениях.

Маленков в ответном слове не решился рассказать об аналогичных преступлениях Хрущева. Ему пришлось оправдываться от сыплющихся со всех сторон обвинений. Попытка Маленкова выступить с демократических позиций «коллегиального руководства» противоречили представлениям номенклатуры о порядке управления. С места ему не давали говорить, обвиняя даже в «заговорщической деятельности». Маленков ссылался на «вспыльчивый характер» Хрущева. Но, выбирая между личными недостатками и политическими недостатками Маленкова и Молотова, влиятельные члены ЦК предпочли многое простить Хрущеву — как оказалось временно.

Критикуя Хрущева, Каганович сбился на оправдания Сталина, что также уже не нравилось ЦК, избранному на ХХ съезде. Хрущев, споря с ним, обвинил своих противников в стремлении захватить власть, чтобы уничтожить компрометирующие их документы. Разоблачение культа личности Сталина действительно стало пружиной внутрипартийной борьбы.

Затем в работе пленума был объявлен перерыв на субботу и воскресенье, во время которого с членами ЦК секретариат провел дополнительную разъяснительную работу. 

25 июня разгром противников Хрущева был довершен. Оценив соотношение сил, первоначально поддержавшие Маленкова Булганин, Ворошилов, Первухин и Сабуров изменили позицию и покаялись на пленуме. Консервативную позицию решительно защищал только В. Молотов. По его словам, «ноги на стол товарищ Хрущев положил». За возрождение «явлений культа личности» и «нарушение коллективности руководства» Хрущева критиковал и кандидат в члены Президиума Д. Шепилов. Но он пытался представить разногласия не как политические, а как технические.

Противников Хрущева постоянно прерывали репликами из зала, по существу не давали говорить. «Ты прохвост!», — кричали Шепилову. Ветераны сталинских чисток А. Андреев и С. Буденный даже пытались применить к очередной группировке терминологию 20-30-х гг., сравнивая Молотова и Маленкова с лидерами фракций 20-х гг.

Большинство членов ЦК, которые были избраны после войны и на ХХ съезде, выступили против антихрущевского выступления. Пленум ЦК продолжался до 29 июня 1957 г. Подавляющее большинство ЦК КПСС, в том числе будущие влиятельные консерваторы, такие как Л. Брежнев и М. Суслов, выступило за продолжение реформ Н. Хрущева.

В результате на июньском пленуме ЦК КПСС 1957 г. могущественные сталинские соратники Молотов, Каганович, Маленков и «примкнувший к ним» Шепилов были объявлены «антипартийной группой». Они были сняты с постов и назначены на второстепенные должности. Молотова отправили послом в Монголию, Маленкова — директором ГЭС в Усть-Каменогорск, Кагановича — директором калийного комбината на Урал, Шепилова — директором Института экономики Киргизии. В 1961-1962 гг. они были исключены из партии.
Но, в отличие от прежних времен, к ним не были применены уголовные репрессии. Это стало еще одним свидетельством перехода от тоталитаризма к более мягкому авторитарному режиму после ХХ съезда КПСС.

Покаявшиеся консерваторы также лишились реального влияния, в 1958 г. Булганин потерял пост председателя правительства, который занял сам Хрущев. Первухин и Сабуров были пленумом понижены в должности.

Постановление «Об антипартийной группе Маленкова Г.М., Кагановича Л.М., Молотова В.М.» воспевало успехи политики ЦК КПСС, на фоне которых недовольство «группы» должно было быть представлено как заговор с целью саботажа линии партии на разоблачение «культа личности» с одной стороны и ревизионизма — с другой. «Придравшись» к отдельным высказываниям членов группы, с помощью которых они надеялись защититься от обвинений в намерениях развалить СССР (выдвигавшихся четырьмя годами ранее против Берия), постановление обвинило их в ущемлении прав республик. Но за «придирками» стояли и более существенные разногласия между прежним централизмом сталинской эпохи и попытками найти более гибкие формы управления советской системой. Отсюда обвинения участников «антипартийной группы» в поддержке бюрократизма, саботаже экономических реформ и миролюбивой внешней политики. Основой этих разногласий авторы постановления объявили не социальные причины, а консерватизм мышления «антипартийной группы» и отрыв ее членов от народа. Целью группы было объявлено стремление возвратить страну к положению до ХХ съезда КПСС. «Интригантские методы» действий группы, «тайный сговор», направленный на смену руководства, позволяли применить к группе постановление Х съезда партии о запрете фракций и группировок, на основе которого осуществлялся разгром антисталинских оппозиций.

Постановление было предано гласности лишь частично. Не были оглашены дополнительные сведения об участии высших руководителей партии в сталинских репрессиях, а также дисциплинарные меры, направленные против «раскаявшихся» Булганина, Первухина и Сабурова. Было важно показать, что против Хрущева выступила небольшая группа руководителей, а не большинство Президиума ЦК. Ворошилова формально решили простить, учитывая его исторические «заслуги». Но в дальнейшем карьера всех участников группы пошли под уклон. Последним высокий государственный пост потерял Ворошилов: в 1960 г. он был снят с поста председателя президиума Верховного совета СССР.

Июньский пленум ЦК изменил политическую систему СССР. Расширился круг людей, от которых зависело принятие важнейших политических решений, изменилась и самооценка партийной элиты.

Готовность довериться среднему партийному звену в борьбе против «равных по рангу» спасла Хрущева, но выдвинула вперед партийных чиновников, которые сделались теперь гораздо более влиятельными, чем при Сталине. В то же время роль Президиума ЦК на время ослабло, что укрепило режим личной власти Хрущева с одной стороны и реальное влияние партийного аппарата — с другой. В 60-е гг. противоречия между этими двумя силами стали нарастать и в 1964 г. завершилось снятием Хрущева с поста. На октябрьском пленуме 1964 г. его прежние защитники Брежнев и Суслов вменяли ему в вину те же претензии, что и «антипартийная группа» 1957 г., но теперь, семь лет спустя, пленум горячо поддержал эти обвинения.

ПОСТАНОВЛЕНИЕ ПЛЕНУМА ЦК КПСС

ОБ АНТИПАРТИЙНОЙ ГРУППЕ МАЛЕНКОВА Г.М., КАГАНОВИЧА Л.М., МОЛОТОВА В.М.

Пленум Центрального Комитета КПСС на заседаниях 22-29 июня 1957 года рассмотрел вопрос об антипартийной группе Маленкова, Кагановича, Молотова, образовавшейся внутри Президиума ЦК КПСС.

В то время, когда партия под руководством Центрального Комитета, опираясь на всенародную поддержку, ведет огромную работу по выполнению исторических решений ХХ съезда, направленных на дальнейшее развитие народного хозяйства и непрерывный подъем жизненного уровня советского народа, на восстановление ленинских норм внутрипартийной жизни, ликвидацию нарушений революционной законности, на расширение связи партии с народными массами, развитие советской социалистической демократии, на укрепление дружбы советских народов, проведение правильной национальной политики, а в области внешней политики — на разрядку международной напряженности в целях обеспечения прочного мира; и когда достигнуты уже во всех этих областях серьезные успехи, о которых знает каждый советский человек, — в это время антипартийная группа Маленкова, Кагановича и Молотова выступила против линии партии.

С целью изменения политической линии партии эта группа антипартийными, фракционными методами добивалась смены состава руководящих органов партии, избранных на Пленуме ЦК КПСС.

Это не явилось случайностью.

В течение последних 3-4 лет, когда партия взяла решительный курс на исправление ошибок и недостатков, порожденных культом личности, и ведет успешную борьбу против ревизионистов марксизма-ленинизма как на международной арене, так и внутри страны, когда партией проведена большая работа по исправлению допущенных в прошлом извращений ленинской национальной политики, — участники раскрытой теперь и полностью разоблаченной антипартийной группы постоянно оказывали прямое или косвенное противодействие этому курсу, одобренному ХХ съездом КПСС. Эта группа по существу пыталась противодействовать ленинскому курсу на мирное сосуществование между государствами с различными социальными системами, ослаблению международной напряженности и установлению дружественных отношений СССР со всеми народами мира.

Они были против расширения прав союзных республик в области экономического и культурного строительства, в области законодательства, а также против усиления роли местных Советов в решении этих задач. Тем самым антипартийная группа противодействовала твердо проводимому партией курсу на более быстрое развитие экономики и культуры в национальных республиках, обеспечивающему дальнейшее укрепление ленинской дружбы между всеми народами нашей страны. Антипартийная группа не только не понимала, но и сопротивлялась мероприятиям партии по борьбе с бюрократизмом, по сокращению раздутого государственного аппарата. По всем этим вопросам они выступали против проводимого партией ленинского принципа демократического централизма.

Эта группа упорно сопротивлялась и пыталась сорвать такое важнейшее мероприятие, как реорганизация управления промышленностью. Создание совнархозов в экономических районах, одобренное всей партией и народом. Они не хотели понять, что на современном этапе, когда развитие социалистической промышленности достигло огромных масштабов и продолжает быстро расти при преимущественном развитии тяжелой индустрии, — необходимо было найти новые, более совершенные формы управления промышленностью, раскрывающие большие резервы и обеспечивающие еще более мощный подъем советской индустрии. Эта группа зашла настолько далеко, что даже после одобрения указанных мер в процессе всенародного обсуждения и последующего принятия Закона на сессии Верховного Совета СССР — она продолжала борьбу реорганизации управления промышленностью.

По вопросам сельского хозяйства участники этой группы обнаружили непонимание новых назревших задач. Они не признавали необходимости усиления материальной заинтересованности колхозного крестьянства в расширении производства продуктов сельского хозяйства. Они возражали против отмены старого, бюрократического порядка планирования в колхозах и введения нового порядка планирования, развязывающего инициативу колхозов в ведении своего хозяйства, что дало уже свои положительные результаты. Они настолько оторвались от жизни, что не могут понять реальной возможности, позволяющей в конце этого года отменить обязательные поставки сельскохозяйственных продуктов с дворов колхозников. Проведение этой меры, имеющей жизненное значение для миллионов трудящихся Советской страны, стало возможным на основе большого подъема общественного животноводства в колхозах и развития совхозов. Участники антипартийной группы вместо поддержки этой назревшей меры выступили против нее.

Они вели ничем не оправданную борьбу против активно поддержанного колхозами, областями, республиками призыва партии — догнать в ближайшие годы США по производству молока, масла и мяса на душу населения. Тем самым участники антипартийной группы продемонстрировали барски пренебрежительное отношение к насущным жизненным интересам широких народных масс и свое неверие в огромные возможности, заложенные в социалистическом хозяйстве, в развернувшееся всенародное движение за ускоренный подъем производства молока и мяса.

Нельзя считать случайным, что участник антипартийной группы т. Молотов, проявляя консерватизм и косность, не только не понял необходимости освоения целинных земель, но и сопротивлялся делу подъема 35 миллионов гектаров целины, которые приобрело такое огромное значение в экономике нашей страны.

Т.т. Маленков, Каганович и Молотов упорно сопротивлялись тем мероприятиям, которые проводил Центральный Комитет и вся наша партия по ликвидации последствий культа личности, по устранению допущенных в свое время нарушений революционной законности и созданию таких условий, которые исключают возможность повторения их в дальнейшем.

Текст в скобках не публикуется.
(Как теперь установлено, т.т. Маленков, Каганович и Молотов несут персональную ответственность за необоснованные массовые репрессии в отношении партийных, советских, хозяйственных, военных и комсомольских кадров и за другие явления подобного рода, имевшие место в прошлом. Они рассчитывали путем захвата ключевых позиций в партии и государстве скрыть следы своих прошлых преступных действий и отвести от себя ответственность за ошибки, извращения и тяжкие нарушения революционной законности в период их прошлой деятельности).

В то время как рабочие, колхозники, наша славная молодежь, инженерно-технические и научные работники, писатели вся интеллигенция единодушно поддержали мероприятия партии, проводимые на основе решений ХХ съезда КПСС, когда весь советский народ включился в активную борьбу за претворение в жизнь этих мероприятий, когда наша страна переживает мощный подъем народной активности и прилив новых творческих сил, - участники антипартийной группы остались глухими к этому творческому движению масс.

В области внешней политики эта группа, в особенности т. Молотов, проявляла косность и всячески мешала проведению назревших новых мероприятий, рассчитанных на смягчение международной напряженности, на укрепление мира во всем мире.

Тов. Молотов в течение длительного времени, будучи министром иностранных дел, не только не предпринимал никаких мер по линии МИДа для улучшения отношений СССР с Югославией, но и неоднократно выступал против тех мероприятий, которые осуществлялись Президиумом ЦК для улучшения отношений с Югославией. Неправильная позиция т. Молотова по югославскому вопросу была единодушно осуждена Пленумом ЦК КПСС в июле 1955 г. «как не соответствующая интересам Советского государства и социалистического лагеря и не отвечающая принципам ленинской политики».

Тов. Молотов тормозил заключение государственного договора с Австрией и дело улучшения отношений с этим государством, находящимся в центре Европы. Заключение договора с Австрией имело важное значение для разрядки общей международной напряженности. Он был также против нормализации отношений с Японией, в то время как эта нормализация сыграла большую роль в деле ослабления международной напряженности на Дальнем Востоке. Он выступал против разработанных партией принципиальных положений о возможности предотвращения войн в современных условиях, о возможности различных путей перехода к социализму в разных странах, о необходимости усиления контактов КПСС с прогрессивными партиями зарубежных стран.

Тов. Молотов неоднократно выступал против необходимых новых шагов Советского правительства в деле защиты мира и безопасности народов. В частности, он отрицал целесообразность установления личных контактов между руководящими деятелями СССР и государственными деятелями других стран, что необходимо в интересах достижения взаимопонимания и улучшения международных отношений.

По многим из этих вопросов мнение т. Молотова поддерживалось т. Кагановичем, а в ряде случаев т. Маленковым. Президиум Центрального Комитета и Центральный Комитет в целом терпеливо поправляли их, боролись против их ошибок, рассчитывая, что они извлекут уроки из своих ошибок, не будут настаивать на них и пойдут в ногу со всем руководящим коллективом партии. Но они продолжали оставаться на своих неправильных, неленинских позициях.

В основе позиции т.т. Маленкова, Кагановича и Молотова, расходившейся с линией партии, лежит то обстоятельство, что они находились и находятся в плену старых представлений и методов, оторвались от жизни партии и страны, не видят новых условий, новой обстановки, проявляют консерватизм, упорно цепляются за изжившее себя, не отвечающие интересам движения к коммунизму формы и методы работы, отвергая то, что рождается жизнью и вытекает из интересов развития советского общества, из интересов всего социалистического лагеря.

Как в вопросах внутренней, так и в вопросах внешней политики они являются сектантами и догматиками, проявляют начетнический, безжизненный подход к марксизму-ленинизму. Они не могут понять, что в современных условиях живой марксизм-ленинизм в действии, борьба за коммунизм проявляются в претворении в жизнь решений ХХ съезда партии, в настойчивом проведении политики мирного сосуществования, борьбы за дружбу между народами, политики всемерного укрепления социалистического лагеря, в улучшении руководства промышленностью, в борьбе за всесторонний подъем сельского хозяйства, за изобилие продуктов, за широкое жилищное строительство, за расширение прав союзных республик, за расцвет национальных культур, за всемерное развитие инициативы народных масс.

Убедившись в том, что их неправильные выступления и действия получают постоянный отпор в Президиуме ЦК, который последовательно проводит в жизнь линию ХХ съезда партии, т.т. Молотов, Каганович, Маленков встали на путь групповой борьбы против руководства партии. Сговорившись между собой на антипартийной основе, они поставили перед собой цель изменить политику партии, возвратить партию к тем неправильным методам руководства, которые были осуждены ХХ съездом партии. Они прибегли к интриганским приемам и устроили тайный сговор против Центрального Комитета. Факты, вскрытые на Пленуме ЦК, показывают, что т.т. Маленков, Каганович, Молотов и примкнувший к ним т. Шепилов, став на путь фракционной борьбы, нарушили Устав партии и выработанное Лениным решение Х съезда партии «О единстве партии», в котором говорится:

«Чтобы осуществить строгую дисциплину внутри партии и во всей советской работе и добиться наибольшего единства при устранении всякой фракционности, съезд дает Центральному Комитету полномочия применять в случаях нарушения дисциплины или возрождения или допущения фракционности все меры партийных взысканий, вплоть до исключения из партии, а по отношению к членам ЦК перевод их в кандидаты и даже, как крайнюю меру, исключение из партии. Условием применения к членам ЦК, кандидатам в ЦК и членам Контрольной Комиссии такой крайней меры должен быть созыв Пленума ЦК с приглашением всех кандидатов в ЦК и всех членов Контрольной Комиссии. Если такое общее собрание наиболее ответственных руководителей партии двумя третями голосов признает необходимым перевод члена ЦК в кандидаты или исключение из партии, то такая мера должна быть осуществляема немедленно».

Ленинская резолюция обязывает Центральный Комитет и все партийные организации неустанно крепить единство партии, давать решительный отпор любому проявлению фракционности и групповщины, обеспечивать работу действительно дружную, действительно воплощающую единство воли и действия авангарда рабочего класса — Коммунистической партии.

Пленум ЦК с огромным удовлетворением отмечает монолитное единство и сплоченность всех членов и кандидатов в члены ЦК, членов Центральной Ревизионной Комиссии КПСС, единодушно осудивших антипартийную группу. В составе Пленума ЦК не было ни одного человека, который поддержал бы эту группу.

Оказавшись перед лицом единодушного осуждения Пленумом ЦК антипартийной деятельности группы, когда члены Пленума ЦК единодушно потребовали вывода членов группы из ЦК и исключения из партии, они признали наличие сговора, вредность своей антипартийной деятельности, обязались подчиняться решениям партии.
Исходя из всего изложенного выше и руководствуясь интересами всемерного укрепления ленинского единства партии, Пленум ЦК КПСС постановляет:

1. Осудить, как не совместимую с ленинскими принципами нашей партии, фракционную деятельность антипартийной группы Маленкова, Кагановича, Молотова и примкнувшего к ним Шепилова.

2. Вывести из состава членов Президиума ЦК и из состава ЦК т.т. Маленкова, Кагановича и Молотова; снять с поста Секретаря ЦК КПСС и вывести из состава кандидатов в члены Президиума ЦК и из состава членов ЦК т. Шепилова.

Не публикуются пункты 3 и 4.
3. Принимая во внимание, что т.т. Булганин, Первухин, Сабуров, проявившие политическую неустойчивость, выразившуюся в поддержке ими на определенном этапе антипартийной фракционной группы, в ходе Пленума ЦК осознали свои ошибки, осудили их и помогли Пленуму ЦК разоблачить фракционную деятельность группы, Пленум ЦК считает возможным ограничиться следующими мерами:

объявить т. Булганину строгий выговор с предупреждением;
перевести т. Первухина из членов Президиума в состав кандидатов в члены Президиума ЦК;
вывести т. Сабурова из состава членов Президиума ЦК.

4. Признать необходимым обратиться от имени Пленума ЦК КПСС с закрытым письмом к партийным организациям, ко всем членам и кандидатам в члены КПСС и утвердить текст письма «Об антипартийной группе Маленкова Г.М., Кагановича Л.М., Молотова В.М.».

*   *   *

Единодушное осуждение Центральным Комитетом партии фракционной деятельности антипартийной группы т.т. Маленкова, Кагановича, Молотова послужит дальнейшему укреплению единства рядов нашей ленинской партии, укреплению ее руководства, делу борьбы за генеральную линию партии.

Центральный Комитет партии призывает коммунистов еще теснее сплотить свои ряды под непобедимым знаменем марксизма-ленинизма, направить все свои силы на успешное решение задач коммунистического строительства.

(Принято 29 июня 1957 г. единогласно всеми членами Центрального Комитета, кандидатами в члены Центрального Комитета, членами Центральной Ревизионной Комиссии при одном воздержавшемся — в лице т. Молотова.)


© ФКУ «Российский государственный архив новейшей истории»
Ф.2. Оп.1. Д.259. Л.127об-128об.

XX век