Советско-французский договор о взаимной помощи
02.05.1935
1

Советско-французский договор о взаимной помощи стал основой политики «коллективной безопасности», проводившейся СССР в 1933-1939 гг. и направленной против угрозы агрессии нацисткой Германии и её союзников. Договор предусматривал взаимную помощь на тот случай, если одна из договаривающихся сторон станет объектом агрессии со стороны третьего государства. Замыслы советских руководителей и части политических лидеров Франции, Чехословакии и других стран Европы создать целостную систему коллективной безопасности не удались — прежде всего из-за политики умиротворения агрессора, проводившейся Великобританией и Францией. Франция не выполнила своих обязательств по защите Чехословакии в 1938 г., после чего СССР стал искать возможность сменить ненадежных партнеров, что вело к советско-германскому сближению в 1939 г.


Советско-французский договор 1935 г. стал вершиной политики СССР, направленной на создание системы коллективной безопасности.

В 20-е годы СССР, хотя и был признан рядом европейских государств, но все же оставался «изгоем» системы международных отношений, заложенной в 1919 г. Версальским договором, подводившим итоги Первой мировой войны. СССР не входил в Лигу наций и был оплотом Коминтерна, грозившего мировой революцией капиталистическим странам. Но после прихода нацистов к власти в Германии в 1933 г. и возникновения здесь очага военной опасности, политика советского руководства начинает меняться. В качестве альтернативы политике советско-германского сближения, проводившейся в 20-е годы, было решено искать дружбы с Францией. Это соответствовало и намерениям французских правящих кругов, также заинтересованных в создании противовеса гитлеровской Германии. Сторонником сближения с СССР против Германии был министр иностранных дел Франции Луи Барту.

20 октября 1933 г. Германия вышла из Лиги наций, бросив тем самым вызов гарантам Версальского договора Франции и Великобритании.

В ноябре 1933 г. Политбюро ЦК ВКП(б) приняло принципиальное решение о переориентации внешней политики с Германии на Францию. 11 января 1934 г. было подписано советско-французское торговое соглашение, а 16 февраля — советско-британское. СССР был готов вступить в Лигу наций, которая раньше рассматривалась Москвой как штаб мирового империализма. Теперь Советский Союз хотел стать лояльным членом мирового сообщества. 19 декабря 1933 г. Политбюро окончательно приняло решение о готовности вступить в Лигу наций (при условии, что арбитраж Лиги может касаться только тех обязательств, которые СССР принял после вступления в нее, а не старых споров, таких как Бессарабия). СССР предложил и другие оговорки, которые были проигнорированы странами Лиги.

18 сентября 1934 г. СССР все же вступил в эту организацию, «чтобы, в рамках Лиги наций, заключить региональное соглашение о взаимной защите от агрессии со стороны Германии». После этого Барту сказал: «Моя главная задача достигнута — правительство СССР теперь будет сотрудничать с Европой».

«Окружение» Германии сначала предполагалось вести не жестко, предложив заключить «Восточный пакт» по образцу соглашения в Локарно 1925 г., гарантировавшее западные границы Германии. Теперь немцам предлагалось также гарантировать неизменность восточных границ своего государства, определенных в Версале в 1919 г. По плану французской дипломатии «восточное Локарно» должны были подписать Германия, СССР, Чехословакия, Польша и государства Прибалтики. При этом Франция и СССР должны были заключить отдельную конвенцию, которая также гарантировала «Восточный пакт» и Локарно. Но Франция не была восточноевропейским государством. Поэтому возникла идея двух раздельных договоров — советско-французского и «Восточного». Нарком иностранных дел СССР Максим Литвинов предлагал объединить две эти схемы, убеждая Барту, что нужен «Восточный пакт» с участием Франции, но без Германии. Литвинов не верил, что Гитлер согласится подписать этот пакт.

Действительно, идея «Восточного пакта» была чужда Гитлеру — он планирован вернуть для начала территории, отторгнутые от Германии после Первой мировой войны, а также Австрию, население которой говорило по-немецки. Барту пытался убедить британских коллег, у которых сложились более теплые отношения с немцами, присоединиться к пакту. Но Великобритания не желала вступать в союзы с участием СССР. Барту, ссылаясь на недавний прецедент, угрожал договориться на союз с Россией без Великобритании и Германии: «В далеком прошлом республиканская Франция заключила договор с царской Россией, хотя их режимы очень отличались друг от друга. География, однако, определяла историю, и возник франко-русский союз».

К осени 1934 г. стало окончательно ясно, что Германия не намерена участвовать в Восточном пакте. На повестку дня встал вопрос о заключении договора о коллективной безопасности между СССР, Францией и ее восточноевропейскими союзниками. Новая редакция «Восточного пакта» носила открыто антигерманскую направленность. Но между странами-участницами возникли разногласия. Польша, желавшая сохранить сотрудничество с Францией, не хотела оказаться в союзе с СССР, неофициально имевшим к ней территориальные претензии. 26 января 1934 г. Польша заключает с Германией пакт о ненападении, решив, что безопаснее дружить с Германией, чем с Советским Союзом. Участие в пакте Румынии не устраивало СССР, открыто претендовавший на возвращение Бессарабии.

Барту предпринимал огромные усилия, чтобы как-то разрешить эти проблемы. В резерве у него оставался вариант «Балканской Антанты» — союза Югославии, Румынии, Греции и Турции. Но все эти государства, заключившие между собой союз, не желали заключать пакт с СССР, так как были настроены антикоммунистически.

9 октября 1934 г. в Париж прибыл король Югославии Александр, уже много лет пытавшийся сплотить сербов, хорватов, словенцев и македонцев в единую нацию. Когда Барту, встречавший Александра, ехал с ним в открытой машине, в процессию стрелял македонский террорист, погибли оба государственных деятеля. 

Новый французский министр иностранных дел Пьер Лаваль был гораздо меньшим энтузиастом борьбы против Германии, чем его предшественник. Через пять лет Франция будет разгромлена Германией, и Лаваль возглавит марионеточное пронацистское правительство. В 1945 г. его казнят как коллаборациониста. В 1935 г. Лаваль действовал по инерции, продолжая политику Барту, постоянно оглядываясь на Великобританию, которая отрицательно относилась к военному союзу с СССР. Со стороны СССР на французского министра «давил» советский полпред Владимир Потёмкин — будущий первый заместитель наркома иностранных дел.

Проект «Восточного пакта» не реализовался. СССР и Франция решили оформить договорами то, что осталось от него: треугольник СССР-Франция-Чехословакия. Чехословакия оказалась в «треугольнике» как союзник Франции — к СССР в Праге питали чувства опасения, но он был далеко, а Германия — несла непосредственную угрозу.

2 мая 1935 г. был заключен пакт о взаимопомощи между СССР и Францией, а 16 мая — между СССР и Чехословакией. Пакты предусматривали помощь трех стран друг другу в случае, если одна из сторон окажется жертвой агрессии. Помощь эта должна была оказываться после соблюдения процедуры переговоров, в полном соответствии с уставом Лиги наций (что еще раз подчеркивало важную роль этой организации, также призванной поддерживать безопасность в Европе).

Но советские руководители опасались, что Франция может спровоцировать советско-германский конфликт и остаться в стороне, направив германскую агрессию на восток. СССР обещал помощь Чехословакии только в том случае, если она будет оказана и со стороны Франции. Французская сторона специально оговорила, что СССР не получит помощи в случае, если союз с СССР будет противоречить обязательствам Франции в отношении восточноевропейских соседей СССР. То есть союз был направлен исключительно против Германии. Механизм консультаций был призван также оказать воздействие на принятие решений в Лиге наций, то есть воздействовать на Великобританию и Италию.

Пакт должен был иметь своим логическим продолжением создание более широкой системы безопасности. В противном случае он мог вступить в действие только в случае германо-чехословацкого конфликта, при нападении Германии на территорию Чехословакии (о нападении Германии на Францию в 1935 г. не могло идти и речи).  Но П. Лаваль и последующие лидеры Франции не были заинтересованы в расширении системы коллективной безопасности, так что истинным испытанием для пакта стал именно Судетский кризис 1938 г.

Германия настаивала на присоединении принадлежащей Чехословакии Судетской области, потому что она была населена преимущественно немцами. Эта аннексия противоречила международному праву, которое обязались защищать члены Лиги наций. Франция предпочла отказаться от выполнения своих союзнических обязательств перед Чехословакией, что в значительной степени предопределило Мюнхенский сговор великих держав за её счет. Чехословакия, оставшись без поддержки Франции, капитулировала, не дав Советскому Союзу повода вмешаться в европейский конфликт. Это определило скептическую позицию СССР на англо-франко-советских переговорах 1939 г., когда не был использован последний до начала войны шанс создать антигитлеровскую коалицию с участием СССР. Сталин не доверял Франции и Великобритании и обдумывал возможность вернуться к сотрудничеству с Германией. После заключения германо-советского пакта 23 августа 1939 г. положения советско-французского пакта 1935 г. безнадежно устарели.

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик и президент Французской Республики,

воодушевленные желанием укрепить мир в Европе и гарантировать его благо для своих стран, обеспечив более полным образом точное применение положений устава Лиги наций, направленных к поддержанию национальной безопасности, территориальной целостности и политической независимости государств,

решив посвятить свои усилия подготовке к заключению европейского соглашения, преследующего эту цель, и, впредь до этого, способствовать насколько это от них зависит эффективному применению положений устава Лиги Наций, 
решили заключить договор с этой целью и назначили своими уполномоченными:

Центральный Исполнительный Комитет Союза Советских Социалистических Республик:

г. Владимира Потемкина, Члена Центрального Исполнительного Комитета, Чрезвычайного и Полномочного Посла при Президенте Французской Республики,

Президент Французской Республики:

г. Пьера Лаваля, Сенатора, Министра Иностранных Дел,

которые после обмена своими полномочиями, признанными находящимися в должной форме и надлежащем порядке, условились о следующих постановлениях:

Статья 1.

В случае, если СССР или Франция явилась бы предметом угрозы или опасности нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и соответственно СССР обязуются приступить обоюдно к немедленной консультации в целях принятия мер для соблюдения постановлений статьи 10 статута Лиги Наций.

Статья 2.

В случае, если в условиях, предусмотренных в статье 15, параграф 7 статута Лиги Наций, СССР или Франция явилась бы, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, Франция и взаимно СССР окажут друг другу немедленно помощь и поддержку.

Статья 3.

Принимая во внимание, что согласно статье 16 статута Лиги Наций, каждый член Лиги, прибегающий к войне вопреки обязательствам, принятым в статьях 12, 13, или 15 статута, тем самым рассматривается как совершивший акт войны против всех других членов Лиги, СССР и взаимно Франция обязуются в случае, если одна из них явится, в этих условиях, и, несмотря на искренние мирные намерения обеих стран, предметом невызванного нападения со стороны какого-либо европейского государства, оказать друг другу немедленно помощь и поддержку, действуя применительно к статье 16 статута.

То же обязательство принято на случай, если СССР или Франция явится предметом нападения со стороны европейского государства в условиях, предусмотренных в параграфах 1 и 3 статьи 17 статута Лиги наций.

Статья 4.

Так как обязательства, установленные выше, соответствуют обязанностям Высоких Договаривающихся Сторон, как Членов Лиги Наций, то ничто в настоящем Договоре не будет толковаться, как ограничение задачи этой последней принимать меры, способные эффективно ограждать всеобщий мир, или как ограничение обязанностей, вытекающих для Высоких Договаривающихся Сторон из статута Лиги Наций.

Статья 5.

Настоящий Договор, коего русский и французский тексты будут иметь одинаковую силу, будет ратификован и ратификационные грамоты будут обменены в Москве, как только это будет возможно. Он будет зарегистрирован в Секретариате Лиги Наций. 

Он вступит в силу с момента обмена ратификациями и будет оставаться в силе в течение пяти лет. Если он не будет денонсирован одной из Высоких Договаривающихся Сторон с предупреждением по крайней мере за один год до истечения этого периода, то он остается в силе без ограничения срока, при чем каждая из Высоких Договаривающихся Сторон будет иметь возможность прекратить его действие путем заявления об этом с предупреждением за один год.

В удостоверение чего уполномоченные подписали настоящий Договор и приложили к нему свои печати.

Совершено в Париже, в двух экземплярах.

2 Мая 1935 года.

ПРОТОКОЛ ПОДПИСАНИЯ.

В момент подписания советско-французского Договора взаимной помощи от сего числа, Уполномоченные подписали нижеследующий протокол, каковой будет включен в обмениваемые ратификационные грамоты Договора.

I.

Установлено, что следствием статьи 3 является обязательство каждой Договаривающейся Стороны оказать немедленную помощь другой, сообразуясь безотлагательно с рекомендациями Совета Лиги Наций, как только они будут вынесены в силу статьи 16 статута. Условлено также, что обе Договаривающиеся Стороны будут действовать согласно, дабы достичь того, что Совет вынес свои рекомендации со всей скоростью, которой потребуют обстоятельства, и что, если, несмотря на это, Совет не вынесет, по той или иной причине, никакой рекомендации, и если он не достигнет единогласия, то обязательство помощи тем не менее будет выполнено. Условлено также, что обязательства помощи, предусмотренные в настоящем Договоре, относятся лишь к случаю нападения, совершенного на собственную территорию той или другой Договаривающейся Стороны.

II.

Так как общее намерение обоих правительств состоит в том, чтобы ни в чем не нарушать, настоящим Договором, обязательств, принятых ранее СССР и Францией по отношению к третьим государствам, в силу опубликованных договоров, то условлено, что постановления упомянутого Договора не могут иметь такого применения, которое, будучи несовместимым с договорными обязательствами, принятыми одной из Договаривающихся Сторон, подвергло бы эту последнюю санкциям международного характера.

III.

Оба правительства, считая желательным заключение регионального соглашения, целью которого явилась бы организация безопасности договаривающихся государств и которое вместе с тем могло бы включить обязательства взаимной помощи или сопровождаться таковыми, признают друг за другом возможность в соответствующем случае участвовать, с обоюдного согласия, в той форме, прямой или косвенной, которая представлялась бы подходящей, в подобных соглашениях, причем обязательства этих соглашений должны заменить собой те, которые вытекают из настоящего Договора.

IV.

Оба правительства констатируют, что переговоры, результатом которых явилось подписание настоящего Договора, были начаты первоначально в целях дополнения соглашения о безопасности, охватывающего страны северо-востока Европы, а именно: СССР, Германию, Чехословакию, Польшу и соседние с СССР государства; наряду с этим соглашением должен был быть заключен  договор о помощи между СССР, Францией и Германией, в котором каждое из этих трех государств должно было обязаться к оказанию  поддержки тому из них, которое явилось бы предметом нападения со стороны одного из этих трех государств. Хотя обстоятельства до сих пор не позволили заключить эти соглашения, которые обе стороны продолжают считать желательными, но тем не менее обязательства, изложенные в советско-французском Договоре о помощи, должны пониматься, как имеющие действовать лишь в тех пределах, которые имелись в виду в первоначально намечавшемся трехстороннем соглашении. Независимо от обязательств, вытекающих из настоящего

Договора, напоминается вместе с тем, что согласно советско-французскому пакту о ненападении от 29-го ноября 1932 года и при том без ущерба для универсальности обязательств этого пакта, в случае, если бы одна из Сторон подверглась нападению одной или нескольких третьих европейских держав, не предусмотренных в вышеназванном тройственном соглашении, другая Договаривающаяся Сторона должна будет воздерживаться в течение конфликта от прямой или косвенной помощи или поддержки нападающему или нападающим, причем каждая из Сторон заявляет, что она не связана никаким соглашением о помощи, которое находилось бы в противоречии с этим обязательством.

Совершено в Париже, в двух экземплярах, 

2 мая 1935 года.

XX век